Архивы рубрики ‘Фото-Архив’

ОДРИ ХЕПБЁРН. Книга «ЖИЗНЬ, РАССКАЗАННАЯ ЕЮ САМОЙ» ПРИЗНАНИЯ В ЛЮБВИ. Рубрика ЦИТАТА. Рубрика КНИГИ, ИЗДАНИЯ, ЛИТЕРАТУРА. Рубрика ФОТОСЕССИЯ

Одри Хепберн На вилле "Ла Винья" за пределами Рима, арендованной Одри и её мужем Мелом Феррером  август 1955 г.  Фото: Норман Паркинсон  для американского Vogue

Одри Хепберн
На вилле «Ла Винья» за пределами Рима, арендованной Одри и её мужем Мелом Феррером
август 1955 г.
Фото: Норман Паркинсон
для американского Vogue

Одна из величайших актрис 20 века, Одри Хепберн — символ романтической красоты и эпохи шестидесятых. Миниатюрная, изысканная, утонченная, она стала олицетворением женственности и стиля. Но жизнь ее не была легкой. В детстве Одри пережила немецкую оккупацию, что сильно подорвало ее здоровье и впоследствии привело к депрессиям. А карьера ее была успешной с первых ролей. «Оскара» Одри получила за первую же большую роль (принцессы Анны в «Римских каникулах»). А фильмы «Завтрак у Тиффани», «Моя прекрасная леди», «Как украсть миллион», «Война и мир» завоевали любовь кинозрителей всего мира.

Одри Хепберн.  Фотосессия в Голливуде на студии Paramount для нового фильма «Сабрина». Фотограф: Бад Фракер.  Октябрь 1953 г.

Одри Хепберн.
Фотосессия в Голливуде на студии Paramount для нового фильма «Сабрина». Фотограф: Бад Фракер.
Октябрь 1953 г.

Последней ее ролью стал ангел из фильма Стивена Спилберга, а последними словами — «Они ждут меня… ангелы… чтобы работать на земле…» Ведь главным делом своей жизни Одри Хепберн считала не кино, а работу в ЮНИСЕФ — организации, помогающей детям всего мира, для которых она стала настоящим ангелом-хранителем. Потом даже говорили, что Одри принимала чужую боль слишком близко к сердцу, что это и погубило ее, спровоцировав смертельную болезнь, — но она просто не могла иначе…


Одри Хепберн фотосессия для фильма «Сабрина». октябрь 1953 г. Фото: Бад Фракер

Одри Хепберн
фотосессия для фильма «Сабрина». октябрь 1953 г.
Фото: Бад Фракер

Одри Хепберн: «Я была счастлива в этой жизни, может, поэтому Стивен Спилберг предложил мне сыграть ангела по имени Одри Хепберн в своем фильме «Встреча»? Играть ангела с собственным именем… такое, кажется, не удавалось никому. Мне удалось. Очень хочется верить, что эта последняя моя актерская роль в земной жизни не прервется в последующей. Когда люди умирают, они же куда-то деваются? Вдруг и впрямь будет ангел по имени Одри Хепберн?»

Одри Хепберн Признания в любви

Отрывок из книги ОДРИ ХЕПБЕРН. ЖИЗНЬ, РАССКАЗАННАЯ ЕЮ САМОЙ. ПРИЗНАНИЯ В ЛЮБВИ.

Сколько мне осталось?
Я постаралась, чтобы голос звучал как можно спокойней, в конце концов, врач ни в чем не виноват, истерика бессмысленна, эту битву я проиграла.
– Не более трех месяцев. Сожалею, мы ничего не можем поделать… Четвертая стадия… Никто не может.
– Три месяца? Не слишком щедро, нужно поторопиться, чтобы успеть.
– Что успеть, мадам?
– Вспомнить всю свою жизнь, доктор. У меня была замечательная жизнь, я встречалась со столькими талантливыми людьми. Трех месяцев, чтобы с благодарностью подумать о каждом, пожалуй, маловато… Но если вы обещаете только три… не буду терять время.
Я от души улыбнулась. Ответная улыбка была кислой.

