Фестиваль GAMMA в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ пройдет 23-24 июля 2016 года на нескольких музыкальных площадках и в арт-галереях города

Санкт-Петербург Невский проспект фото: София Загряжская

Санкт-Петербург
Невский проспект
фото: София Загряжская

Фестиваль GAMMA стремится стать одним из самых ярких летних событий Санкт-Петербурга. Новые формы искусства, новейшие тенденции в музыке, выступления ведущих электронных музыкантов мира и России, дневные лекции и мастер-классы охватывающие самое актуальное и интересное, документальное кино о музыке и людях, яркие работы медиа-художников, которые представят несколько аудио-визуальных инсталляций, авторские ресайкл-инсталляции и многое другое. 4 сцены, часть из которых расположены под открытым небом, примут около 50 артистов со всего мира, а уникальная индустриальная территория проведения фестиваля, где растения одерживают уверенную победу над бетоном и железом, впервые за десятки лет «оживет», трансформируясь в цельный арт-объект.

Обозначая мощную связь между творчеством и технологиями, искусством и человеком, вдохновением и эмоциями — фестиваль призван объединить всё самое актуальное, креативное и интересное в одно действие, и стать глобальным ориентиром, местом встречи, местом вдохновения и рождения чего-то абсолютно нового…

На 4-х сценах 23 и 24 июля пройдут выступления ярких представителей мировой музыкальной сцены от академической неоклассики до глубокого техно.

Участники:
BYETONE A/V LIVE (DE, Raster-Noton) ▼ KANGDING RAY A/V LIVE (FR, Stroboscopic Artefacts, Raster-Noton) ▼ FRED P (New York, Soul People Music) ▼ FUNCTION (Berlin, Ostgut Ton) ▼ POLAR INERTIA LIVE (Paris, Dement3d) ▼ MARTIN KOHLSTEDT LIVE (Germany, Kick the Flame) ▼ ROBERT DREWEK (DE, Rawax, Chiwax, Housewax) ▼ ABDULLA RASHIM LIVE (SWE, Northern Electronics) ▼ ALBERT VAN ABBE LIVE (NL, No Comment) ▼ SHLØMO LIVE (FR, Delsin, Taapion) ▼ FRANCOIS X (FR, DEMENT3D, Affin) ▼ MICK WILLS (DE, International Deejay Gigolo) ▼ ROBERT LIPPOK A/V LIVE (DE, Raster-Noton) ▼ Benoît and the Mandelbrots A/V LIVE (DE, Syff) ▼ SOLAR BEARS LIVE (Dublin, Planet Mu) ▼ ERIC CLOUTIER (New York, The Bunker NY) ▼ TADEO LIVE (Madrid, Non Series) ▼ DADUB LIVE (Berlin, Stroboscopic Artefacts) ▼ VARG LIVE (Sweden, Northern Electronics) ▼ INNER 8 LIVE (Berlin, Holotone) и многие другие…

GAMMA расположится на территории бывшей экспериментальной судостроительной верфи Санкт-Петербурга, 5 музыкальных сцен, множество арт-объектов, импровизированные арт-галереи, виниловый маркет, фуд-траки, лекторий, кинотеатр и другие зоны расположатся среди растений и деревьев, которые поглощают остатки старых зданий. В создании фестиваля играют важную роль ресайкл-инсталляции, основной идеей которых является вторичная переработка материалов и предметов, найденных на территории верфи для создания арт-объектов.

Местоположение: Cанкт-Петербург, Петровская Коса 7 (ст.м: Крестовский остров, Чкаловская, Спортивная)

Арт-галерея "НЕБО" представит работы современных художников на фестивале GAMMA. Арт-галерея ”НЕБО” - это пространство популяризации, развития и поддержки актуального российского искусства. Галерея представит на фестивале широкий спектр смелых идей, эстетических концепций и большое разнообразие художественных жанров и стилей.  Фотография, живопись, цифровая живопись, графика, инсталляция, в общей сложности будет показано около ста работ.

Арт-галерея «НЕБО» представит работы современных художников на фестивале GAMMA.
Арт-галерея ”НЕБО” — это пространство популяризации, развития и поддержки актуального российского искусства. Галерея представит на фестивале широкий спектр смелых идей, эстетических концепций и большое разнообразие художественных жанров и стилей.
Фотография, живопись, цифровая живопись, графика, инсталляция, в общей сложности будет показано около ста работ.

Художник Лиана "Норд" Горохова Одна из участниц выставки в Арт-галерее "Небо" в рамка фестиваля GAMMA Родилась в г.Зеленодольск в 1987г. После окончания 9 классов общеобразовательной школы поступила в Казанское художественное училище им.Н.И. Фешина на факультет "живопись".  С 2010г. живет в Санкт-Петербурге.

Художник
Лиана «Норд» Горохова
Одна из участниц выставки в Арт-галерее «Небо»
в рамка фестиваля GAMMA
Родилась в г.Зеленодольск в 1987г. После окончания 9 классов общеобразовательной школы поступила в Казанское художественное училище им.Н.И. Фешина на факультет «живопись».
С 2010г. живет в Санкт-Петербурге.

Выставка ЕВГЕНИЯ ОКИНШЕВИЧА в РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ открыта до 7 августа 2016 года в Галерее искусств ЗУРАБА ЦЕРЕТЕЛИ. Адрес: ПРЕЧИСТИНКА, 19 МОСКВА

Евгений Окиншевич  на фоне своей работы  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 г.

Евгений Окиншевич
на фоне своей работы
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 г.

Евгений Окиншевич на открытии своей персональной выставки  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич
на открытии своей персональной выставки
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

Каталог  персональной выставки Евгения Окиншевича "Прикосновение" в Российской Академии художеств до 7 августа 2016 г.

Каталог
персональной выставки
Евгения Окиншевича
«Прикосновение»
в Российской Академии художеств
до 7 августа 2016 г.

Константин Худяков Председатель ТСХР на открытии персональной выставки  Евгения Окиншевича  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Константин Худяков
Председатель ТСХР
на открытии персональной выставки
Евгения Окиншевича
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич с коллегами  на открытии своей персональной выставки  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич
с коллегами
на открытии своей персональной выставки
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

Виктор Орловский  архитектор, профессор кафедры живописи МАРХИ и Маргарита Юркова  художник на фоне работ Евгения Окиншевича

Виктор Орловский
архитектор, профессор кафедры живописи МАРХИ
и Маргарита Юркова
художник
на фоне работ Евгения Окиншевича

На выставке Евгения Окиншевича  в Российской Академии художеств

На выставке Евгения Окиншевича
в Российской Академии художеств

Евгений Окиншевич с коллегами  на открытии своей персональной выставки  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич
с коллегами
на открытии своей персональной выставки
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

 Евгений Окиншевич с коллегами  на открытии своей персональной выставки  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич
с коллегами
на открытии своей персональной выставки
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

Автопортрет  Евгения Окиншевича  в каталоге выставки "Прикосновения"  в Российской Академии художеств

Автопортрет
Евгения Окиншевича
в каталоге выставки
«Прикосновения»
в Российской Академии художеств

Художник Маргарита Юркова на фоне работ Евгения Окиншевича  на выставке в Российской Академии художеств 19 июля 2016 года

Художник Маргарита Юркова
на фоне работ Евгения Окиншевича
на выставке в Российской Академии художеств
19 июля 2016 года

Евгений Окиншевич "Возрождение" холст, масло 1994 г.

Евгений Окиншевич
«Возрождение»
холст, масло
1994 г.

Евгений Окиншевич на выставке в Академии Арт-Релиз.РФ

Евгений Окиншевич  "Букет с виноградными листьями"  2014 г.  холст, масло

Евгений Окиншевич
«Букет с виноградными листьями»
2014 г.
холст, масло


19 июля 2016 года в МВК РАХ Галерее искусств Зураба Церетели (Пречистенка, 19) состоялось торжественное открытие выставки живописных произведений члена Союза архитекторов России, члена Творческого союза художников России, кандидата архитектуры, профессора МАрхИ, члена-корреспондента международной академии культуры и искусства — Евгения Анатольевича Окиншевича «Прикосновения».
Евгений Окиншевич – принадлежит к когорте архитекторов-художников. Он многие годы преподает живопись в Московском архитектурном институте. При этом Окиншевич – практикующий архитектор, автор ряда проектов и построек, монументально-декоративных работ, научно-исследовательских разработок в области архитектурной колористики, лауреат многих премий в области архитектуры. Художник признается, что так и не смог в своей жизни сделать выбор в пользу живописи или архитектуры.
Е.А.Окиншевич родился 29 января 1948 года в городе Красногоровка Донецкой области. Окончил Московский архитектурный институт (государственную академию). В 1978–1980 годах преподавал на кафедре живописи МАрхИ, а с 1995 года и по настоящее время является профессором кафедры.
Окиншевич участник множества крупнейших российских и зарубежных выставок. Работы художника находятся в частных коллекциях и галереях России и за рубежом: в США (галерея Tommy Thompson, Хьюстон), Швеции (галерея «Интим», Стокгольм), Японии, Австралии, Франции, Германии, Югославии, Кувейте, Польше.
Архитектурное начало, склонность к цветовой и световой экспрессии обусловили особенности творческого стиля художника в самых ранних работах. Важной особенностью живописных работ Евгения Окиншевича является также мощное и одновременно легкое воздушное пространство, которому художник на своих полотнах всегда отводит много места. Композиции большинства произведений часто не заполнены целиком, воздушная среда, создаваемая цветом и светом, играет в них самостоятельную эмоциональную роль («Инверсия», 1990, «Запуск змея», 1996).
Умение передать зримо незримое – одна из отличительных особенностей живописных работ Евгения Окиншевича. Образы на полотнах, рожденные к жизни личными переживаниями и ассоциациями художника, возникают словно под воздействием потусторонней силы, которая, подобно мощному напористому ветру, располагает мазки краски на холсте в соответствии с определенным ритмом. Таково внутреннее движение души художника («внутренний импульс», по его собственному выражению), которое диктует его руке цвет, ритм, композицию будущего полотна.
Окиншевич – наследник европейской традиции колоризма. Приняв живопись Кандинского и Дюфи, Сезанна и Поллока, Окиншевич создал свою собственную живописную манеру, легко узнаваемую в постмодернистском пространстве современного искусства. Его свободное, лёгкое, прозрачное и одновременно плотное, насыщенное экспрессивно-ритмическими мазками живописное построение картины создавало ощущение динамического движения, полёта.
В разговоре о своем творчестве художник часто упоминает связь с Космосом: «Живопись, особенно экспрессивная, возникая на холсте импульсами, отвечает космической ритмике. Энергия Космоса в момент написания картины передается (проникает) в живописную ткань и остается (аккумулируется) в ней, “выходя” к зрителю при её созерцании…».
В последние годы Окиншевич все больше отдает предпочтение лирической абстракции. В эти работы можно всматриваться, словно в чашу раку, бесконечно долго, забыв о времени, открывая для себя всё новые галактики метафизического пространства Вселенной художника. Именно в этих работах с новой силой проявился интерес художника к цвету. Он работает с локальными открытыми цветами, жизнеутверждающее созвучие которых принимается им как данность («Карнавал леса», 2012, «Белый танец», 2014, «Преодоление горизонта», 2015). Их звучность, создаваемая широкими свободными мазками, становится еще глубже, выразительнее, экспрессивнее. Впечатление, что художник с течением временем раскрепощается в своей живописной технике, отдаваясь свободному течению чувства и мысли. Его произведения отличает музыкальность, тема музыки в них присутствовала всегда («Полифонический пейзаж», 1990, «Кантата», 2013, «Кантата 2», 2014, и т.д.).
В экспозицию включено более ста произведений разных лет, что позволит зрителю в полной мере оценить творчество художника.

Евгений Окиншевич  на фоне своей работы  в Российской Академии художеств 19 июля 2016 г.

Евгений Окиншевич
на фоне своей работы
в Российской Академии художеств
19 июля 2016 г.

Афиша выставки  Евгения Окиншевича  в Российской Академии художеств

Афиша выставки
Евгения Окиншевича
в Российской Академии художеств

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ «ПОРТРЕТ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ» — 2016. Выставка «РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА И КРЫМ». Дом-музей МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ, 30 июля – 14 августа 2016 года

Скульптор  Иван Коржев Максимилиан Волошин

Скульптор
Иван Коржев
Максимилиан Волошин

При поддержке Творческого Союза Художников России
Выставка «Русская литература и Крым»
Дом-музей Марины Цветаевой, 30 июля – 14 августа 2016 года
Открытие выставки 30 июля 2016 года в 16.00
Участники выставки:
Народный художник России Геннадий Севостьянов, художник и скульптор Дмитрий Жилов;
Заслуженные художники России: Геннадий Животов, Валерий Рябовол, Николай Чибисов, скульптор Иван Коржев; художники: Раиса Арефьева, Сергей и Виктория Афонские, Павел Борисов, Татьяна Горелова, Леонид Козлов, Наталия Неделькина, Маргарита Сюрина, иконописец Людмила Чибисова и скульптор Владимир Чибисов

ПРЕСС-РЕЛИЗ

Эти пределы прекрасны уж тем,
Что однажды под вечер
Пушкин на них поглядел с корабля,
По дороге в Гурзуф…