Мне действительно нужно многое вспомнить и многих мысленно поблагодарить.
Разве можно в последние часы не думать о своих сыновьях, о Робе, о друзьях, обо всех, ради кого много лет ездила по миру…
Я была счастлива и прежде чем уйти, хочу еще раз мысленно прожить столько чудесных мгновений. Я успею это сделать, хотя три месяца для целой жизни ничтожно мало…
Операция оказалась бесполезной, она лишь ненадолго продлила мою жизнь, подарила немного времени, может, для того, чтобы я успела отдать дань всем, кто жил и любил меня, и всем, кто еще будет жить после моего ухода, надеюсь, здорово и счастливо.
У всех есть детство. Только не у всех одинаковое…
Какие праздники люди любят больше всего? Дети, конечно, Рождество и свой день рождения. Я тоже. Став мамой, полюбила дни рождения своих обожаемых мальчиков.
Это был самый грустный день рождения в моей жизни.
Мама с отцом уехали, кажется, в Мюнхен, и я очень переживала, вернутся ли вовремя. Когда стало ясно, что нет, няня попыталась успокоить (лучше бы она этого не делала!):
– Просто их задержали важные дела. Взрослых часто задерживают дела. Они непременно пришлют тебе поздравление и подарок!
Я схватилась за эту спасительную мысль: конечно, конечно, их задержали дела, но родители обязательно пришлют мне весточку, ведь они меня любят, я знаю!
Утром никакого сообщения не было, няня снова успокоила:
– Одри, почтальон еще не приходил.
Кажется, я весь день просидела у окна в ожидании почты. Когда показалось, что почтальон идет, со всех ног бросилась к двери, чтобы открыть сразу, как только раздастся стук в нее, но…
– Он… прошел мимо?..
Няня уже осознала свою ошибку и теперь пыталась что-то исправить.
– Одри, может быть, письмо случайно положили не в тот ящик… может, просто что-то напутали на почте…
Я бросилась обуваться.
– Надо идти!
– Куда?
– На почту! Там должны разобраться.
– Имей терпение. Если письмо задержалось, его просто нужно дождаться, у почты много других писем. Ты же помнишь, что всегда говорит твоя мама: нужно думать прежде всего не о себе, а о других.
Это была правда, мама учила меня думать сначала о других.

Я со вздохом согласилась:

– Да, наверное, у почты слишком много других, более важных писем…
О подарке речь уже не шла.
Письма так и не было, из-за дел в Мюнхене родители просто забыли о моем дне рождения, но я предпочитала думать, что письмо затерялось.
Всю ночь я пролежала без сна, пытаясь понять, чем я могла их так рассердить, что они забыли о своей дочери. Я уже не лазила по деревьям вместе с братьями (просто потому, что они уехали учиться), не таскала из колясок чужих младенцев, чтобы покачать их на руках, не тащила в дом каждого встречного котенка или щенка, не приставала к собакам в попытке погладить, не тискала до бессознательного состояния своего кролика, таким образом выражая ему свою любовь… Я уже была хорошей, послушной девочкой, но что-то все равно не так, если я маме с папой не нужна.
Стало страшно, очень страшно: а что, если я не нужна совсем?!
– А вдруг родители не вернутся?
– Что ты говоришь? Как они могут не вернуться?
– Что, если они не захотят возвращаться к непослушной девочке?
– Одри, я завтра же отправлю им письмо с сообщением, что ты стала очень послушной.
– Напиши, пожалуйста! Напиши!
Едва разлепив глаза на следующее утро, пристала к няне:
– Написала?
Родители приехали, но даже упоминания о забытом поздравлении не было, я сразу поняла, что что-то не так, они почти не разговаривали друг с другом. И что случилось, тоже не рассказывали.

Когда отец вдруг ушел, мне было всего шесть. Это случилось довольно скоро после того самого несчастливого дня рождения.
Конечно, я понятия не имела, куда и зачем родители ездили, политические игры не для шестилетних девочек, я знала одно: мама и папа забыли о моем дне рождения, а еще, что после возвращения ссоры в нашем доме стали постоянными. Теперь я уже не сидела под обеденным столом во время скандалов, как раньше, потому что слышать крики родителей была не в состоянии, я стала убегать и прятаться, закрыв уши.
Делать это пришлось недолго. Однажды папа ушел. Он кричал, что так жить не может, мама отвечала тем же. Я не понимала слов «альфонс» и «подлец», но понимала, что это очень плохо, и знала только одно: мама тоже не хотела, чтобы он уходил, ругала папу, но не хотела!
– Папа, не уходи! Папа, я люблю тебя!
Он даже не оглянулся, ему было все равно.
Мама коротко приказала:
– Прекрати унижаться!
Я замолчала, хотя слезы все равно текли ручьем.
– Я… я просто не хотела, чтобы он уходил. Я хочу, чтобы он любил нас.
– Любовь нельзя вымаливать, она либо есть, либо нет.
И я, шестилетняя, поняла и навсегда запомнила – любовь не выпрашивают, это подарок небес, которого может и не случиться.