Максимилиан Волошин

Третий сезон художественного проекта «Портрет Российской Словесности» открывается 30 июля 2016 года в Доме-музее Марины Цветаевой (Борисоглебский переулок, дом 6) экспозицией «Русская литература и Крым». В камерных залах музея художники-участники проекта представят портретную галерею русских поэтов, писателей и деятелей культуры, чьи судьбы и творчество неразрывно связаны с древней землёй крымского полуострова. Связаны неразрывно, но очень по-разному: Максимилиан Волошин построил здесь дом, ставший не только удивительно творческим, но и спасительным местом для многих людей отечественной культуры в лихие времена, увлеченно и преданно писал Крым словом и кистью; а Владимир Набоков был здесь совсем юным и навсегда покинул Россию, отчалив от крымских берегов на судне «Надежда» 15 апреля 1919 года. Был он здесь недолго, но написал поэму «Крым» (1920) удивительно тонкую и точную по колориту, замечательный цикл ранних стихов о Крыме и каждый читатель, знакомый с творчеством гениального писателя, найдет отголоски крымских образов в творчестве Набокова – от рассказа «Машенька» до романов «Пнин» и «Другие берега».
Антон Павлович Чехов жил и творил в Гурзуфе и Ялте, создавая целый ряд бессмертных персонажей, а Анна Андреевна Ахматова всего лишь бывала в Севастополе в юности, отказываясь грести на водных прогулках наравне со всеми; Фёдор Иванович Шаляпин пел в гостях у князя Льва Николаевича Голицына — в знаменитом гроте Нового Света для последнего русского Государя-императора и его семьи, а Александр Куприн писал «Лестригонов» — о Балаклаве и тамошних рыбаках.
Александр Грин создавал здесь свой романтически-возвышенный мир, сотканный из ветра, волн и парусов, а Осип Мандельштам грустное и даже страшное стихотворение «Старый Крым» и критические статьи о превратном толковании в документальном советском кинематографе роли крымско-татарского народа в истории полуострова. Здесь, в Коктебеле у Макса Волошина познакомились Марина Цветаева и Сергей Эфрон; здесь, в Алупке, Александр Сергеевич Пушкин получил в подарок от графини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой древний сердоликовый караимский перстень – воспетый самим поэтом знаменитый талисман, оберегавший его до последних дней.
Здесь Лев Николаевич Толстой во многом сформировал свое творческое видение – от увиденных страшных картин войны во время обороны Севастополя («Севастопольские рассказы») до гениального философского осмысления этой темы в романе «Война и мир». Лев Толстой гостил у графини Софьи Паниной и в последние годы своей жизни – тяжело больной русский гений приехал в Гаспру осенью 1901 года, где провел девять месяцев и несколько раз был при смерти – и в Ялту шли бесконечные телеграммы из всех стран мира: «Что Толстой?..» Именно здесь, у подножия апостольской крымской вершины Ай-Петри (Святого Петра) он и написал тогда своё знаменитой письмо Государю-императору, начинавшееся словами апостольского послания: «Любезный брат мой…»
Традиционно в отечественном литературоведении считается, что Михаил Юрьевич Лермонтов никогда не был в Крыму; однако же, существует литературная мистификация Павла Петровича Вяземского, опубликованная им в 1887 году в журнале «Русский архив» — письма французской поэтессы Адель Омер де Гелль. Согласно этому источнику Лермонтов и Адель посетили имение Нарышкиных-Шуваловых в Мисхоре в 1840 году, где поэт написал стихотворное посвящение Адель на французском в знаменитом парке «Софиевка» под… березой. Береза в парке действительно росла, «Письма Адель» были написаны столь убедительно – с подробным описанием Симеиза, Алупки, Мисхора, — что современники приняли публикацию за чистую правду. В 1930-х годах «мисхорский миф» был развенчан, однако уже 1980-х годах рассматривается обоснованность мистификации Вяземского, в частности, биограф Лермонтова Эмма Герштейн высказывается о косвенных свидетельствах (письмах, дневниках) тайного появления Михаила Лермонтова в Мисхоре.
Всё это, помноженное на авторское видение темы каждым художником-участником, ожидает посетителя выставки «Русская литература и Крым» в музее Марины Цветаевой с 30 июля до 14 августа 2016 года. С обязательным участием на наших выставках образов Святых – ведь именно в Крыму принял Крещение Святой Равноапостольный князь Владимир, от древней Христианской традиции, привитой однажды Таврическим землям Святым Апостолом Андреем Первозванным.
Не останется неохваченной и тема крымской архаики, как раз уходящая в апостольскую эпоху, когда влияние Древней Греции на культуру Тавриды было значительно – как и влияние на формирование Древней Русской культуры.

На открытии выставки «Русская литература и Крым» представят свою поэтическую творческую программу современные русские поэты объединения ДООС – во главе с поэтом Константином Кедровым. Константин Кедров и Елена Кацюба представят новый номер журнала «ПОэтов», посвященный Крыму, где они бывают ежегодно на литературных фестивалях. В этом сезоне наши постоянные участники-поэты ДООС-цы предстанут перед посетителем и в самой экспозиции – несколько портретов посвящено современникам, читающим и пишущим в Крыму.
И, конечно же, будет на выставке «Русская литература и Крым» наше неизменное и постоянное посвящение Марине Цветаевой – зашифрованное движением кисти в морских пейзажах и в цветении миндальных деревьев, что таинственно и удивительно точно определяет тему изначально и, как знать, возможно, что это — навсегда…

Художник Маргарита Сюрина, руководитель проекта «Портрет Российской Словесности»

Маргарита Сюрина "Ай-Петри и Лермонтов" 2016 г.

Маргарита Сюрина
«Ай-Петри и Лермонтов»
2016 г.

Маргарита Сюрина  Портрет Константина Кедрова  (Кедров среди кедров)  2016 год  черная бумага, карандаш 70х100

Маргарита Сюрина
Портрет Константина Кедрова
(Кедров среди кедров)
2016 год
черная бумага, карандаш
70х100

Маргарита Сюрина "Поэт Маргарита Аль и Коктебель"  2016 г.

Маргарита Сюрина
«Поэт Маргарита Аль и Коктебель»
2016 г.

Раиса Арефьева "За Крым, за Севастополь"

Раиса Арефьева
«За Крым, за Севастополь»

Павел Борисов Анна Ахматова 1995 50х30 холст, масло

Павел Борисов
Анна Ахматова 1995
50х30
холст, масло

Павел Борисов "Чехов" 41х21  1995 год холст, масло

Павел Борисов
«Чехов»
41х21
1995 год
холст, масло

Виктория Афонская  Портрет Марины Цветаевой

Виктория Афонская
Портрет Марины Цветаевой

Леонид Козлов "Марина Цветаева и Сергей Эфрон с детьми"  2016 г.

Леонид Козлов
«Марина Цветаева и Сергей Эфрон с детьми»
2016 г.

Валерий Рябовол " Крым. Дом-музей А.П. Чехова "

Валерий Рябовол
«Крым. Дом-музей А.П. Чехова»

Скульптор Владимир Чибисов  "Звездный Пегас"

Скульптор Владимир Чибисов
«Звездный Пегас»

Интервью Президента АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ ЮРИЯ АНТОНОВИЧА БЕЛЯЕВА в программе Радио «МАЯК» на тему «Прервалась ли связь гуманистической традиции в русской литературе в современную эпоху?» С ведущим ИГОРЕМ РУЖЕЙНИКОВЫМ

И.РУЖЕЙНИКОВ: Сегодня для меня большая честь представить нашего гостя, писателя, президента Академии Российской словесности Юрия Антоновича Беляева. Юрий Антонович, здравствуйте.
Ю.БЕЛЯЕВ: Здравствуйте.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, спасибо, что пришли.
Ю.БЕЛЯЕВ: Спасибо за приглашение.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, скажите, пожалуйста, а вот как вам приятнее, когда вас представляют, писатель и президент Академии Российской словесности или, наоборот, президент Академии, а потом писатель?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, ну, конечно, самое высокое звание, я считаю, в мире литературы и искусства, это поэт, поэт с большой буквы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Поэт, да.
Ю.БЕЛЯЕВ: Если бы меня считали, представляли, как поэта с большой буквы, то не нужно уже никаких дополнительных ни президентств, ни сенаторств, ничего. Поскольку, вы знаете, ведь в истории самые великие имена это от Гомера, Шекспира до Пушкина. И ведь в эпоху Гомера, сколько было греческих царей, мы не запомнили.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Мы никого не помним, да.
Ю.БЕЛЯЕВ: Кто помнит, кто был правителем Италии или даже римским папой во времена Микеланджело? Ну, мы помним, что это Юлий II, и то, потому что он заставил Микеланджело написать «Сикстинскую капеллу» расписать.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, совершенно справедливо, и троянских царей мы помним только потому, что о них писал Гомер. 
Ю.БЕЛЯЕВ:  Конечно. Поэтому выше звания поэта, конечно, ничего не существует. Хотя я к этому еще недавно добавил, потом мы можем сказать об этом, я ведь стал еще и художником в последние годы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: О, как, поговорим об этом.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, поговорим обязательно, потому что это очень интересный момент.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, а вам хочется остаться в вечности?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, вообще-то, конечно, для творческого человека это, конечно, естественное желание. Почему, потому что, когда говорят: «Я пишу в стол», ну, это немножко такое самовыражение, немножко оно какое-то, напоминает мне дамские слезы или дамское жеманство.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это не серьезно. Графоманством тоже отдает: я пишу в стол.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, если ты пишешь картину, создаешь фильм, пишешь стихотворение, пишешь роман, естественно, ты хочешь, во-первых, аудиторию получить, а, во-вторых, чтобы эта аудитория воспроизвелась в последующие годы и поколения. А это означает уже, что ты работаешь для вечности.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Просто слово «вечность», оно такое пугающее слово.
Ю.БЕЛЯЕВ: Пугающее, да.
И.РУЖЕЙНИКОВ: До вечности доходят единицы.
Ю.БЕЛЯЕВ: Конечно. Вы задали вопрос перед этим, когда мы говорили о литературоцентричности в России, действительно Россия это литературоцентричная страна. Причем испокон веков была, со времен Ломоносова, Державина, Сумарокова. Потому что мы все помним, как Державин ставил себе в заслугу, что он истину царям с улыбкой говорил. И помним пушкинское: глаголом жечь сердца людей, его «Пророк» знаменитый, и помним евтушенковское, что в России поэт больше, чем поэт.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Евтушенко еще много, чего скажет, дай, бог, ему здоровье.
Ю.БЕЛЯЕВ: Но сейчас, правда, это утеряли. Но просто, когда я вспоминаю историю русской литературы, я вообще даже одно время у меня был, из-за того, что у нас упрощенный подход и к русской истории, и к русской литературе.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А поподробнее вот насчет упрощения.
Ю.БЕЛЯЕВ: И как раз у меня даже была лет 5, 6, 7 назад такая мысль, идея даже написать книгу, которую я бы назвал так: «Истинный путеводитель по истории русской классической литературы». Потому что там огромное количество белых пятен. И вот весь этот, мы знаем там Державин, Пушкин, Толстой, Блок, но между ними огромное количество гор. И вот я, например, по-моему, это был конец 1980-х годов, я выпустил двухтомник, как составитель и автор статей и комментариев, который назывался «Русская историческая повесть». И там было 9 новых авторов представлено советскому читателю, которые не издавались после 1917 года. И книга была настолько ошеломляющая, что при тираже в 500 тысяч ее невозможно было купить.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я сейчас вспоминаю историю советских тиражей.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, так что это укор, конечно, сегодняшнему времени.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, это в вас говорит историограф?
Ю.БЕЛЯЕВ: Так получилось, что у меня ведь двойное образование.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я знаю, я, поэтому и спрашивал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Я получил филологического факультета МГУ и исторической аспирантуры института истории СССР. Поэтому я наполовину историк, наполовину филолог, наполовину поэт, наполовину литературовед. Поэтому у меня основная профессия литературовед. И теперь уже на одну четверть художник. У меня уже больше, чем одна единица получается творческого объема.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А кто, на ваш взгляд, ну, не то, что виноват, виноватых здесь не надо искать. А почему так получилось, что, ну, подождите, может быть, для современной аудитории не столь интересны те самые писатели, которых вы открыли? Может, они интересны только специалистам?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, вот, например, во времена Пушкина, мы знаем, что действительно, я считаю, что тоже Пушкин, что его главной заслугой было то, что он явил собой чудо русской поэзии во всей его полноте. Но, тем не менее, с ним же конкурировали, соперничали по популярности и по влиянию на умы современников такие писатели, как Бестужев-Марлинский, такие писатели, как тот же самый Иван Крылов, которые басни стали уже хрестоматийными при жизни Пушкина, это и Михаил Загоскин, отец русского исторического романа, и даже Фаддей Булгарин, который позже был у нас признан реакционером. Но его романы влияли на развитие духовного менталитета общества.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, Загоскина, ладно, ему повезло, Загоскина с 1990-х годов начали издавать, потому что он довольно легко для чтения, довольно современный язык у него. Булгарина мы вроде тоже как, ну, не то, что оправдали. То есть сейчас мы о Булгарине знаем гораздо больше, нежели из школьной программы, так что другой был человек, нежели нам рассказывали. Но, может быть, знаете, на ум приходит Бабарыкин, куча писателей, которые были безумно популярны.
Ю.БЕЛЯЕВ: Салиас, Крестовский.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Салиас, граф Салиас, конечно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Лажечников.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Лажечникову, кстати, тоже повезло, тоже издают.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, даже в советское время его издавали.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, может быть, они просто своевременные были, нет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, у них есть действительно с точки даже эстетической очень сильные вещи. Вот приведу потрясающий пример, почему до сих пор вот эта белая карта русская. Вот, например, при жизни Пушкина вышла книга такого писателя, который, ну, сейчас считается даже не классиком второго ряда, а просто писателем пушкинской эпохи, Николай Павлов.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Первый раз слышу.
Ю.БЕЛЯЕВ: У него три повести были там. Так вот я, как литературовед, гарантирую, что уровень этих повестей был на уровне прозы Пушкина и Лермонтова. Это были классические повести по своей образности и языку. Они оказались где-то на дальней периферии русской литературы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А вы никогда не задавали вопрос, а почему так происходит, кстати?
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот я и хотел в этой книге разобраться, почему. Но еще есть ведь более классический пример, который, правда, не из русской литературы, но он как бы для всех должен быть показательный. Что ведь великий Шекспир, который сейчас объявлен драматургом номер один во всем мире, после своей кончины в 1616 году, хотя он был популярным драматургом того времени, поскольку он был руководителем театра «Глобус», он не ставился в той же самой Англии в течение 150 лет. И когда в конце XVIII века несколько известных артистов британской сцены обратили на него внимание, после этого началось его шествие – Европа, Россия и весь мир.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, еще можно Вивальди привести, который до XIX века, и вдруг находят. Значит, просто везение, нет никакого злого умысла.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. И еще более потрясающую вещь скажу, несколько лет назад, ну, лет 10 назад, будучи в Эрмитаже, я еще тогда не был художником, но всегда интересовался, потому что иногда выступал, как искусствовед, я обратил внимание, что три самые сильные картины, которые мне, ну, я не первый раз был в Эрмитаже, которые произвели на меня впечатление, три самые интересные, впечатляющие картины, были не картины Рафаэля и даже Леонардо да Винчи, а картины, которые подписаны одним и тем же именем – «Анонимный художник». Это были гениальные работы, ну, они и сейчас там есть. Но вот это удивительно, что гениальные художники входили в историю, как анонимные.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, разговор в такую сторону повернулся, для меня, честно говоря, безумно интересно, потому что разговор именно с вами. Представляете, вот пишете вы стихи, пишете вы работы литературоведческие, а там только просто удача. Проходит 50 лет, и никто про нас не вспоминает.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Вот как раз у меня есть стихотворение, близкое к этой теме.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А зачитайте.
Ю.БЕЛЯЕВ: Как нарочно, прямо совпало, и причем у меня здесь даже лежит закладка, я чувствовал интуитивно.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это я чувствовал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Называется «Парабола Демосфена» (читает стихотворение)
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы знаете, абсолютно не пафосно, но безрадостно, согласитесь.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, так что, в общем-то, можем оказаться опечаткой в книге истории, а можем совершить саму историю. Так что это дано определить самому главному и беспристрастному судье – времени.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Времени, да. Потому что, когда говорят, вы знаете, вот, определят люди, читатели. Нет, не люди, только время. Причем, по каким критериям, мы сами не знаем.
Ю.БЕЛЯЕВ: Причем оно тоже мне представляется с завязанными глазами, как Фемида.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, да, абсолютно, как Фемида, причем непонятно, что на чашах лежит, или так, или так. Я очень хотел вам задать вопрос, но он такой настолько обширный, что требует многочасового разговора. Мы так часто говорим о традициях гуманизма русской литературы, что мы давным-давно уже забыли, что это есть такое. Не прерывается вот эта связь именно гуманистической традиции в русской литературе сейчас, вот на ваш взгляд?
Ю.БЕЛЯЕВ: Я думаю, что этот вопрос очень, конечно, сложный, важный и дискуссионный. Но мне кажется, прерывается так же, как и  прервалась традиция литературоцентричности. Ведь в наше время, вот чем мы особо отличаемся от 30-летней, например, давности времени, тем, что у нас не осталось моральных и духовных авторитетов в образе, в первую очередь, литературы, да и в образе искусств. Потому что у нас ушли все, кто действительно будоражил умы. Ушли Солженицын, Высоцкий, Галич, Окуджава.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, авторитеты.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, моральные и духовные авторитеты. Те же самые знаменитые писатели Владимир Солоухин, Тендряков, ну, ведь было гигантское созвездие, они соперничали между собой, но соперничали на духовном поле. Сейчас же, я вот недавно выступал на общественном телевидении России, и там я сказал такую фразу, они меня спросили о современной русской литературе, я сказал, что современная русская литература представляет собой зеркало, разбившееся вдребезги. И теперь по этим осколочкам мы должны воспринимать всю нашу эпоху. Но в осколках увидеть эпоху в целом невозможно, и поэтому вот эти осколки можно склеить только, вот я уже сейчас добавлю, только через несколько десятилетий. Да и клей пока не найден.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, может быть, это естественный процесс развития литературы, восприятия литературы.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, естественно, но из-за этого, из-за того, что литературный процесс раздроблен на различные творческие союзы, на разные литературные группировки, на разные кружки, окружения, получилось, что у нас нет так называемого, возьмем английское слово, мэйнстрим. Нет этого мэйнстрима, нет основного направления, по которому люди, не входящие в литературный процесс, должны судить, что происходит. Потому что присуждение премий, журналы все, они дают своим… И вот это деление на своих в литературе погубило литературный процесс. Поэтому даже сейчас, которые гуманистические вещи, естественно, большинство писателей пишут гуманистические вещи, но из-за того, что резонанс общественный вещей очень низко, их гуманизм остается в очень таком, на подножном корму гуманисты остаются, вот, в чем проблема. Поэтому многие пишут. Ну, естественно, раньше больше писали, раньше почти каждый писатель как бы считал гуманистический пафос обязательным, сейчас это стало не обязательным. Но все равно у того же Анатолия  Кима, взять его последний роман-мистерия «Сбор грибов под музыку Баха», ну, естественно, те же повести Крупина, но там, правда, конечно, все так на православном основано таком фундаментализме некотором, но все равно там все время именно пафос остается. Вот того пафоса гуманизма, который у нас начался с Гоголя, недаром Достоевский сказал, что вся русская литература вышла из «Шинели», из гоголевской «Шинели», пафос Акакия Акакиевича, пафос тургеневского «Му-Му», и даже чеховской «Каштанки», у нас, конечно, утерян. Последним произведением таким пронзительным была повесть Троепольского «Белый Бим Черное ухо», но это же давно уже было написано.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот минуту назад вы вспомнили Гавриила Троепольского. Я помню, как вся Москва сначала зачитывалась «Роман-газетой», поскольку «Белый Бим Черное ухо» сначала в «Роман-газете» был, а потом все смотрели, я не кинокритик, наверное, неплохой фильм, мне сейчас трудно уже оценивать. Юрий Антонович, но, положа руку на сердце, ведь сюжет-то, он же уже сразу слезу выбивает, там по-другому быть не могло. Лично у меня очень большие претензии к этой книге. Причем знаете, когда, после фильма, когда все выходили, рыдая. И у меня к человеку, к которому я испытываю глубочайшее уважение, к Гавриилу Троепольскому, вот у меня здесь большие претензии. Плакать только от одного сюжета, но это же так просто.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это да. Но получается, что вообще сентиментальная литература, она всегда упрощенная, понимаете.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, совсем, здесь вот совсем как-то получается.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Но, с другой стороны, например высокохудожественность и гуманистический пафос, они всегда совпадают. Это как Блок сказал очень замечательную фразу, что «Каин (эстетика) убил Авеля (этику)».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Хорошо сказал, никогда не слышал, хорошо сказал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, прекрасно. Вам еще одну цитату тоже из Блока приведу, которую я недавно тоже обнаружил, это о роли поэта, это невероятно. Блок, он, на мой взгляд, это Пушкин XX века. И вот себя скромно считают учеником Блока и Гумилева Николая. Причем один раз я недавно выступал перед студентами гуманитариями, первокурсниками, и сказал, что я их ученик. Они говорят: «Ну, вы с ними общались?»
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, особенно с Гумилевым.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это было восхитительно. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы дверью не хлопнули после этого? Сказали: «Идите, читайте сначала, а потом на лекцию».
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, я просто понял, насколько у молодого поколения все прессуется. И поэтому действительно я вот даже некоторым литераторам говорю, особенно тем, кто злоупотребляет сценами насилия или секса, я говорю, ребят, ну, если у вас нет таланта написать «Каштанку» чеховскую, конечно, прибегайте к этим вещам. А вот, если можете, напишите «Каштанку» новую и все восхитятся. Поэтому уж лучше описывать страдания Каштанки, чем действительно вот такие вещи. И вот в Академии мы даже испытываем сейчас потребность в кадрах, потому что действительно разрыв поколений, нам стало некого принимать в Академию Российской словесности. Поэтому многих принимаем зарубежных деятелей, начиная  от Умберто Эко, и кончая другими интеллектуалами Европы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы знаете, вы очень хорошо Блока вспомнили, а теперь давайте поговорим про литературоцентричность, поговорим про самую читаемую, очень просто. Вот смотрите, вы же прекрасно все помните, что в школьном курсе литературы главное произведение Блока это одно из его сильнейших, но далеко не самое главное, это «Двенадцать», по одной простой причине, то есть мы ее не будем даже сейчас обсуждать. В свое время главным советским поэтом, причем случилось это, я не помню, когда я читал об этом, это случилось в 1960-е годы, стал Сергей Есенин. Причем стал Сергей Есенин со своими стихами, ну, скажем так, не самыми лучшими. Допустим, стихи, которые он писал до революции, вообще не учитывались, «Лисицу» вообще никто никогда не читал, и так далее. У нас был назначен главный наш поэт. Разумеется, если бы сказали в 1920-х годах литературному сообществу: «Ребята, вы знаете, главным поэтом будет Есенин, а про Блока, конечно, не забудут, забудут про Гумилева» по вполне понятным причинам, ну, вы понимаете, так, может быть, как раз связь времен начала рваться, увы, именно в советское время, когда назначали главных поэтов, назначали главных писателей?
Ю.БЕЛЯЕВ: Конечно. И  тогда началась и потеря литературоцентричности, поскольку литература стала указуемой. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Указуемой, да. Вот это читаемое, это исследуемое.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому уже спор талантов, спор гениев отошел на задний план. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, и мы пожинаем плоды этого всего.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, а сейчас надо выращивать заново всю эту культуру поэтического и духовного воздействия на общество, заново надо эти восстанавливать образцы. А вот Блока я как раз, я недавно обнаружил, я хорошо знаю Блока, но для меня это неожиданное, новое оказалось, причем стихотворение с символическим названием «Поэты»:
Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцей,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!
И.РУЖЕЙНИКОВ: Безобразие, как так можно, как в фильме: «Аполитично рассуждаешь». Вот этим все сказано.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, этим все сказано. То есть Блок показал, что поэт, как духовное сокровище нации стоит вне, потому что он создает именно для вечности.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вне конституций государств и социальных устоев.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, потому что он слуга духовного, высокодуховного. И я вообще считаю, что настоящая поэзия, она ведь сродни молитве. То есть следующий уровень это молитва.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Причем даже я это чувствую, хотя я-то являюсь атеистом, но это абсолютно неважно, я с вами полностью согласен. Юрий Антонович, а кто выращивать-то будет, скажет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, вот это речь идет о том, что здесь, с одной стороны, литература и искусство должно помогать обществу преобразовываться, а общество должно помогать выращивать новых литературных и художественных гениев. То есть это процесс взаимопроникновения. Но учитывая, что сейчас действительно очень много поклонников мамоны в нашем обществе, материализация дошла, видимо, советскую власть многие критиковали за материализацию, что материальная цель выше духовного. Но сейчас-то материальная еще выше поднялась над духовным.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, почти ничего другого не осталось.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому эти вещи, просто они шокирующие некоторые вещи, об этом можно тоже говорить бесконечно. Причем все видят, что действительно материальное в нашей современной эпохе вырвалось из-под контроля духовного подобно майору Ковалеву из гоголевского «Носа». Потому что материальное должно быть, мы же должны одеваться, питаться, иметь красивую мебель, в принципе, удобную мебель. Но оно вырвалось, и как гоголевский Нос, оно теперь ходит в мундире, оно даже до Кремля добирается, на приемы приходит, всюду.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, пожалуйста, ну, вот вы создаете книги, вы описываете книги, вы изучаете. Вы, это я не только к вам обращаюсь, допустим, к Академии, к грандам, мэтрам отечественной литературы, поэтики. А у нас, у читателей, не буду говорить у простых людей, я всегда говорю, что, цитирую Стругацких, что какие мы простые, это дубли у нас простые. Мы люди читающие, мы говорим: «Так, извините, гранды, у нас вот есть запрос на это, на это. А вам, грандам, какие бы вы ни были бессребреники, вам есть хочется, как и всем нам». Сначала одни, потом другие будут говорить: да, духовность это хорошо, но давайте мы все-таки на потребу толпе. Или нет. Боитесь этого или нет? Ну, я не про вас говорю конкретно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, здесь это все, как говорится, имеет место быть, и правомочно, и правомерно, но, к сожалению, вот здесь приходится и лавировать.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А где свет в конце тоннеля?