Через много лет я поняла и то, почему родители ссорились, и куда ездили, и в чем мама обвиняла отца. Однажды во время оккупации она резко бросила в сторону колонны оккупационных войск, марширующих по городу:
– Вот с кем дружит твой отец!
Сказала и забыла, а я никак не могла поверить: папа и фашисты?! Нет, этого не могло быть!
Ты скрывала все много лет, в том числе и собственное сотрудничество с Британским союзом фашистов – организацией Освальда Мосли, хотя быстро сумела с ними порвать. Это «дно» ты имела в виду, мама? Именно туда попал в конце концов отец? Когда я задала ему такой вопрос после войны в Дублине, он не ответил. Ты научила меня скрывать прошлое, хотя в моем не было ничего предосудительного, разве я виновата, что, когда мне было шесть, родители ездили в Мюнхен, чтобы пообедать с Гитлером? Не наедине, в числе большой компании сторонников Британского союза фашистов, но ведь с Гитлером!
Ты права, одно лишь подозрение, что родители могли в таком союзе состоять, испортило бы мою жизнь.
Я не осуждаю, наверное, для вас нашлось что-то притягательное в идеях Мосли и союза, я знаю другое: во время оккупации ты активно помогала Сопротивлению.
Но тогда, в 1935 году, мне было все равно, кому вы сочувствуете, я страдала. Папа уехал и не обещал вернуться, как делал раньше, а ты много плакала, скрывая свои слезы от всех. Как мне хотелось стать такой же сильной, научиться делать вид, что неприятностей просто не существует, но у меня не получалось.
Я уже знала, что отец ушел не из-за меня, но переживала, что не могла его удержать.
– Папа, не уходи!
Но он ушел. И вот тогда я испугалась, что уйти можешь и ты тоже, а я останусь совсем одна в этой жизни!
Это немыслимо страшно для шести лет – испугаться, что останешься одна! Надо мной смеялись, говорили, что я к тебе приклеена. Это действительно было так, но на сей раз ты не сердилась и даже не возражала. Мы жили, словно чувствуя свою вину друг перед дружкой. Я боялась хоть в чем-то перед тобой провиниться, а ты старалась научить меня как можно большему, а еще воспитать устойчивость к любым жизненным ситуациям.

Мама научила меня всему – рисовать и читать, любить книги и быть старательной, сдерживать эмоции и думать прежде о других, а потом о себе, научила быть доброжелательной даже тогда, когда хочется выть волком, научила трудиться, а еще – не сдаваться и не опускать руки.
Сейчас я понимаю, что самым тяжелым для нее было уберечь меня от разочарования в отце. Мама не хотела, чтобы я считала себя дочерью фашиста или никчемного человека, а потому предпочитала казаться жестокой и несправедливой в моих глазах, только чтобы не допустить меня к тесному общению с отцом. Она догадывалась, что я ему не нужна, что получу страшную травму, если попытаюсь его разыскать?
– Я хочу найти в Англии отца…
– Зачем?
– Но ведь он мой папа…
– Одри, у Джозефа может уже быть другая семья, и им не понравится появление его дочери.
Это горько, очень горько – сознавать, что отец мог забыть обо мне только потому, что у него новая семья. Они еще не были разведены, но я знала, что вторые семьи бывают и у женатых мужчин.
– Я не буду мешать этой семье, я не приду к ним в дом. Я просто хочу, чтобы папа навещал меня.
– Не думаю, что это хорошая мысль.
Мне казалось, она так говорит из ревности, а мама просто старалась оградить меня от еще большего разочарования, если отец не станет видеться со мной часто. Так и произошло, но я все равно разыскала его, и от огорчения уберечь меня не удалось.

Перед самым началом Второй мировой войны мама вдруг забрала меня из пансиона, вернула домой моих братьев Александра и Яна и перевезла всех в Голландию, в Арнем, неподалеку от которого было имение дедушки – Вельпе. Этот переезд, пожалуй, определил наши судьбы. Иногда я думала, что было бы, переберись мы все вместе в Англию. Но тогда казалось, что Англия – главная цель для Германии, ей достанется больше всего. Нейтральной Голландии, находившейся под боком у воинственной Германии, но тесно связанной с ней тысячами кровных уз, множеством работавших там людей, бояться нечего.
Я никогда, и став совсем взрослой, даже мысленно не обвиняла маму в этом переезде. Во-первых, никто не мог знать, что немцы захватят нейтральную Голландию, во-вторых, ожидать, что она падет через пять дней. Но главное, кто в 1940 году мог ожидать ужас голода 1944 года? Германия жила хорошо, никто не думал, что оккупанты превратят нашу жизнь в настоящий ужас.

Книга Трумена Капоте «Завтрак у Тиффани» начинается с фразы «Меня всегда тянет к тем местам, где я когда-то жил, к домам, к улицам».
А меня тянет? Пожалуй, да.
Но есть места особенно дорогие – те, где мы боролись не только за радость и благополучие, а и за саму жизнь.
В Арнеме мне очень понравилось. Я помнила мамины рассказы о большом родительском доме, о красоте самого города, о том, какие там замечательные парки и фонтаны… Меня больше привлекали театры и концертные залы, к тому же было обещано, что я буду учиться танцу в Арнемской консерватории. Дом действительно оказался большим и красивым, а родственники добрыми. Особенно я любила дядю Уильяма, добрейшей души человека. За те недолгие месяцы, которые прожила с ним рядом, дядя на всю жизнь привил мне ненависть не просто к войне, а к насилию.
В тишине и спокойствии прошли полгода, и только в мае стало ясно, что война не где-то там, а прямо в Арнеме.
Детство закончилось вдруг под грохот танков на тихих улицах Арнема.
Война научила меня многому, хотя куда лучше было бы учиться в мирной жизни.
Немцы очень быстро смогли справиться с Голландией, меньше пяти дней длились военные действия, после того как был разбомблен и сожжен Роттердам, Голландия капитулировала, а королева и правительство улетели в Англию. Они улетели, а мы остались…
Мама пришла в мою комнату рано утром, резким движением отдернула шторы и почти приказала:
– Вставай! Началась война!
Я хотела спросить: «А разве она уже не идет?», но услышала металлический лязг с улицы и поняла, что теперь война пришла на улицы города.
Но ребенку в одиннадцать лет трудно до конца осознать, что несет появление на улицах города солдат в чужой форме и с оружием. Кажется, даже страшно в первые дни не было, скорее любопытно.
Довольно скоро любопытство сменилось опасением. Нас выселили из своих комнат в пристройку для прислуги, мама сказала, что это еще хорошо, могли бы оставить просто на улице. С этих слов началась моя учеба, странная учеба – я училась новой жизни, вернее, училась выживать в любых условиях, училась тому, что в мире есть несправедливость куда страшней ухода отца из дома. Эта несправедливость касалась самой возможности жить, потому что очень скоро стало ясно, что за любое сопротивление следует жестокое наказание. Пока ты подчиняешься и принимаешь все с покорно опущенной головой, у тебя есть шанс уцелеть, если, конечно, не попадешь в облаву или заложники, которые своими жизнями расплачиваются за какой-то акт возмездия.
Когда я осознала, что выжить можно, только притаившись, как мышка в норке, стало страшно – а вдруг это на всю жизнь? Помнишь, я задала тебе такой вопрос, мол, как надолго немцы в городе? Ты заволновалась, попросила не только не спрашивать, но и не думать об этом, чтобы случайно не проболтаться.
Вот тогда я испугалась по-настоящему. Даже потом, когда относила передачу английскому летчику, что прятался в лесу, и попалась немецкому патрулю, так не боялась. Может, просто не успела испугаться, присела перед немцами, словно изображая балетный поклон, протянула собранные в лесу цветы и пошла дальше на негнущихся ногах…
А после такой просьбы стало страшно, потому что даже мама, такая решительная, всегда презиравшая неприятности, теперь не могла их не замечать. Это означало, что неприятности слишком велики и надолго. Кажется, я подумала: «Только бы не навсегда!» Никто не мог ответить, так это или нет.
К жизни в униженном положении привыкнуть нельзя, пока ты человек, ты будешь сопротивляться, если только привыкнешь, превратишься в животное. Но даже гордое животное не позволит себя унижать. И привыкнуть к тому, что нужно время от времени сдавать отпечатки пальцев, что тебя, как преступницу, фотографируют в фас и в профиль, что нужно то и дело менять удостоверения личности, получать карточки на питание… невозможно. Мы хотели жить свободно, спокойно ходить по улицам, не боясь окрика военных или полиции, покупать продукты, на какие хватит заработанных денег, не бояться пригласить гостей в дом и не занавешивать как можно плотней окна, чтобы свет не пробивался на улицу.
А многие хотели просто жить, но у них отняли и эту возможность.
Мама не виновата, что мне пришлось пройти вот такую школу, она сама проходила эту страшную школу вместе со мной.
Зато после войны могли смело смотреть в глаза остальным, потому что помогали Сопротивлению, потому что были как все.
Для меня самой трудной в первые месяцы оккупации, пока еще не стало совсем уж голодно и я еще могла брать уроки танцев, оказалась необходимость скрывать, что я имею английские документы, что у меня английское имя и отец в Англии. Тогда я стала вместо Одри Эддой и вынуждена разговаривать только по-нидерландски.
Это неправильно, когда человек, не сделавший ничего плохого и ни в чем не виноватый, должен скрывать свое происхождение, свое имя, свое прошлое. В Арнеме я должна была скрывать от немцев, что у меня отец англичанин, после войны – что отец состоял в Союзе фашистов, что он был из-за этого в тюрьме… Разве я в этом виновата?
Почему люди так несправедливы друг к другу? Я знала стольких хороших людей в Арнеме, вся вина которых состояла только в том, что они евреи. В нашем классе девочка-еврейка вместе с родителями попала в концлагерь. Мой дядя Уильям погиб, потому что оказался в числе заложников, которых расстреляли за убийство нескольких военных немцев. Брат попал в концлагерь, потому что угодил под облаву и попробовал бежать…
Но в то же время отец сидел в лагере в Англии только за сочувствие идеям нацистов, он ничего не сделал, но поддерживал Союз фашистов.
Останься я в Англии с отцом или мама вместе с Яном и Александром с нами, наверняка мы бы все также сидели в лагере. И хотя брат говорил, что лучше сидеть в английском лагере, чем в немецком, я думаю, что нигде не лучше.
Это после войны стало ясно, кто враг, а кто герой, а в самом начале войны Европа просто запуталась, с кем воевать – с Гитлером или со Сталиным. Но труднее всего оказалось детям, не виноватым во взрослых играх в политику. Через много лет я еще раз убедилась, что, когда взрослые воюют, страдают больше не они, даже не те, кто ранен, а именно дети.