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот свет, тоннель должен быть в какой-то внутренней убежденности, где-то внутренний стержень должен быть. Ну, он, естественно, воспитывается и школой, и детскими годами, семейным воспитанием.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно, родители.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, родители, окружение тоже сказывается. Потому что, ну, вот я, например, в советское время был человеком принципиальным, меня два раза из комсомола исключали.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ой, за что это?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, за то, что я, например, такой лозунг выдвинул, что диспуты важней субботников.
И.РУЖЕЙНИКОВ: О, это опасно было.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это просто было, так сказать, говорится, ревизионизм в высшей степени. Но потом уже я немножко осознал, что и при социализме можно добиваться духовного прогресса.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Можно. Юрий Антонович, мы с вами говорили о том, что при любой социально-экономической формации, ну, мы имеем в виду социализм, при котором мы жили долгие десятилетия, разумеется, не все ходили строем, не все салютовали Ленину, Сталину, то есть действительно люди занимались и своим духовным развитием, и старались развивать своих ближних. Ближний это не только человек, который в твоей семье живет. Я вспоминаю цитату из Довлатова. Он пришел к Гранину, ну, конечно, у них дистанция огромного размера, Гранин тогда был очень успешный и состоявшийся советский писатель, и совершенно неизвестный журналист, не издавший ни одной книги. Они друг другу понравились, и Гранин ему говорил, что есть такая узкая щель, в которую должен сейчас протиснуться писатель, это 1970-е года, между совестью и необходимостью писать то, что говорят. И Довлатов ему говорит, ну, да, но только на другой стороне, сказал молодой горячий Сергей Донатович, еще даже не Донатович, а просто Сережа, там, говорит, по-моему, волчий капкан поставлен. Ну, они разошлись и больше никогда не встречались. Не важно, социализм, капитализм, 1990-е годы, 2016 год, всегда перед писателем, я не побоюсь этого слова, действительно перед властителем умов, и не важно, умов этих миллионы или всего 3 тысячи читателей тиража, стоит вот эта дилемма, вот этого волчьего капкана между совестью и то, что надо. Причем то, что надо, не обязательно говорят, к вам же не приходят и не говорят: надо написать вот это, к примеру, это патриотично, это необходимо. Нет, там другие какие-то сигналы воспринимаются. Как в волчий капкан не попасть? Вас спрашиваю, как литературоведа, который литературой занимается десятилетия, и может посмотреть на все развитие на протяжении многих-многих лет.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, конечно, это очень большая проблема. Почему даже писатели советской эпохи, они даже изобрели свой Эзопов язык, и он помогал оттачивать литературное мастерство.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, вне всякого сомнения.
Ю.БЕЛЯЕВ: И я вот тоже приведу пример из своей литературоведческой практики, я составлял в советское время антологию русской поэзии 1812 года, и первым стихотворением хронологически было стихотворение малоизвестного поэта, по-моему, Иванова, которое называлось «Российскому дворянству». Мне говорят: «Нельзя начинать с него Антологию». Во-первых, это первое хронологически, а, во-вторых, ну, российское дворянство же воевало, все офицеры были дворяне.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Народ воевал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Народ, конечно, воевал, но под командованием российского дворянства. Ну, пришлось это стихотворение хронологически перенести. Пришлось идти на эту уступку.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Но, тем не менее, это стихотворение оказалось.
Ю.БЕЛЯЕВ: Оказалось, конечно, и весь сборник был великолепный, он показывал именно пафос национально-освободительного…
И.РУЖЕЙНИКОВ: Здоровый пафос.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, здоровый пафос, когда действительно все сословия, это редкий был случай, соединились в едином порыве. И сейчас то же самое. Сейчас  отдела ЦК нет идеологического, но есть коммерческий отдел неизвестной организации.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Абсолютно, да. Вы знаете, мы все говорим о заговоре мирового правительства. Мировое правительство назовите как угодно, много имен – рубль, евро, доллар, не важно, как, вот оно мировое правительство.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, скоро юань будет.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, кстати, юань, как я мог забыть. Это серьезно. Буквально пару слов, если вам не трудно, все-таки Академия Российской словесности, ее задачи?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мы были созданы, точнее, мы были даже воссозданы, потому что наша Академия по уставу это воссозданная Российская Академия, созданная по указу Екатерины Великой, и первый президент которой была княгиня Дашкова. И там было в уставе, мы перенесли в свой устав, защита русского литературного языка и пропаганды его. Ну, мы прибавили еще и пропаганду русской духовности современной. И поэтому мы, в общем, представляем такое здоровое духовное консервативное общество.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Прямо сорвали с языка, потому что  есть же две Академии словесности, есть консервативная и есть, я  не знаю, как, ну, либеральная, наверное.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Мы консерваторы. Но мы здоровые консерваторы. Потому что я, например, консерватор считаюсь вселенского масштаба, поскольку у меня, например, пьесы такие посвященные, «Человек, остановивший Солнце» пьеса о Копернике, «Звездные часы Микеланджело», пьеса о Микеланджело. Поэтому я принадлежу, считаю себя так, немножко, может, самонадеянно, не только русской культуре, но и мировой культуре. Потому что для меня Диккенс, Конан Дойль, Данте и Пушкин, все мои авторы и друзья-литераторы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно, разумеется. Мы на этом жили, мы на этом воспитывались.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, вот это было большое достижение советской эпохи, что мировая классика вошла в русскую национальную классику и не была оторвана. То есть у нас не было идейной ксенофобии, эстетической ксенофобии.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, во всяком случае, к литературе XIX века англоязычной, германоязычной, не было никакой. А вот скажите, слово бороться, продвигать, это общие слова. А как можно бороться за чистоту русского языка?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мы боремся как, у нас была одна очень интересная такая деталь, мы способствовали  по нашему предложению проведению на телевидении конкурса на лучшее владение русским литературным языком среди телеведущих. И первым…
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я бы побоялся, я, правда, радиоведущий, я бы побоялся участвовать.
Ю.БЕЛЯЕВ: И там победителем, я помню, были объявлены Игорь Кириллов и Анна Павлова, телеведущая была такая.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это когда было?
Ю.БЕЛЯЕВ: Это было лет 10 назад. И мы надеялись, что этот конкурс станет ежегодным.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Не станет.
Ю.БЕЛЯЕВ: Но, несмотря на успех, мы даже наградили Анну Павлову Пушкинской медалью Академии, он не стал вдруг почему-то. А вот он очень сильно, потому что он мобилизовывал всех.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Запроса нет. Увы, к сожалению, нет запроса.
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот это удивительно. Поэтому мы стараемся, как наши акции проводить, ну, вот мы учредили Пушкинскую медаль, и она с тех пор стала самой популярной общественной наградой. Причем она стала не только в России популярной, мы вначале хотели отмечать писателей, музейных работников, учителей-словесников, в первую очередь, но оказалось, что награда востребована всем обществом. У нас и министры, губернаторы стали награждаемые, ну, кто способствует культурному развитию.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А, кстати, вот это, кто способствует.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно. Ну, в первую очередь, губернаторы, Псковской, где музеи Пушкина. Но интересно, что за рубежом Пушкинская медаль стала популярнейшей, мы наградили пять президентов суверенных стран, друзей России от Армении до Финляндии. Последний был президент Хорватии. Так что это очень любопытная деталь. И вот при помощи как бы такого общественного камертона влияем на шкалу ценностей. Потому что шкала ценностей это главное. Если она правильная шкала ценностей, общество пойдет в правильном направлении. Если шкала ценностей искажена, у этого общества впереди только проблемы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я прошу прощения, вопрос очень скользкий. У вас есть высокая награда, которую вы получили из рук предстоятеля Русской православной церкви патриарха  Алексия II, почетный президент Академии это нынешний предстоятель, это Кирилл, патриарх Кирилл. Если мы не знакомы с тем, чем занимается Академия, сразу напрашивается вопрос, а, может быть, вы совсем консерваторы, клириколизированы?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, поскольку мы избрали почетным президентом патриарха Кирилла, когда он был еще митрополитом Кириллом. Мы даже предложили ему как бы сложить с себя эти полномочия, считая, что это ему тяжело, но он отказался. Просто мы выступаем  ведь за секулярную духовность.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Спасибо за то, что вы это сказали. Крайне редко мы слышим вот это словосочетание секулярная духовность.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому в этом плане мы абсолютно чисты перед обществом, то есть мы не навязываем ложных ценностей. Мы навязываем ценности, которые исходят из традиций государства, народных традиций и гуманистических. Я вообще считаю, что как, например, в искусстве, в литературе и в живописи, и в музыкальном творчестве гуманизм, эстетика, красота и мастерство. Потому что, если, например, гуманизм на низшем формальном уровне, он никому не нужен. Давайте будем добрыми, ну, давайте будем добрыми, и все.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Никто не против.
Ю.БЕЛЯЕВ: Надо сделать в такой художественной форме, чтобы эта фраза звучала. То есть такой образ надо создать изобразительный или поэтический, чтобы рифма звучала, чтобы отточены рифмы были, понимаете.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А вот насчет эстетики?
Ю.БЕЛЯЕВ: Эстетика это самое сложное, поскольку приходят ниспровергатели.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дискуссионная самая, понимаете.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Но для меня эстетика это все же отражение прекрасного в мире. Ну, когда, например, как художник-живописец, я вижу, например, безобразных женщин, например, Бэкона или других современных художников, ну, меня коробит. Мне даже и женщины Ренуара не очень нравятся, но все равно они лучше. А больше всего мне нравятся женщины, естественно, и Тициана, и итальянских всех этих мастеров Боттичелли, Веронезе, Джорджоне и так далее.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот хорошо, что вы Рубенса не назвали.
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот Рубенс мне как раз не импонирует, хотя великий мастер, но вот не близок по эстетике. Эстетика дело спорное. Причем она очень сложная, вот, например, академизм у нас осудили художественный, но вот я несколько лет назад был на выставке Семирадского, типичного представителя академизма русского, ну, мне он очень понравился. Потому что это великолепные формы и прекрасные формы. Ну, вот сейчас мы видели новый феномен выставку Серова, это же показатель, что Серова прекрасно все знали, считали его классиком второго ранга, ниже Сурикова, Репина и так далее, но когда эта выставка состоялась при грандиозном социальном феномене посещения, то оказалось, что Серов-то великий художник.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Оказалось, что он великий, и оказалось, что, в общем-то, мы его не знали.
Ю.БЕЛЯЕВ: И мы его не знали, и открытие состоялось. Причем эти работы мне меньше понравились, чем раньше. Но зато остальные работы были великолепные. И вообще главная его совокупность творчества великолепна.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, а живопись это ваша такая давняя любовь?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, потому что мне пришлось выступать как искусствовед очень много. Причем у меня было много друзей-художников, они просили, чтобы я о них писал, когда я еще не был искусствоведом, и вот мне пришлось, например, была Елена Романова, художник такой, она меня попросила, я написал о ней статью, которую даже журнал «Художник» опубликовал, а это главный журнал того времени. Потом у меня был приятель, в смысле, он и сейчас хороший знакомый, Илья Глазунов. Он попросил, чтобы я о нем написал сценарий фильма, мне пришлось это сделать. После этого ко мне Шилов обратился с такой же просьбой, и я тоже сделал. И, короче, мне пришлось работать по просьбам моих художественных друзей.
И.РУЖЕЙНИКОВ: То есть вас передавали с рук на руки, как эстафету.
Ю.БЕЛЯЕВ: Короче говоря, я столько знаний приобрел.
И.РУЖЕЙНИКОВ: И сказали: все, теперь буду писать сам.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, теперь решил сам. Как раз мы совместили, в Академию очень много художников стало поступать проситься, хотя у нас словесности…
И.РУЖЕЙНИКОВ: А как вот так?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, дело в том, что многие художники, они же выступают и как публицисты. Например, Валентин Сидоров попросился, я говорю: «Ну, вы великий художник». Он говорит: «Ну, у меня и книга есть». Он показал целую книгу свою выпустил, литературную книгу мемуаров художественных таких, воспоминания о детстве, юности. И многие художники пишут. И в этой области, кто пишущий художник, мы естественно стараемся их по совокупности брать. И вот недавно, я вам принес каталог выставки «Магический квадрат», это под эгидой Академии, в ЦДРИ проходила, очень интересная выставка, там отличная статья молодого искусствоведа Софии Загряжской. Здесь 8 великолепных художников, причем как раз интересно, о секулярной духовности, что направление, которое эти художники исповедуют, называется «русский консервативный авангард».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, Юрий Антонович, весьма вероятно. Я говорю, я не могу никого судить, и потом я не знаком с творчеством этих художников. Когда я слышу в 2016 году «русский консервативный авангард», согласитесь это сразу цепляет. Что такое русский авангард? Это знают, что это самое успешное русское изобразительное искусство XX века. А это консервативный.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это еще успешнее считается.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы думаете?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Потому что мы  соединяем русское (неразборчиво) искусство с новаторским подходом, методом. То есть художник в дебрях своего подсознания не должен забывать о зрителе.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ой, как это правильно. Юрий Антонович, я только сегодня узнал, что вы пишете картины, что это у вас не просто страсть, это часть большой вашей жизни. Начали мы разговор с того, что только время покажет, поэт, писатель останется в веках, ладно, в веках, хотя бы в памяти десятилетия, своих потомков. А с художником еще сложнее. Вы же наверняка об этом не думаете, вы же пишете, для того чтобы получать удовольствие.
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, дело даже не столько в удовольствии, сколько получается, что, несмотря на то, я пишу стихи, афоризмы, миниатюры прозаические, в изобразительном искусстве другой метод выражения идеи. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно.
Ю.БЕЛЯЕВ: И вот иногда есть потребность другим языком выразить свою идею и оказать какое-то  воздействие на окружающий мир. Потому что у меня даже названия картин, например, которые трудно было передать стихом, например, «Пришествие красных гномов» называется картина, или, например, картина «Времена года. Трансформация энергий».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, писать об этом, это другое, совсем другое.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, это другое будет, это совсем другая эстетика, другое мировосприятие. Поэтому здесь я оказался счастливым человеком, что мне удалось в совершенно иной для меня ипостаси, потому что поэзию и живопись мало связывает.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, практически, меньше, чем с музыкой. 
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, удалось вот это выразить. И мы уже три выставки провели  группы «Магический квадрат», они все очень успешны.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А ближайшая когда будет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ближайшая будет в апреле, вот я приглашаю вас и слушателей вашей программы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: С большим удовольствием.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это будет в Гостином Дворе, рядом с Кремлем, там галерея «Дрезден» есть, вот мы где-то на апрель-май договариваемся. Мы там уже одну выставку проводили как раз, два года назад, сейчас будет очередная выставка.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дорогие друзья, надеюсь, все запомнили. В Гостином Дворе, «Магический квадрат», апрель-май. Скажите, пожалуйста, вопрос не для красного словца, вам уютно в 2016 году жить?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, как сказать, в общем-то, относительно уютно.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот про относительно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Только, если обращаясь к экономическим, социальным, политическим, идеологическим факторам, чувствуешь себя неуютно. Но когда ты находишься в мире, как писал Вячеслав Иванов в башне из слоновой кости своего искусства, то ты как бы защищен. Но, когда выходишь из этой башни, сталкиваешься с массой проблем.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я знаете, сразу цитирую Иванова: и ничто нам не поможет. И не надо помогать. Одно из последних стихотворений.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому я все же стремлюсь быть человеком житейско-философского склада, и поэтому я считаю, что надо терпеть. Если некоторые вещи нетерпимы, надо терпеть, поскольку вот ведь философам, поэтам, художникам должна быть приемлема такая житейская и общественная терпимость. Это ближе уже и к гуманистическому пафосу.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, это упрощается до обычной любви к людям? Как вы думаете? Терпимость. Или это разные категории, на ваш взгляд?
Ю.БЕЛЯЕВ: Здесь, в принципе, они близки. Я тут даже собираюсь в ближайшее время, может быть, в конце года книгу афоризмов издать. Так получилось, что у меня много изречений, которые мне просто жалко, что они пропадают. Последнее мое изречение как раз на эту тему: «Все люди хорошие, даже плохие».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дорогие друзья, мне кажется, что, если хотя бы один раз вы произнесете эту фразу с утра, глядя в зеркало, причем обращая ее к себе: все люди хорошие, даже плохие, мин станет чуточке лучше. Все свои афоризмы вы искренне пишете? Я не хочу вас ни на чем ловить абсолютно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, искренне, потому что это тоже форма самовыражения. Там у меня и поговорки у меня получились, мне даже стало любопытно, что я стал состязаться с самым великим автором соперничать – с народом. Поговорки это народное дело, и даже получается какое-то действительно очень такое состязание с чем-то великим, неведомым, потому что раньше я не понимал, как можно народную поговорку сочинить. Но у меня целый ряд поговорок тоже есть. Так что там  будут изречения, сентенции, поговорки, все прочее.
И.РУЖЕЙНИКОВ: С большим удовольствием ждем вашей книги. Юрий Антонович, любой мастер, как мне кажется, я доживу, надеюсь, я тоже буду это чувствовать. Любой мастер к 70, к 60, может быть, чувствует, что приходит другое поколение. Люди искусства, они люди без возраста, в основном, конечно. Но, тем не менее, приходит другое поколение и мне с ним неуютно, или, наоборот, очень уютно. Вот я, допустим, сейчас, ну, я не писатель, я не поэт, мне очень уютно с  теми, кто на 30 лет младше меня, у меня большие надежды на них. А вот о молодых литераторах, о молодых поэтах, те, кому 30 сейчас, кто только входит в мир большой литературы, вам с ними уютно или нет? Или антагонизм, или как, как вы думаете?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мне кажется, антагонизма, конечно, нет, но и уютности нет. Почему, мне кажется, вот молодое поколение, условно, от 2- до 35 лет, оно по непонятной мне причине менее интеллектуально ангажировано, чем предыдущее поколение. Несмотря на то, что у них возможностей поглощения книжной информации через интернет, через изобилие книг  гораздо больше, чем в наше время, но они как-то воспринимают эту мировую информацию очень посредственно, она не доходит до глубин их сознания. И поэтому с точки зрения подготовки современные литераторы явно уступают прошлым литераторам. Даже мы знаем, что Есенин, который на каких-то курсах учился, а Горький вообще нигде не учился, только в церковно-приходской школе, они были колоссально начитанными и образованными людьми.
И.РУЖЕЙНИКОВ: У нас другое отношение к информации.
Ю.БЕЛЯЕВ: Сейчас, получив два диплома высших учебных заведений, люди плавают в интеллектуальном море на плотах.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы с Гумилевым общались?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, на плотиках и спасательных круга, а не на корветах и не на шхунах, и не на каравеллах.
И.РУЖЕЙНИКОВ: И потом с плотика, к сожалению, плотик видно недалеко.
Ю.БЕЛЯЕВ: Я вот, например, скажу о себе в заслугу, не знаю, во что, просто, почему у меня такой базис. Дело в том, что я всю мировую литературу практически прочел, за исключением, может быть, одного Шатобриана, оставил его на закуску. И поэтому сейчас мне немножко, конечно, неуютно, потому что современные авторы, которых я читаю, что зарубежные, что отечественные, они, конечно уступают классикам.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, все-таки оправдывая поколение, тем, кому сейчас 20 и 30, я, честно говоря, не знаю, как бы мы читали, окажись мы 30-40 лет назад, 50 лет назад в тех же условиях. То есть, читали бы мы всего Диккенса, когда перед нами столько, ну, назовем это интеллектуальный соблазн, потому что кино это тоже интеллектуальное. Так получилось, нам теперь с этим жить.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. А для истинного писателя необходим этот интеллектуально-информационный базис, он просто необходим.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Мне тоже так кажется. Но будем надеяться на лучшее.