Но даже во время оккупации мы оставались детьми, нам хотелось жить и радоваться жизни.
Чтобы случайно не выдать свой английский, я старалась как можно меньше разговаривать, зато как можно больше танцевать. Первые годы это получалось, пока на танцы хватало сил.
День заднем, месяц за месяцем мы выживали. Усиливалось сопротивление фашистам, в ответ усиливались репрессии, участились расстрелы, все меньше продуктов выдавали по карточкам, все больше становилось запретов. Мы, дети, не всегда серьезно воспринимали опасность, смертельную опасность. Не помню, чтобы было очень страшно, когда под стельку моей туфельки вкладывали записку с сообщением, а я часами играла на улице, дожидаясь, когда ее заберет связной. Игра, не больше. Но позже, уже имея собственных мальчиков, я задумалась, каково же было маме, прекрасно понимавшей, какой она подвергает опасности меня! Каково это матери, знающей, что один сын пропал без вести, уйдя на войну (потом брат вернулся, побывав в плену), второй чудом избежал расстрела, но увезен на работу в Германию, а дочь носится по Арнему с записками для бойцов Сопротивления или разыскивает в лесу сбитого английского летчика, рискуя жизнью!
Для нас, детей, участие в Сопротивлении было скорее своеобразной игрой, конечно, мы понимали, что это опасно, но вряд ли осознавали всю серьезность этой «игры». Просто по Арнему носилась компания подростков, выполняющая роль связных. Главным было не раздражать немцев и не казаться взрослее, чтобы не отправили на работы или в лагерь. Так попался при облаве мой брат и чудом выжил на принудительной работе в Германии.
Страшно стало, когда стали расстреливать участников Сопротивления за пущенные под откос поезда, а в городе начались облавы.
Потом ко всему добавился голод, фашисты, разозлившись на забастовки железнодорожников, запретили подвоз продовольствия гражданским лицам. Конечно, мы ходили за продуктами в соседние деревни, меняя вещи на еду, но, во-первых, это было очень опасно, во-вторых, вещей тоже почти не осталось, менять оказалось просто нечего. Я помню свои распухшие от недоедания и малокровия ноги… На таких колодах не потанцуешь, а ведь именно приработок обучением танцам был нашим единственным источником дохода.
Голод зимы 1944 года в Голландии вошел во все учебники по истории, но нам пришлось изучать этот ужас на собственном опыте. Моя худоба оттуда – из голодного 1944-го. Кушать один раз в день похлебку, сваренную из луковиц тюльпанов, а чтобы заглушить чувство голода, лучше побольше спать… Но я нашла еще один способ: приучила себя к мысли, что еда – это что-то не слишком приятное, потому ее нужно совсем немного, буквально чуть-чуть, только чтобы не умереть. У меня получилось, мне и по сей день еды нужно чуть-чуть… только чтобы не умереть…
А сейчас не нужно вовсе, потому что после операции у меня просто нет кишечника и жизнь сохраняют лишь инъекции. Представляете человека, которому совсем не нужно садиться за стол, брать в руки вилку или ложку, жевать, глотать?..
Но тогда мой организм настойчиво требовал еды, потому что мне было четырнадцать и я росла. Представляю, какие чувства испытывала мама и тысячи таких же матерей, которые не могли дать своим растущим детям ни крошки, ни ложки супа, ни глотка молока! Тяжело, когда нечего есть самим, но куда страшнее, если нечем накормить детей.

Мама выдержала все, хотя седых волос на ее голове за время оккупации прибавилось. Невозможно не поседеть, когда у тебя на глазах расстреливают брата, кузена и еще знакомых, а сына увозят в Германию. Невозможно не переживать, если ушедшая за продуктами дочь не возвращается длительное время, и это тогда, когда с неба сыплются снаряды, потому что тихий, спокойный до войны Арнем стал местом проведения операции союзников, а немцы оказали сильнейшее сопротивление.
Это действительно был ужасный поход. Посреди зимы нас просто выкинули уже не из домов, а из самого города, немцев мало заботило, куда денутся женщины с детьми без еды и крыши над головой. Наша семья ушла в Вельпе, где стоял большой дедушкин дом. Крыша над головой нашлась, но под этой крышей было холодно и совсем нечего есть. Вот тогда и родилась мысль сходить в безлюдный Арнем за едой.
В нашем арнемском доме остался мешочек с сухариками, который держали на самый крайний случай и в спешке ночных сборов, когда немцы приказали всем горожанам покинуть Арнем немедленно, дав на сборы несколько часов, забыли. Мы запихивали в рюкзаки и чемоданы все, что только могли унести, но довольно быстро поняли, что почти ничего не сможем, потому что все едва держались на ногах от недоедания.
Когда в Вельпе было съедено все, вплоть до луковиц тюльпанов, оставленных зимовать в подвале, мы вдруг вспомнили о тех сухариках, и я уговорила отпустить меня в Арнем. Казалось, ну что опасного в том, что я схожу в пустой город?
Конечно, опасно, очень опасно, даже не только из-за немцев, но и просто из-за одичавших собак и голодных людей. Но хуже всего, что можно было попасть на строительство укреплений, куда немцы сгоняли всех, попавшихся патрулям. Едва ли я выдержала бы работы лопатой… Но главное – я должна принести родным немного еды, которую удалось разыскать!