САВВА КОРНЫШЕВ. Выставка «МОНИТОРИЗАЦИЯ». Открытие 9 июля 2016 года часов в выставочном зале «В ДОМЕ НАЩОКИНА». Адрес: ГАГАРИНСКИЙ переулок, дом 4/2

Даты работы выставки: 07 — 14 июля 2016 г.

Вернисаж: 09 июля 2016 г. в 17 часов

Куратор: Стася Дёмина-Корнышев

Место проведения: выставочный зал «В доме Нащокина»

Адрес: Москва, Гагаринский пер., 4/2

Работа Саввы Корнышева  "SUMMER" лентикулярная печать  2016 г.

Работа Саввы Корнышева
«SUMMER»
лентикулярная печать
2016 г.

9 июля 2016 года в выставочном зале «В доме Нащокина» состоится открытие персональной выставки художника Саввы Корнышева «МОНИТОРИЗАЦИЯ», посвященной тому «коллективному бессознательному», что самостоятельно существует уже вне нас самих. Все работы выполнены в технике «стерео-варио» — лентикулярной печати, которая в объеме, множестве ракурсов и смысловых коннотаций передает замысел автора.

Работы художника показывают наши воспоминания, как если бы они внезапно появились на городских рекламных экранах. Даже заложенная в слове «мониторизация» игра смыслов наводит нас на мысль о монетизации нашей памяти, нашего внутреннего ресурса, открытого теперь для широкого доступа. Мы сегодня, не задумываясь, оперируем сотнями образов, символов, пиктограмм, смайлов и эмодзи, которые стали неотъемлемой частью системы нашего общения и передачи настроений. Мы считываем их в доли секунды и реагируем на них, как если бы это был язык, знакомый нам с рождения. По сути, эта знаково-символьная система уже является нашим вторым языком.

В своих работах Савва Корнышев использует аналогичную систему образов, но придуманную им самим — на основе воспоминаний детства и впечатлений всей последующей жизни. Художник конвертирует в символы и пиктограммы не только свои, но и общечеловеческие, понятные каждому, исторически и индивидуально, идеи и эмоции. Прелесть рассматривания этих работ — в сиюминутном составлении персональной карты путешествия в новые и уже знакомые смыслы. В придумывании своей истории, составлении своего паззла впечатлений. В создании личного диалога с работой, высвобождающего наши воспоминания и чувства.

В работах главенствует деталировка крупных планов, выполненная как бы «коротким фокусом»: наручные часы авиатора, склонившая голову девушка, серебряный вагонный подстаканник, диск старого телефона и другие объекты, будто остановленные и зафиксированные в определенный момент их жизни.

Виталий Пацюков, искусствовед, куратор, автор теоретических исследований в области современного искусства, руководитель отдела междисциплинарных программ ГЦСИ:

«Художественные измерения визуальной культуры Саввы Корнышева ведут постоянный диалог с координатами непосредственной реальности. В их слоистых пространствах сталкиваются феноменальность фотографии, стратегии знаковых систем и формы световых энергий.

Иероглифический текст произведений Саввы Корнышева обнаруживает парадоксальную внутреннюю рифму с классическими фотограммами, заставляя зрителя буквально пройти сквозь информационные заслонения и из зоны наблюдения перейти в пространство участия».

Работа Саввы Корнышева "WATCH" лентикулярная печать  2015 г.

Работа Саввы Корнышева
«WATCH»
лентикулярная печать
2015 г.

О ХУДОЖНИКЕ

Савва (Геннадий) Корнышев родился 20 декабря 1961 г. в Москве.

Начал рисовать совсем ребенком и в 1973 г. был отдан учиться в Московскую среднюю художественную школу при институте им. Сурикова на отделение станковой живописи.

В 1980-1985 гг. учился в Высшем художественно-промышленном училище им. Строганова на отделении «графический дизайн».

По окончании Строгановки, Савва возглавлял в Москве арт-отделы различных газет, журналов и издательств, в т.ч. журнал «Смена» (худ. ред. 1986-1988 гг.), журнал «В мире книг» (гл. худ. 1988-1990 гг.), издательство «Пассим» (гл. художник 1990-1996 гг.). С 1996 г. – член Союза художников России, секция графики и иллюстрации.

В 1996 г. – был приглашен в США, как художник-постановщик и разработчик работал на голливудских студиях «Nickelodeon», «Rough Draft Studios», «Walt Disney Studios», «Warner Brothers Animation», «XX Century Fox Animation» (см. IMDB).

С 2004 года – член Гильдии аниматоров США.

Персональные выставки

2015 «Rules Of Memory». Fotoloft Gallery (Винзавод). Москва, Россия

2013 «Savva. Golden Edge». Агентство. Art Ru Gallery. Москва, Россия 1995 «Sun Moon Star». Галерея «Krymskaya», ЦДХ. Москва, Россия

Групповые выставки

2012 Zest Of Art II. Gallery Rheeway. Los Angeles CA 2011 Life Spring Love. Assia Gallery. Venice CA 2010 It’s a Numbers Game. Loft at Liz’s. Los Angeles CA 2010 Reaching Inside Exhibition-contest. Grand Prix Winner. Lark Gallery. Long Beach CA

2008 Palm Sprigs Art Fair. Palm Springs CA 2007 Apexart. New York, USA 1994 Sun Moon Star. Галерея «Krymskaya». Москва, Россия 1993 Artexpo. Geneve, Switzerland 1992 Contemporary Art Show. Bahrain 1989 Interart. Miedzynarodowe Targi Sztuki. Poznan, Poland 1987, 1988, 1991 Rama Art. Remizova Street. Москва, Россия

Работы Саввы Корнышева находятся в корпоративных коллекциях: Офиса «Hollywood forever» (Голливуд, США); «Woori bank» (Корея). В частных коллекциях: в США, Италии, Китае, Израиле, России, Канаде, Мексике, Швейцарии и Бахрейне.

Стася Дёмина-Корнышев, куратор, artist`s studio director

тел: +7 916 673 0107, art@savvakornyshev.com

savvakornyshev.com // facebook.com/savvakornyshev // instagram.com/savvakornyshev

Работа Саввы Корнышева "CHOPSTIKS" лентикулярная печать 2015 г.

Работа Саввы Корнышева
«CHOPSTIKS»
лентикулярная печать
2015 г.

Партнеры проекта Чистая природная вода Арт-Релиз.РФ

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА

партнеры проекта Шато Тамань Арт-Релиз.РФ

РОЗА. Цветок. Символизм в искусстве, истории, мировых традициях, литературе


Художник Даниэла Рябичева "Санта-Северина" Портрет Софии Загряжской холст, акрил 2016 г.  60х60

Художник
Даниэла Рябичева
«Санта-Северина»
Портрет Софии Загряжской
фрагмент
холст, акрил
2016 г.
60х60

Роза — один из наиболее распространённых мифопоэтических образов. В пределах многообразного и ёмкого «цветочного» кода роза занимает ведущее место. В древности с образом розы связывали радость, позже — тайну, тишину и любовь. Более полный набор символических значений розы включает: красоту, совершенство, изящество, радость, любовь, удовольствие, хвалу, славу, пышность, блаженство, аромат, пламенность, гордость, мудрость, молитву, медитацию, тайну, таинство, тишину. Роза может выступать как символ солнца, звезды, богини любви и красоты, женщины (преимущественно — красавицы).

Язык цветов: говорит о любви. Белая — любовные воздыхания; розовая — клятва любви; чайная — ухаживание; ярко-красная — страстная любовь, восхищение красотой. роза с давних времен была предметом нежных подношений. Достоверно установлено, что менее, нежели с половины I тысячелетия до н. э. в Китае, на Ближнем Востоке, в Египте, а позднее в Греции и Риме, а затем и на всех континентах, роза получила уже широкое распространение — как декоративный и дарящий аромат цветок. Название ему дал остров Родос, ибо здесь выращивалось великое множество этих цветов. королева цветов. Поэтому роза — атрибут красивой женщины (на Востоке — роза Эдема, Шарона). Аромат розы благотворно действовал на душу и на сердце. сохранилась традиция бросать цветы под ноги процессиям, сыпать цветы на головы жениху и невесте… Христианская мистика, да и мистика других предшествовавших ей культур — все они поразительным образом совпадают в почитании розы, будь то народная песня, благочестивое сказание или средневековые картины; Мария, Богоматерь, всегда сидит в розовом саду или в розовых кущах. Крест в сочетании с пятью лепестками розы становится символом Воскресения и радости. Если в верхней части креста находятся три розы, а в нижней (только не над поперечиной) еще четыре, — это означает счастливое объединение духовного (небесного, божественного) мира, обозначаемого триадой, с нижним, земным, смертным миром, который обозначается числом четыре.

В наше время роза — атрибут симпатии и влюбленности. Безукоризненный, образцовый цветок в западной традиции — девичья невинность, неуступчивость; перемена, изменение, смерть, воскресение из мертвых… поэтическое вдохновенье, любовь, весна, красота, молодость; атрибут богинь любви, плодовитости, рассвета, весны: сердца, центра мироздания, космического колеса, любви — божественной, романтической и чувственной таинственность, молчания и сохранения тайны, таинства небесное совершенство и земную страсть; время и вечность; жизнь и смерть; плодородие и девственность. Совершенство, плерома, завершенность, таинство жизни, ее средоточие, неведомое, красота, благодать, счастье, но также сладострастие, страстность; чувственность и совращение — в сочетании с вином любовь, жизнь, творчество, плодородие, красота и девственность цветок женских божеств, смерть, смертность и скорбь — увядание розы; забота о сохранении счастья в жизни; боль и смерть, боль, кровь и мученичество — шипы, колючки в похоронных обрядах — вечную жизнь, вечную весну, воскресение божественной красоты, заключенной в каждом живом существе.
Древние усматривали в ней символ Возрождения, Солнца Вечности, смерти и воскресения из мертвых, жизни; хрупкости, слабости, ненадежности; солнца, пламени, звезды; совершенства, красоты, весны, гордости, радости; женского начала, сердца, добродетели, девичества, загадочности, элегантности, комплиментарности, аромата, роскоши, плодовитости, плотской любви, вечной мудрости, одухотворенности, нежности, лирического вдохновения; мистического союза, мистического круга, Грааля, души, молитвы, тайны, молчания; напыщенности, тщеславия (преимущественно в XVII в.), победы (в античном Риме); мужества (у арабов); цифры «5» (пять лепестков дикой розы),таинств духовной жизни.

Четырехлепестковая — четверичное деление космоса. Пятилепестковый цветок дикой розы, по мнению древних, был выражением Вселенной, состоящей из пяти стихий-элементов: огня, воды, земли, воздуха и эфира, а также безостановочного повторения эпох в круге Вечности. Кроме того, пятилистник — это пентаграмма, эмблема колдовства и чародейства, микрокосм. Шестилепестковая — макрокосм. Семилепестковая — связана с семью сторонами пространства, днями недели, планетами, ступенями совершенства и т. д. Восьмилепестковая — возрождение. Алая (красная) — желание, страсть, жажда, порыв; стыд, смущенье, супружеский союз, материнство; радость, чувственную красоту, завершенность; мужская смерть. Белая — добродетель, чистота, девственность, набожность. «цветок света», невинность, духовное раскрытие, очарование. целомудрия Красная и белая — союз огня и воды, соединение противоположностей. Золотая — совершенство; знак высочайшего достижения, которым папа Римский награждает тех, кто сделал нечто очень значительное для католицизма. Начиная с XI века вручается на четвертой неделе Поста. Желтая — ревность, зависть, неверность. Голубая (синяя) — недостижимое и невозможное: таких роз нет в природе (то же и о черных розах). Символика различных видов роз и её элементов многообразна. Красная роза — христианский символ земного мира; эмблема Адониса, Афродиты, Венеры, Сафо; знак дома Ланкастеров; восторг, стыдливость, стыд, желание, объятие, страсть, материнство, смерть, мученичество. Белая роза — чистота, девственность, духовность, абстрактная мысль, тишина; знак дома Йорков. В этих случаях светлая (белая) роза всегда была выражением краткости жизни и счастья, а также сожаление об их утрате; атрибут мира душ благословенных, пребывающих в полях Елисейских. Красная и белая роза — единство, союз. Гирлянда роз — атрибут Эроса, Купидона, святой Цецилии; блаженная душа, небесная радость, утешение в христианской вере; ангельский венец. Роза на кресте — смерть Христа. Шип розы — страдание, смерть; христианский символ греха; * Роза без шипов — неблагодарность. Венок из роз- небесная радость, награда за добродетель. Розовый сад — Новый Иерусалим; Небесная роза — роза дантовского Рая, образ универсума и высшего блаженства. Золотая роза — роза, благословляемая священником и вносимая на празднике в храм; символ церкви, небесного благословения и радости. Серебряная роза — жилище Брахмы. Розетка роз — знак семи имён аллаха в мусульманстве; в буддизме — знание, закон, путь порядка, то есть тройственная истина, символизируемая и лотосом; звезда, круг вселенной. Розовое дерево — убежище, приют.