Одри Хепберн Франция, Шато-де-ля-Бланш-Рейне,  май 1956 г.

Одри Хепберн
Франция, Шато-де-ля-Бланш-Рейне,
май 1956 г.

Одри Хепберн  в студии Paramount  фотосессия для рекламы  фильма  «Забавная мордашка» апрель 1956 г.

Одри Хепберн
в студии Paramount фотосессия для рекламы фильма
«Забавная мордашка»
апрель 1956 г.

ФИЛЛИПП ХАЛСМАН: «Хороший портрет должен – и сегодня и через сто лет – показывать, как человек выглядел и что он из себя представлял». Рубрика ЦИТАТА. Рубрика ФОТОСЕССИЯ

Филипп Халсман (1906 — 1979 гг..) — выдающийся фотограф середины XX века, знаменитый автор постановочной и портретной фотографии. Серия «Филипп Халсман «Прыжок» стала классикой фотоискусства. В эту серию вошло более 200 портретов известных людей, совершающих прыжок.

Филипп Халсман Сальвадор Дали

Филипп Халсман
Сальвадор Дали
«Dali Atomicus»

Идея сюжета — движение электронов вокруг ядра: для этого на счет «три» ассистенты подбрасывали кошек и выплескивали из ведра воду, на счет «четыре» Дали подпрыгивал, вспышки освящали комнату ярким светом, чтобы Халсман снял происходящее на фотопленку. Так повторялось 28 раз, пока не получился этот знаменитый кадр.

Филипп Халстман Дали

Филипп Халстман
Дали

Мастер постановочной фотографии Филипп Халсман издал книгу «Усы Дали», посвященную знаменитому сюрреалисту. Самого Филиппа Халсмана называют первым сюрреалистом в фотографии.

С Сальвадором Дали Филипп Халсман познакомился в 1941 году в Нью-Йорке, куда он незадолго до этого, осенью в 1940 году, переехал из Европы, спасаясь от нацистов. Их дружба длилась в течение 30 лет. За это время совместные фотосессии подарили множество шедевров, в том числе и «Dali Atomicus».

Мало сказать, что карьера Филиппа Халсмана сложилась успешно, он стал самым признанным фотографом своего времени и классиком искусства. Фотографии его печатались в известных журналах — «Vogue», «Voila» и «Vu». Французская пресса назвала Халсмана самым лучшим фотографом-портретистом за портреты Поля Валерии, Марка Шагала, Андре Мальро, Жана Жироду, Жана Пенлеве, Шарля Ле Корбьзье, Андре Жида и многих других известных людей.
В 1945 году фотограф становится первым президентом Американской ассоциации журнальных фотографов, где начал вести борьбу за профессиональные и творческие права своих коллег. В 1951 году Халсман становится членом фотоагентства «Magnum Photos». Журнал «Популярная фотография» в 1958 году назвал фотографа одним из «Десяти величайших фотографов в мире». Сам же Халсман считает самым большим своим достижением 101 фотографию, размещенную на обложке журнала «Life». Этот рекорд на данный момент побить никому не удалось.

Филипп Халсман Барбра Стрейзанд

Филипп Халсман
Барбра Стрейзанд

Филипп Халсман: «Меня всегда притягивали человеческие лица. Каждое из них пытается ускользнуть и лишь иногда, мимолетно, приоткрывает тайну своего хозяина. Охота за этими откровениями стала целью и страстью моей жизни».

Филипп Халсман Одри Хепберн

Филипп Халсман
Одри Хепберн

Филипп Халсман Альфред Хичкок

Филипп Халсман
Альфред Хичкок

Филипп Халсман: «Хороший портрет… Этого нельзя достичь, заставляя человека принять ту или иную позу или ставя его голову под определенным углом. Для этого нужно провоцировать «жертву», развлекать его шутками, убаюкивать тишиной, задавать ему такие дерзкие вопросы, которые даже лучший друг побоялся бы задать».

Филипп Халсман Мэрилин Монро

Филипп Халсман
Мэрилин Монро

Филипп Халсман Элизабет Тейлор

Филипп Халсман
Элизабет Тейлор

Филипп Халсман Альберт Эйнштейн

Филипп Халсман
Альберт Эйнштейн

Филипп Халсман Альфред Хичкок

Филипп Халсман
Альфред Хичкок

Филипп Халсман  Альберт Эйнштейн

Филипп Халсман
Альберт Эйнштейн

Филипп Халсман: «Когда человек прыгает его внимание, в основном, направленно на сам прыжок, маска спадает и появится его истинное лицо»
Из в предисловия к фотоальбому «Книга Прыжков» («Jump Book», 1959 г.).