Египет В Египте розы были посвящены Изиде, символизируя чистую любовь, освобожденную от всего плотского, и использовались в мистериях Изиды и Озириса. Символическое значение лотоса иное. Изиды в древнем Египте Античность греко-римской Афродиты-Венеры, Эос-Авроры — утренней звезды, Персефоны-Прозерпины-Коры (возвращающей весну на землю к матери — Деметре-Церере), Харит-Граций, богинь радости и восторга; розами обвивали алтарь и головы статуй Диониса, бога вина и плодородных сил Природы; Атрибут Адониса, Афродиты, Сафоны — красная. Согласно мифу, розы выросли в тот миг, когда Афродита, родившись из морской пены на Кипре, изумила мир своей красотой. Все розы были белыми, но в тот миг, когда Афродита, торопясь к прекрасному Адонису, оцарапала ногу шипом, многие из цветов навсегда стали красными… В этих случаях светлая (белая) роза всегда была выражением краткости жизни и счастья, а также сожаление об их утрате; атрибут мира душ благословенных, пребывающих в полях Елисейских. В античном Риме в венки собеседников за столом вплетали вместе с розами и другие цветы, однако, считалось, что именно розы — пусть хоть одна-две, охлаждают голову, укрепляют мысли, гасят недобрые порывы. С этой же целью на скатерти, среди бокалов, рассыпали лепестки роз. Таким образом, застолье как бы попадало под покровительство бога Диониса. Кстати, богиня подземного царства, покровительница ведьм и всевозможных призраков — Геката, тоже часто изображалась с венком роз на голове. Роза была священным цветком для Венеры в античную эпоху и является ее атрибутом в искусстве Ренессанса и более позднего времени, так же как и ее служанок — ТРЕХ ГРАЦИИ. В античности в ее символике на первый план выступал миф о смерти Адониса, возлюбленного Афродиты (Венеры), из крови которого, по преданию, произросли первые красные розы. Благодаря этому они стали символом побеждающей смерть любви и возрождения. Праздник розы «розалия» засвидетельствован в древнеримском культе мертвых с 1 в. и отмечался в зависимости от той или иной местности между 11 мая и 15 июля. Этот обычай до сих пор соблюдается в Италии в троицыно воскресенье (domenica rosata — Розовое воскресение). Участники празднеств в честь бога вина и веселья Диониса увенчивались розами, так как существовало поверье, что действие розы охлаждает жар вина и мешает пьяным выбалтывать тайны. Вследствие этого роза стала также символом скрытности, а пятилепестковые розы охотно нарезали для украшения исповедален. «Sub rosa», то есть под печатью молчания, буквально означает «под розой». Роза является и символом совершенства, а форма ее полураспустившегося бутона стала образом кубка с эликсиром вечной жизни. Именно поэтому ее лепестки разбрасывали на могилах во время древнеримского праздника Розарий, а римские императоры носили венки из роз в качестве короны. Древнеримские мифы связывают красную розу с богом войны Марсом, его супругой Венерой (в греческой мифологии Афродитой) и ее убитым любовником Адонисом. Согласно греческой версии мифа, Адонис был смертельно ранен вепрем. Когда Афродита бежала к своему раненому возлюбленному, она уколола ногу о шипы белой розы, и капли крови сделали цветок красным. Роза была также эмблемой солнца и утренней зари; ее считали одним из атрибутов древнегреческого бога Диониса, богини Гекаты и Муз. Возрождение; герой «Метаморфоз» («Золотой осел» Апулея), превращенный в осла, отыскивает человеческую ипостась, в которую сможет воплотиться через заклинания жреца, а узнать он ее сможет по венку из роз во время праздничной процессии. Римляне во время майских праздников Роз, названных «rosalia», жертвовали розы памяти умерших. Была когда-то символом первой ступени возрождения и посвящения в таинства, олицетворяла собой телесную смерть: ежегодно в мае древние усыпали розами могилы — эта церемония называлась Розалией — и приносили в жертву душам умерших блюда с розами. В Древнем Риме гирлянды из роз также были символом девственности. Важной, хоть и не первостепенной составляющей символизма розы являются благоразумие и осторожность. Это подтверждают различные источники. В древнеримском мифе Купидон прекратил слухи о неверности Венеры, подкупив бога тишины розой. Другое подтверждение — существование поверья, что розы уменьшают опьянение и не допускают пьяную болтовню, — гирлянды из роз украшали праздники в честь Диониса (Бахуса). Позднее по этой же причине розы развешивали или рисовали над совещательными или банкетными столами как знак того, что беседа за ним — sub rosa («под розой») — частная, не для публики. Для греков она была символом мудрости и любви и посвящалась Минерве, а также Венере. Роза с пятью лепестками венчала голову Гекаты, древнеримской богини смерти, символизируя собой переход в новое состояние. В традиции древних римлян роза считалась символом победы, гордости и торжествующей любви. Это — цветок богини любви Венеры. Пиндар, Проперций и Тибулл воспевают «розу(ы) Елисейских полей». в Древнем Риме роза связана прежде всего с Венерой, по ряду версий она произошла от слёз Венеры Дионисий II, тиран Сиракуз, спал на ложе, усыпанном лепестками роз. Нерон во время своих оргий приказывал сыпать на головы своих гостей настоящий дождь из роз. Клеопатра приказала для одного из своих празднеств засыпать пол в огромном зале розовыми лепестками слоем в локоть. Сибариты — жители города Сибариса в Италии, — спали на лепестках роз вместо матрасов. Северная традиция В германской традиции розы принадлежат карликам, гномам, феям и находятся под их неусыпной защитой. Китай Означает благоухание, сладость в запустении, процветание. Ее метафизическая символика связана с лотосом. Оначает молодость, но не является символом любви. Иран ср. иранскую легенду, о Заратуштре, которого уложили с целью умерщвления на горящее ложе, превратившееся, однако, в ложе из роз Индуизм Брахма, споривший о цветах с Вишну, отдал предпочтение сначала лотосу, но, увидев розу, показанную ему Вишну, признал свою ошибку и вместе с ней первенство Вишну. Символ божественного слова. Параллелью к символике Мистической Розы является лотос как символ духовного центра, особенно чакр. Библия / Ветхий Завет Имеет то же значение, что и роса, но если розовый куст символ возродившегося к жизни человека, то роса — сам процесс возрождения. Христианство Символизирует число пять, и эта её особенность отражена в католическом обиходе, где чётки и особая молитва по ним называются «Розарий» (лат. Rosarium, нем. Rosenkranz), причём «Розарий» соотносится с размышлением о трёх «пятерицах» — пяти «радостных», пяти «скорбных» и пяти «славных» таинствах жизни девы Марии, которая и сама почитается как роза или имеет розу своим атрибутом. Роза в католицизме является также атрибутом Иисуса Христа, святого Георгия, святых — Екатерины, Софии, Доротеи, Терезы и др., часто символизируя церковь вообще. В христианстве Роза обретает особую символическую ёмкость: милосердие, милость, всепрощение, божественная любовь, мученичество, победа. В средневековом христианском искусстве роза символизирует небесное блаженство (постепенно вытесняя лилию в передаче этого смысла). Своё символическое значение получают и части розы: её зелень соотносится с радостью, шипы — с печалью, сам цветок — со славой. В барочной раннехристианской традиции, до грехопадения роза не имела шипов. Красный цвет розы объясняется кровью Христа, пролитой на кресте (красные розы нередко связывались с огнём; известен мотив превращения пепла сожжённых христианских мучеников в красные розы; а тернии соотносились с терновым венцом. С другой стороны, розы на могилах мучеников отсылают к идее воскресения. Цветок розы на надгробии мученика — это знак надежды на воскресение из мертвых. Занимая положение в центре креста (точкау единения). Роза — это чаша с кровью Христа; воплощение Грааля, идентифицируемая с сердцем Христа, отсюда произошла эмблема розенкрейцеров, считавших розу символом телесной и духовной чистоты. Праздность загробного мира; духовность, очищение, милосердие, мистическое возрождение, кровь и раны Христа. может означать пролитую кровь, мучение, смерть и возрождение — красная. В христианстве роза — цветок рая, благодаря своей красоте, совершенству и благоуханию. Белая роза — невинность, чистота, целомудрие, Дева Мария; красная — милосердие и мученичество, она выросла из капель крови Христа на Голгофе. Гирлянда роз — символ небесного блаженства и Богородицы как Розы Небес, Роза Шарона — это церковь. Шипы розы — это грехи, начавшиеся с Грехопадения, а «роза без шипов», или Мистическая Роза, — это Богородица, освобожденная непорочным зачатием от последствий первородного греха. Золотая роза — эмблема Папы, означающая также особое папское благословение. Роза является также эмблемой святых Анжелы, Кекилии, Дорофеи Каппадокийской, Елизаветы Венгерской, Розалии, Розы из Лимы и Розы из Витербо. Цветок, связанный главным образом с Девой Марией, которую называют «розой без шипов», то есть безгрешной. Ранняя легенда, упоминаемая Св. Амвросием, рассказывает о том, что, пока не произошло грехопадение человека, роза росла без шипов. Дева Мария, изображаемая в итальянской живописи как Santa Maria della Rosa, держит розу (или ее держит Младенец Христос). Красная роза символизирует мученичество (кровь мученика), белая роза — непорочность. Розы в переднике или на коленях — атрибут ЕЛИЗАВЕТЫ ВЕНГЕРСКОЙ; корзина роз или яблок — ДОРОТЕИ. Ангелы с гирляндами из роз парят над Доротеей в момент ее казни. Розы выросли там, где в землю упали капли крови ФРАНЦИСКА АССИЗСКОГО. В христианстве красная роза была символом крови, которую пролил распятый Христос, и вместе с тем небесной любви, упоминаемой в «Божественной комедии» Данте как «белая роза». Поэзия трубадуров, напротив, видела в розе осязаемый символ земной любви, и до сих пор роза продолжает быть символом любви (см. Цветок). В противоположность вышесказанному, белая роза во многих сказаниях и легендах является символом смерти. Церковная иконография сделала розу как «королеву цветов» символом царицы небесной Марии и девственности; в средние века только девам позволялось носить; веночки из роз; мадонну охотно изображали «в саду роз». Связь креста и розы ведет к символу розенкрейцерства, евангелическо-христианского эзотерического союза эпохи Ренессанса, который представлял себя как «Братство мудрецов». Символ розенкрейцерства — пятилепестковая роза на кресте. Личная печать Мартина Лютера представляет собой растущий из сердца крест внутри пятилепесткового цветка розы. В период Средневековья роза была гербом и девизом любви дворянина к даме его сердца -пусть даже это была и чужая жена; а в эпоху Возрождения — свободной любви. Деятельность, направленная исключительно к Добру, любовь Бога, предвиденье, Божий Промысел, мужество, милость, победа, девственность. Атрибут Христа, Девы Марии (называемая также: «Розой без шипов», то есть «безгрешной»), святых Екатерины, Елизаветы, Доротеи, Терезы, святого Винцента. Роза, это также эмблема добродетельной красоты и духовной любви: согласно легенде, в 1207—31 гг. жена ландграфа Тюрингии Людвига IV, святая Елизавета «мать убогих», как ее называли за милосердие, вопреки запрету мужа несла очередную помощь нищим. Муж встретил ее, выходящей из замка с полной сумкой хлеба. Он спросил ее, что она несет? «Тут только розы», — ответила жена суровому ландграфу. Он приказал открыть сумку, но по велению Господа хлебы превратились именно в розы… Данте в «Божественной комедии» (Рай) описывает райскую Мистическую розу, как некий хоровод, составленный из ангелов и спасенных душ, среди которых свое место занимает Беатриче — в третьем круге мистического цветка. Деву Марию иногда именуют Розой Небес и безгрешной Розой без шипов, напоминая о ее целомудрии. Золотая Роза — эмблема Папы Римского. Для христиан кроваво-красная роза и ее шипы — символ Страстей Христовых. Розетка и готическая роза также уподоблены колесу и несут ту же символику, но имеют и дополнительное значение как символы жизнетворной энергии — западный эквивалент эмблематического восточного лотоса. Добродетельные христиане требовали, чтобы проститутки носили розы, как знак их промысла. Белая роза считалась символом монашеской мудрости и отречения от мира. Красная означала приобщение к божественной любви. Красная роза — символ мучений, а белая — чистоты. Это толкование вошло в обиход в самые первые годы христианства. Св. Амвросий рассказывает о том, откуда у розы появились шипы. Еще до того, как стать одним из цветов земли, роза росла в раю, и тогда у нее не было шипов. Только после грехопадения человека роза облачилась в шипы, дабы напоминать человеку о совершенных им грехах и об изгнании из рая; однако аромат и красота розы продолжают напоминать ему о райском блаженстве. Возможно, в связи с этой легендой Деву Марию называют «розой без шипов», ибо, согласно традиции, она свободна от первородного греха. В искусстве эпохи Возрождения гирлянда из роз часто служила указанием на четки Девы Марии (см. Четки, глава XIII). Венки из роз на головах ангелов, святых или-человеческих душ, вошедших в рай, указывают на райское блаженство. В иконографии роза служит символом Грааля; розенкрейцеры изображали ее в центре своего креста — там, где находится сердце Иисуса. грехи и терпение Ислам У арабов роза, напротив, мужской символ Арабская мусульманская традиция знает образ белой розы — пота, выступившего на Мухаммаде на его пути к небу и упавшего на землю. В странах ислама ученик получает розу из рук наставника (передача учения). Иранский поэт Хафиз считал, что мир создан для любви, символом которой для него были роза и соловей. Другой иранский поэт Джеладдин Руми поет: Когда весна на крыльях упорхнет, Когда куст розы белым облетит, Тогда умолкнет горло соловья… Роза, в соответствии с мистическими и эротическими представлениями ислама, становится при этом символом космической силы: Пылает роза как подарок солнца, А лепестки ее суть маленькие луны. Как луны обращаются вокруг солнца, купаясь в его лучах, так и любовь притягивает к себе, согласно восточной философии (и эту концепцию с удовольствием переняла средневековая рыцарская поэзия Европы), все животворное. При этом имеется в виду любовь к другому полу, ко всем живым существам, и прежде всего к Богу. Кровь пророка, а также двух его сыновей, Хасана и Хусейна, его два «глаза» или две «розы». В Багдадской Розе первый круг символизирует Закон, второй — путь, третий — знание; а все три — Истину и имена Аллаха. Астрономия/логия По представлениям древних, а также и более поздних великих астрологов, в частности Агриппы Неттесгеймского, роза — цветок богини Венеры и, тем самым, символ самого прекрасного периода в жизни человека, любви, красоты. Алхимия В греко-римской традиции роза — торжествующая любовь, радость, красота, желание; эмблема Афродиты (Венеры). Розы выращивались в садах при склепах как символ воскресения и вечной весны. Их приносили на празднества Розалии и разбрасывали на могилах. Римский император носил венок из роз. Красная роза выросла из крови Адониса. Роза — эмблема Авроры, Гелиоса, Диониса и Муз. В алхимии роза — это мудрость. Красная и белая розы части дуалистической системы красное/белое, обоих первоначал серы и ртути, а роза с семилепестковым венчиком указывает на семь металлов и их эквиваленты в виде планет. Каббала Еврейская традиция (каббала): центр цветка — это Солнце, лепестки — бесконечное, но гармоничное разнообразие природы. Роза происходит от Древа Жизни. В еврейской каббале роза — образ единства. Масонство Геральдическая роза эквивалентна вписанной в невидимый круг пентаграмме и символизирует молчание посвящаемого, рыцаря или кандидата в масоны. Масоны сообщают друг другу символические тайны, используя при этом розу, и их внутренний Поиск заключается в том, чтобы постичь тайну. Розенкрейцеры: Роза и Крест — это Мистическая Роза как колесо и крест; роза — это божественный свет вселенной, а крест — преходящий мир страдания и жертвы. Роза растет на Дереве Жизни, что символизирует возрождение и воскресение. Роза в центре креста — это четыре элемента и точка их единства. Гербом Иоганна Валентина Андрее (1586—1654), чьи сочинения произвели на свет идею легендарного союза, был Андреевский крест с четырьмя розами в углах. Большое внимание уделяет розе масонская символика. При погребении члена братства ему клали в могилу три розы. «Три розы Иоанна» толкуются как «свет, любовь, жизнь»; в Иоаннов день (24 июня), ложа украшается розами трех цветовых тональностей, и некоторые названия лож указывают на это («У трех роз» в Гамбурге — ложа, в которую был принят Г. Э. Лессинг). Розенкрейцерская и масонская символика обнаруживается в стихотворении И. В. Гёте «Тайны», которое рассказывает о кресте, обвитом розами: Кто розы соединил с крестом И жесткость дерева облек Венцом со всех сторон?.. Сребристы облака, парящие в выси, Кресту и розам в легкости сродни. И изливается святая жизнь Тройным лучом из точки в середине. Роза стала главной эмблемой и символом оккультного и каббалистического ордена розенкрейцеров, основанного в XVII в., чьей эмблемой был крест из роз или деревянный крест с розой в цент ре. Большое количество лепестков символизировало ступени посвящения, а центр розы, по мнению членов ордена, представлял собой точку единства, сердце Иисуса Христа, божественный свет, солнце в центре колеса жизни. В родственной символической системе франкмасонов три розы Святого Иоанна представляют свет, любовь и жизнь. Эмблематика Ренессанс связал розу с Венерой из-за красоты и аромата этого цветка, сравнивая колючесть ее шипов с ранами любви. Богиня изображается извлекающей колючку из ноги, капли крови окрашивают, белые розы в красный цвет (Венера, 6). «Цветы подспудно означают цветущее благодатное состояние полноценных радостей и надежд, которое потомки принимают как добродетельное наследие и должны сохранить славными делами. К таким цветам относятся розы… и им среди других цветов приписывается королевское достоинство, так как они в особенности означают наслаждение, щедрость и скрытность. Красные розы во все времена несут с собой красную кровь, которую каждый обязан отдать за свободу, за отечество или церковь; далее, подобно тому как красная роза благодаря божественному благословению непрерывно растет, развивается, так же и военачальник должен каждую минуту ожидать, что прольется его кровь; и роза тогда была почестью и воинским знаком, сообразно чему римляне считали, что Марс произошел от розы». Бёклер (1688) Никогда не встречаются розы без шипов, Так обстоят дела и в жизни человеческой. Есть примесь зла в благочестивых людях; они знают: Господь будет со своим народом, когда им придется гореть. В. X. фон Хохберг указывал (1675) Роза со множеством шипов. • Скромность вооружена благоговейным ужасом. Скромность обладает великолепием и приводит людей в такое благоговение, которое охраняет скромного человека не хуже, чем шипы и колючки охраняют краснеющую розу. Роза, поставленная в бутылку с водой. Да, Вы правы, я живу, Но живу в слезах. Символ человека с болезненной н слабой конституцией, либо перенесшего множество напастей н несчастий и прожившего жизнь в нищете и печали. Роза в полном расцвете. • Мои сладкие запахи распространились повсюду. Когда божественная благодать затрагивает ум человека, даже негодяй становится добродетельным. Его каменное сердце разрушается, а вместо него вводится сердце человеческое, которому доступны самые благородные и добрые порывы. Тогда это сердце становится способным испытывать нежные чувства не только по отношению к какому-то одному человеку, но и распространять свою заботу и участие навесь род человеческий, изливая благодеяния и доброту на всех, кто находится в пределах его досягаемости. Маленький букетик роз. Они скорее завянут, чем расцветут. Символ тленной сущности всякой земной вещи, и только великолепие небесное и радости, обретенные устремлением к вещам небесным, никогда не состарятся и не подвергнутся порче и разложению. Цветущий розовый куст, растущий рядом с чесноком. • От этого соседства мой запах кажется еще слаще. Символ показывает, что контрастирующие друг с другом вещи, оказываются наилучшими компаньонами. Порок оттеняет добродетель, выставляя ее в наиболее выгодном свете. Сорванный розовый бутон. Безвременная кончина, но счастливая судьба. Символ ребенка, умершего в невинном возрасте. Эту смерть можно счигать безвременной, поскольку ребенок не достиг зрелого возраста и не развил заложенного в его природе совершенства, которое вознаградило бы своей красотой всех его почитателей. И тем не менее, эту судьбу можно назвать счастливой, так как в ней еще не было страшных, разрушающих душу соблазнов, превратностей, бурь и штормов, невыносимых мучений, которые всем предстоит испытать, блуждая по лабиринту нашей жизни. Куст розы зимой. Хотя сейчас обо мне забыли, меня окружат заботой потом. Символ того, что у каждой вещи есть свое время. Пословица. У каждой собаки есть свой день. Рус эквивалент. Будет и на нашей улице праздник. Не все ненастье, проглянет и красное солнышко. Розовый куст в горшке, лишенный листьев и цветов. • На мне шипы, но я надеюсь на розы. Смысл этого символа заключается в том, что мы должны стойко переносить и мириться с превратностями судьбы и различными жизненными неудобствами (то есть шипами), сохраняя при этом надежду на то, что обязательно придет время, когда мы насладимся радостей, благополучной жизнью (которую символизируют розы). Цветущая роза. Символ процветания. Сейчас я во всю красу свою облачена, Сейчас я ухожена и взлелеяна, Но когда зима обнажит мои ветви, Никто не удостоит меня своей любви и заботы. Роза в полном расцвете. Для общественного блага. Символ олицетворяет открытое, благородное, щедрое сердце, сострадающее людям и неравнодушное к человеческому несчастью. Щедрость, с которой оно изливает на окружающих свою любовь и внимание, представляет собой не только акт беззаветного великодушия, но также является результатом сердечной привязанности и страстной, сочувственной нежности, которой в избытке наделены такие сердца. Розовый бутон. Мои красота и сладость закрыты на замок. Символ скаредного, прижимистого негодяя, весь смысл существования которого направлен на себя самого. Все, к чему он стремится, в конечном счете вызвано его эгоизмом. Этот человек ставит во главу угла всех поступков лишь свои собственные, частные интересы и личное удовольствие. Цветущая роза и жук внутри нее. • Порочным не нравится доброе. Символ того, что скверна не выносит порядочности и справедливости. Жук, который привык наслаждаться коровьим навозом и грязью, зачахнет и погибнет от благоухающего аромата розы. На этих цветах некоторые виды жуков часто обретают свою смерть или совершенно теряют силы. Психология Звезда или Солнце Символ Я, выявляющегося в конце процесса психической трансформации, и означает великую духовность. Но в то же время, хотя розы, увиденные во сне, предвещают нечто прекрасное … не следует забывать и о шипах, говорящих о предчувствии тяжкого испытания «. о страдании. Искусство розы были воспеты такими поэтами, как Гомер, Анакреон и Вергилий, В стихотворении Гете «Полевая розочка» цветок колется, стараясь уберечь свою добродетель, но его все-таки срывают и розе остается только терпеть это… Вершиной поэтического и религиозного осмысления этого образа можно считать розу как мистический символ, объединяющий все души праведных, в финале «Божественной комедии» Данте. После Данте роза всё чаще символизирует духовное избранничество, высокое этическое совершенство, творческий порыв (в итальянском гуманистическом неоплатонизме, философских утопиях розенкрейцеров и масонов и т. д.). Роза как символ земной чувствительной страсти чрезвычайно популярна в средневековой куртуазной литературе, новоевропейской любовной лирике, эротической аллегорике XVI—XVII вв. Эволюция образа розы отмечается и в более поздней поэтической и мистической традиции. Так, у немецкого поэта К. Брентано в «Романсах о Розарии» выступают три сестры — Розароза (Алая роза), Розадора (Золотая роза) и Розабланка (Белая роза), которым грозит кровосмесительная связь с братьями, но их спасает вмешательство благодати. Роза становится стержневым образом-символом в искусстве романтиков (У. Блейк, Д. Г. Россети, А. Штифтер и др.), символистов рубежа XIX—XX вв. (С. Малларме, В. де Лиль-Адан, О. Уайльд, кружок франц. поэтов — розенкрейцеров и др.), писателей XX в. (например, У. Б. Йитс, Дж. Джойс, Т. С. Элиот, П. Целан; в России, в первую очередь, — А. А. Блок и О. Э. Мандельштам); в большинстве своём мотивы розы у этих авторов так или иначе восходят к Данте. В поэтическом цикле Вяч. Иванова «Rosarium» роза связывает воедино бесконечное число символов, сопровождая человека от колыбели через брак к смертному ложу, и является как бы универсальным символом мира и человеческой жизни. Образ розы присутствует во многих произведениях искусства (роза — один из основных и древнейших видов орнамента, мистическая роза на витражах средневековых храмов). Роза знаменует совершенно «божественную» гармонию мироздания. В Швеции само понятие «народных росписей» обозначается как «rosemalning», то есть «живопись роз». Исключительную роль играет роза в символике иранской литературы и искусства. Традиционен мотив любви соловья к розе: когда её срывают, соловей вскрикивает; роза красна от крови влюблённого в неё соловья и т. п. Не менее известен мотив, объединяющий розу и вино. Ad vocem говорить sub rosa (букв. «под розой», то есть наедине, и не разглашая). В залах для совещаний, означает секретность и осторожность. Собирая застолье, хозяин вешал над столом розу — напоминание о том, что лишней болтовни допускать не следует. Позднее этот обычай распространился на официальные учреждения. лат. sub rosa, букв. «под розой» как обозначение тайны Римские любовники-рыцари дарили розы дамам своего сердца в знак тайного сговора. Pot aux roses (в пер. с фр. дословно «горшочек с розами») — секрет, тайна. Фр. nouveau soleil — новое Солнце; Noel — Рождество; то есть этимология прослеживается четко. «Ах! Роз в полной красоте уже и не осталось, их люди все своим любимым раздарили!» («Сон серебряной Саломеи» Ю. Словацкого). «То, что в природе красивее всего цветет, как, например, розы, лилии, фиалки, быстрее других и вянет; подобно наикрасивейшим цветам, и жизнь человека проходит особенно быстро» («История Природы» Плиния Старшего). По Омару Хайяму, «Розы лучше всего растут там, где некий царь пролил немало крови». «Приветствую тебя, роза из садов Пророка! Цветение эдемской красоты среди неверных!» («Поэзия» А. Грозы, польского поэта). Присловье: нет розы без шипов; кто розы срывает, поцарапан бывает… «Нам не страшен и мороз, был бы только запах роз!» («Веселье» К. Выспянского). Идти по пути, усыпанном розами — значит жить полнокровной жизнью, пользуясь доброй и заслуженной славой, быть абсолютно счастливым. «Замечательная красота розы, ее чарующий запах, весь ее вид превратили цветок в символ счастья и процветания во всех мировых культурах. Роза символизирует и самое прекрасное время дня, поэтому ионический поэт назвал Эос (богиню утренней зари) «розовоперстой» (Фридрайх). Ad notanda Роза китайская — узорчатый куст из семейства мальв; Роза иерихонская — воскресающее растение из семейства крестоцветных… Куст розы из Иерихона (Экклезиаст 24: 18), это атрибут высшей мудрости. Роза Шарона, или шаронская роза, с которой сравнивается возлюбленная в Песне песней (2: 1), символизирует плодовитость, небесную нареченную, невесту Соломона, Израиль, Христа, Марию, была не розой, а скорее нарциссом, или шафраном (крокусом). Старый Медард, епископ Нуайона во времена Хлодвига I, в течение года опросил 530 девушек, чтобы найти среди них самую добродетельную. «Лауреаткой» оказалась лишь его собственная сестра. С тех пор до нашего времени в тех краях происходят подобные «выборы» и победительница коронуется розами.

Источник: http:www.symbolarium.ru

Приветствие директора Государственного музея-гуманитарного центра «ПРЕОДОЛЕНИЕ» им. Н.А. ОСТРОВСКОГО ОЛЬГИ ИЛЬИНИЧНЫ ДЕВИЧЕВОЙ участникам проекта «ПОРТРEТ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ» — 2016

Маргарита Сюрина Афиша Музей Преодоление

Музей-центр «Преодоление» им. Н.А. Островского с радостью приветствует у себя на Тверской, 14 организаторов и участников замечательного художественного проекта «Портрет Российской словесности»!

Особенно почетно размещать выставку в 2016 году – в год 250-летия со дня рождения Н.М. Карамзина, тем более что строки его произведений звучали в нашем доме неоднократно. Их произносили современники выдающегося российского историка и литератора.

Дом, где расположен наш музей – памятник архитектуры и истории XVIII – XX веков, с судьбой которого связаны имена многих выдающихся людей нашего Отечества. Построенный великим русским зодчим Матвеем Казаковым для вдовы статс-секретаря Екатерины II Г. Козицкого – Екатерины Ивановны Козицкой, дом пережил пожар 1812 года и долгое время оставался одним из самых красивых зданий на Тверской улице.

С 1824 по 1829 г.г. в нем жила княгиня Зинаида Александровна Волконская. Ежедневно, на ее литературно-музыкальных салонах собирался цвет российской культуры. Здесь велись беседы об искусстве, о будущем России. Авторы знакомили с новинками своих сочинений. Здесь любил бывать А.С. Пушкин, которого привлекала свободная, вдохновенная, глубоко интеллектуальная и дружеская атмосфера.

Здесь неоднократно читали «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина.

В связи с выходом в свет «Истории Государства Российского», на фоне интереса в обществе к древней истории, чувствуя свою кровную связь с древним княжеским родом князей Белосельских, княгиня посвятила себя изучению быта славян докиевской Руси. Зинаида Александровна Волконская была избрана почетным членом Общества любителей российской словесности и Общества истории и древностей российских, глубоко интересовалась русской историей. Она была известна не только как хозяйка великосветского салона и видный культурный деятель, она по праву считается одним из выдающихся авторов своей эпохи. Ей принадлежит поэма «Сказание об Ольге» и повесть «Славянская картина V века», изображающие жизнь и нравы первобытных языческих славян.

Мы очень рады, что благодаря художественному проекту «Портрет Российской Словесности» в нашем доме снова возникнут образы, навеянные великим трудом историка, что эта тема интересна мастерам современного искусства.

Нам есть на что опираться, расширяя понятие «преодоление». Мы связываем его с культурно-исторической Памятью.

Директор Государственного музея-гуманитарного центра

«Преодоление» им. Н.А. Островского

Ольга Ильинична Девичева

Приветствие директора Дома-музея МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ ЕЛЕНЫ ИВАНОВНЫ ЖУК участникам проекта «ПОРТРЕТ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ». СЛОВО О «ПОРТРЕТЕ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ» — 2016

Дорогие друзья!
Дом-музей Марины Цветаевой с радостью приветствует организаторов и участников проекта «Портрет Российской Словесности»!
Наше сотрудничество началось еще в 2014 году, когда состоялся премьерный показ проекта, в рамках которого экспонировались портреты русских поэтов и прозаиков от А.С. Пушкина до И.А. Бродского. Осенью того же года проект был еще дважды показан в Москве; третья выставка «Нет, я не Байрон, я другой…» была посвящена 200-летию М.Ю. Лермонтова.
Год спустя, уже снискав многочисленные теплые отзывы зрителей, проект «Портрет Российской Словесности» вернулся в наши выставочные залы: с 30 июля по 31 августа 2015 г. мы принимали выставку «Война и мир», приуроченную к празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне и Года Литературы. Все эти выставки пользовались большим вниманием общественности и получили высокую оценку специалистов.
И вот художественный проект «Портрет Российской Словесности» начинает свой третий сезон!
По уже сложившейся традиции открытие сезона состоится 30 июля 2016 г.
в Доме-музее Марины Цветаевой. Тема выставки «Русская литература и Крым» имеет особое значение и для нашего Дома: в этом году исполняется 105 лет со дня встречи Марины Цветаевой и Сергея Эфрона в Коктебеле у Максимилиана Волошина.
16 ноября 2016 г. в Доме-музее Марины Цветаевой откроется вторая выставка проекта, посвященная 250-летию со дня рождения Николая Михайловича Карамзина, – «История государства Российского в лицах».

Дом-музей Марины Цветаевой направляет искренние поздравления организаторам, участникам и лично – идеологу проекта «Портрет Российской Словесности» Маргарите Сюриной и приглашает всех посетить выставки «Русская литература и Крым» и «История государства Российского в лицах»!

Директор Дома-музея Марины Цветаевой, Елена Ивановна Жук

Афиша Маргарита Сюрина Музей Марины Цветаевой

Галерея «ОРЕАДЫ — LES OREADES», ЦДХ. Выставка «ОБРАЗЫ ВРЕМЕНИ». Адрес: КРЫМСКИЙ ВАЛ, дом 10 до 30 июля 2016 года

В Москве, в Центральном Доме Художника, в зале № 5 второго этажа, до конца июля 2016 года галерея «Ореады – Les Oreades» выставила
126 полотен и 15 скульптур. Коллекция картин тщательно отбиралась в течение 25 лет. Выставлены произведения Жака Ихмальяна, Виктора Семеновича Сорокина, Владимира Роскина, Олега Вячеславовича Чистякова, Моисея Фейгина, Петра Дика. Их картины с 1990 года покупались в галерее для частных коллекций России и мира, работы авторов находятся в собраниях государственных музеев России. Особое место занимают авангардные листы 60-70 годов Тамары Андреевны Шиловской. Она была первым художником галереи, и в 2016 году мы отмечаем 100-летие со дня ее рождения и 26 лет совместной работы. Анатолий Пурлик с 1997 года украшает залы галереи, его картины современны и заставляют яростно спорить. Алексей Ланцев всегда узнаваем яркими полотнами в абстрактном стиле. Особое впечатление производят картины Михаила Голубева. Глубина философского осмысления тем бытия и уникальная живописная техника останавливают перед его картинами каждого. Галерея «дышит» новыми именами и новыми картинами. С 2016 года впервые экспонируются картины Стаса Ильина. Он пишет натюрморты «Кухни мира» и образы стильных, красивых и манящих своим таинством современных женщин. Илья Комов ярко, условно по форме и по цвету, отражает пейзаж городов России и Франции. Особую ауру создают картины Игоря Шипилина. Ему нет равных по колориту и тончайшим нюансам живописи, это – настоящий Врубель нашего времени. Интересно смотрятся абстрактные полотна Андрея Коровина. Они тактично дополняют экспозицию зала. Керамические объекты Владимира Чибисова, неожиданные по форме, выполненные в шамоте, расписанные ангобами и эмалью притягивают к себе. С апреля 2016 года в ЦДХ галерея выставляет картины Олега Вячеславовича Чистякова, которому исполнилось 94 года, мастера московской школы живописи.
Выставка изящна, разнообразна, интересна по содержанию. Она учит молодых художников, как найти свой язык выражения и тему для картины, а любителям живописи дарит радость соприкосновения с умным и прекрасным.
Директор галереи
Лилия Славинская
«Образы времени» на выставке галереи «Ореады – Les Oreades»

Весь июль РЕН ТВ показывает сериал «ИГРА ПРЕСТОЛОВ». Накануне воскресного показа в субботу 2 июля 2016 года состоялся фестиваль в САДУ ЭРМИТАЖ

Хотите попробовать любимый пирог ДЖОНА СНОУ и пирожное САНСЫ? Вас ждут сегодня (2 июля 2016 года) на фестивале «ИГРА ПРЕСТОЛОВ РЕН ТВ» – в московском саду «ЭРМИТАЖ» до 20:00

Сегодня в Саду Эрмитаж «РЕН ТВ» представляет мир Семи Королевств!
Дом Севера, Речные земли, Дорн, Железные острова, Королевская Гавань, Дом Арренов, Простор, Побережье узкого моря.
Приятно встретиться с героями — российскими двойниками известных персонажей и посетить ярмарку угощений по средневековым рецептам легендарного сериала.

Джон Сноу -- один из самых любимых главных героев сериала В Эрмитаже можно встретить его двойника на фестивале фильма "Игра Престолов" 2 июля 2016 года

Джон Сноу — один из самых любимых главных героев сериала
В Эрмитаже можно встретить его двойника на фестивале фильма «Игра Престолов»
2 июля 2016 года

Игра престолов Арт-Релиз.РФ

Эрмитаж Игра престолов Арт-Релиз.РФ

Татьана Ормант редактор интернет-журнала АРТ-Релиз.РФ побывала одной из первых на фестивале Игра Престолов РЕН ТВ в Саду "Эрмитраж"

Татьана Ормант
редактор интернет-журнала АРТ-Релиз.РФ побывала одной из первых на фестивале Игра Престолов РЕН ТВ в Саду «Эрмитраж»

∙ Дом Севера — баран и поросенок на вертеле, корейка на кости с овощами, салаты, любимый пирог Джона Сноу и пирожное Сансы, апельсиново-имбирный эль
∙ Речные земли — выпечка с речной рыбой, пироги с форелью и щукой, грибная икра, пирожки с начинкой из муксуна и нельмы, телятина с подпеченными яблоками
∙ Дорн — жгучее куриное филе с лепешкой, жаркое из говядины с овощами, хумус, острые закуски, треска в кляре, лимонад
∙ Железные острова — сочное крабовое мясо в лаваше из темного хлеба, шаурма с крабовым мясом, бразильский лимонад, Чича Морадо
∙ Королевская Гавань — экзотические виды плова, приготовленные в казане. Шашлык из баранины, телятины, печени, курицы. Вишневый и клюквенный морс
∙ Дом Арренов — медовые сладости в восточном стиле: пахлава, кадаиф, сарма, рахат-лукум, орехи в меду
∙ Простор — фруктовые торты, брауни на темном пиве, кейк-попсы, меренги, макарони
∙ Побережье узкого моря — экзотические фрукты в нарезке и витаминные смузи, мохито, имбирный лимонад

1. Вход на фестиваль – БЕСПЛАТНЫЙ. Входных билетов НЕ СУЩЕСТВУЕТ.
2. Мастер-классы и фотозоны – бесплатные.
3. Цены на еду в кафе – демократичные, по аналогии с другими парковыми фестивалями.
4. Обо всех активностях фестиваля вам расскажет наша схема.
5. Железный трон будет!
6. С драконами в парк не пускают.

Игра Престолов -- сказка, которая интересна и многим взрослым

Игра Престолов — сказка, которая интересна и многим взрослым

Вкусные сласти, пахлава, восточные и европейские составили бесконечные сладкие плантации

Вкусные сласти, пахлава, восточные и европейские составили бесконечные сладкие плантации

Лето в разгаре Мохито будет кстати

Лето в разгаре
Мохито будет кстати

Жаркие угли для гриля

Жаркие угли для гриля

Железный Трон -- главная интрига сюжета. Все со всеми в "Игре Престолов" борются за право обладать этой властью.   В Сажу "Эрмитаж" воплотили Железный Трон к удовольствию всех желающих примерить образ властителя Семи Королевств.

Железный Трон — главная интрига сюжета. Все со всеми в «Игре Престолов» борются за право обладать этой властью.
В Сажу «Эрмитаж» воплотили Железный Трон к удовольствию всех желающих примерить образ властителя Семи Королевств.

Эрмитаж Игра Престолов Старки Арт-Релиз.РФ

Эрмитаж, Игра Престолов Арт-Релиз.РФ

Игра Престолов Эрмитаж . Арт-Релиз.РФ