Филипп Халсман Одри Хепберн

Филипп Халсман
Одри Хепберн

Постановочная фотография — особенная область жанра, где главное место в создании занимает идея, драматургия, режиссура, игра. От авторов — и от модели и от фотографа — требуется не только желание, но и способность, которой, конечно, обладают не все — включится в эту игру. Происходящее не всегда означает, что психологизм сюжета наигран. Антураж, атмосфера, образ создают настроение, которое является главным в передаче замысла, в котором модель искренна. И конечно, такие фотосессии дают возможность появления лучших «случайных» кадров. В процессе фотосессий почти всегда есть место этим сакральным моментам, когда игра превращается в реальность.

Филипп Халсман Мэрилин Монро

Филипп Халсман
Мэрилин Монро

Филипп Халсман Сальвадор Дали

Филипп Халсман
Сальвадор Дали

Филипп Халсман Сальвадор Дали

Филипп Халсман
Сальвадор Дали

АНАТОЛИЙ КУЛИНИЧ. Выставка «РУССКАЯ БЫЛИНА» в Галерее КОЛОРИТ на МАЛОЙ ДМИТРОВКЕ. Фоторепортаж с открытия АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича. Выступает Александр Рожин АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича. Выступает искусствовед Александр Рожин АРТ-Релиз.РФ.

Выставка Анатолия Кулинича Открытие АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича Открытие в Колорите АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича Открытие зрители  АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича Александр Рябичев, Сан-Сан Кара и Даниэла Рябичева АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича Рябичевы АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича  АРТ-Релиз.РФ

выставка Анатолия Кулинича картины АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича в Колорите АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича в Колорите на Малой Дмитровке АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича Колорит Малая Дмитровка АРТ-Релиз.РФ

Александр Рябичев с дочками, Александр Мичри, Александр Рожин АРТ-Релиз.РФ

Выставка Анатолия Кулинича после открытия  АРТ-Релиз.РФ

Дом-музей ВАСИЛИЯ ЛЬВОВИЧА ПУШКИНА. Адрес: МОСКВА, улица СТАРАЯ БАСМАННАЯ, дом 36 метро КРАСНЫЕ ВОРОТА, метро БАУМАНСКАЯ

Дом-Музей В.Л.Пушкина (фото 2) София Загряжская Арт-Релиз.РФ
Дом-музей В.Л. Пушкина
Москва
Ул. Старая Басманная 36
м. Красные Ворота, м. Бауманская
+7 (499) 263-10-57
info@a-s-pushkinmus.ru

Удивительный особняк сохранился на Старой Басманной улице в Москве — дом, в котором жил родной дядя великого поэта – Василий Львович Пушкин, известный поэт начала XIX века, автор первых манифестов карамзинской школы, староста общества «Арзамас», творец «Опасного соседа» – поэмы, появление которой в 1811 году стало литературной сенсацией… Этот дом он нанял в 1824 году у титулярной советницы П.В. Кетчер, сюда 8 сентября 1826 года приехал его племянник Александр Пушкин после аудиенции в Кремле у Николая I, вернувшего его в Москву из ссылки.
Итак, в первую очередь, при входе в Музей мы поднялись по лестнице на второй этаж и вошли в открытые двери — вечер начался с почти реального ощущения времени, когда здесь жил знаменитый москвич стихотворец Василий Львович Пушкин. На диване красного дерева раскинуты предметы верхней одежды (похоже, старинные, подлинные свидетели эпохи), на столике у зеркала – визитные карточки. Хочется присоединить к ним и свою, волшебство обстановки, созданной со всей внимательностью к деталям, делает экскурсию похожей на реальный визит в пушкинский дом.

Именно здесь после десятилетней разлуки встретились А.С. Пушкин, к этому времени уже признанный первым поэтом России, и постаревший, страдающий подагрой, но все же сохранивший свою веселость В.Л. Пушкин. (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Именно здесь после десятилетней разлуки встретились А.С. Пушкин, к этому времени уже признанный первым поэтом России, и постаревший, страдающий подагрой, но все же сохранивший свою веселость В.Л. Пушкин.
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Дом-Музей В.Л.Пушкина (фото 13) София Загряжская Арт-Релиз,РФ

Идем дальше… Здесь будто ждут дорогих гостей.
Просторная с окнами по всему периметру зала, хорошо освещенная бронзовыми люстрами и прекрасными портретами и графикой с изображением Москвы. И зеркала, зеркала, в которые смотреться — настоящее наслаждение. Удивительно видеть себя на фоне старинной гостиной.

Зала украшена видами Москвы, среди которых особую ценность представляет живописное полотно Ф.А. Алексеева. Дядя и племянник были москвичами, любили родной город. Василий Львович хорошо знал московские достопримечательности, с гордостью показывал их иностранцам. (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Зала украшена видами Москвы, среди которых особую ценность представляет живописное полотно Ф.А. Алексеева. Дядя и племянник были москвичами, любили родной город. Василий Львович хорошо знал московские достопримечательности, с гордостью показывал их иностранцам.
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Дом-Музей В.Л.Пушкина (фото 10) София Загряжская Арт-Релиз.РФ

Дом-Музей В.Л.Пушкина Арт-Релиз.РФ

Двери залы ведут в гостиную, где собирался цвет московской литературы, известные поэты и писатели: бывший министр юстиции, поэт И.И. Дмитриев, издатель «Московских ведомостей», поэт, князь П.И. Шаликов, ближайший друг Василия Львовича, поэт, князь П.А. Вяземский. Гостями В.Л. Пушкина были великий польский поэт А. Мицкевич, поэт А.А. Дельвиг, автор остроумных эпиграмм, библиофил С.А. Соболевский. А.С. Пушкин читал в гостиной у дяди свое сочинение, которое потом было напечатано под названием «Путешествие в Арзрум». (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Двери залы ведут в гостиную, где собирался цвет московской литературы, известные поэты и писатели: бывший министр юстиции, поэт И.И. Дмитриев, издатель «Московских ведомостей», поэт, князь П.И. Шаликов, ближайший друг Василия Львовича, поэт, князь П.А. Вяземский. Гостями В.Л. Пушкина были великий польский поэт А. Мицкевич, поэт А.А. Дельвиг, автор остроумных эпиграмм, библиофил С.А. Соболевский. А.С. Пушкин читал в гостиной у дяди свое сочинение, которое потом было напечатано под названием «Путешествие в Арзрум».
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

 Справа от входной двери в залу – камердинерская, где жил камердинер Василия Львовича Игнатий Хитров  (и он тоже сочинял стихи). Но все же здесь главное – проза жизни: платяной шкаф, рукомой, ретирадное кресло… (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)


Справа от входной двери в залу – камердинерская, где жил камердинер Василия Львовича Игнатий Хитров (и он тоже сочинял стихи). Но все же здесь главное – проза жизни: платяной шкаф, рукомой, ретирадное кресло…
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Дом-Музей В.Л.Пушкина (фото 4) София Загряжская Арт-Релиз.РФ

Среди украшающих столовую живописных полотен вид Италии, страны, куда всю жизнь мечтал попасть московский стихотворец. В буфете – столовое серебро сестры В.Л. Пушкина Елизаветы Львовны, в замужестве Сонцевой. На накрытом столе – арзамасский гусь, символ веселого литературного общества «Арзамас», старостой которого был Василий Львович. Здесь собирались его друзья, московские арзамасцы. Здесь обедывал А.С. Пушкин. Здесь звучали шутки, смех, пенились бокалы с шампанским. (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Среди украшающих столовую живописных полотен вид Италии, страны, куда всю жизнь мечтал попасть московский стихотворец. В буфете – столовое серебро сестры В.Л. Пушкина Елизаветы Львовны, в замужестве Сонцевой. На накрытом столе – арзамасский гусь, символ веселого литературного общества «Арзамас», старостой которого был Василий Львович. Здесь собирались его друзья, московские арзамасцы. Здесь обедывал А.С. Пушкин. Здесь звучали шутки, смех, пенились бокалы с шампанским.
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Дом-Музей В.Л.Пушкина (фото 6) София Загряжская Арт-Релиз.РФ

Коридор из столовой ведет в комнату, посвященную поэме В.Л. Пушкина «Опасный сосед», появление которой в 1811 году было настоящей сенсацией.  А.С. Пушкин восхищался поэмой дяди, увековечил ее героя Буянова на страницах романа «Евгений Онегин». Современники сравнивали «Опасного соседа» с гравюрами английского художника У. Хогарта, непревзойденного мастера сатирического бытописания. (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

Коридор из столовой ведет в комнату, посвященную поэме В.Л. Пушкина «Опасный сосед», появление которой в 1811 году было настоящей сенсацией. А.С. Пушкин восхищался поэмой дяди, увековечил ее героя Буянова на страницах романа «Евгений Онегин». Современники сравнивали «Опасного соседа» с гравюрами английского художника У. Хогарта, непревзойденного мастера сатирического бытописания.
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

В книжных шкафах – книги в кожаных переплетах, труды Общества любителей российской словесности при Московском императорском университете, одним из учредителей которого был В.Л. Пушкин, прижизненные издания дяди и племянника. У Василия Львовича была богатейшая библиотека.   (информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

В книжных шкафах – книги в кожаных переплетах, труды Общества любителей российской словесности при Московском императорском университете, одним из учредителей которого был В.Л. Пушкин, прижизненные издания дяди и племянника. У Василия Львовича была богатейшая библиотека.
(информация Дома-Музея В.Л. Пушкина, фото Арт-Релиз.РФ)

В Доме-Музее Василия Львовича Пушкина прошла  Восьмая Ассамблея  Академии Российской словесности 21 октября 2016 года

В Доме-Музее Василия Львовича Пушкина прошла
Восьмая Ассамблея
Академии Российской словесности
21 октября 2016 года

Дом-музей В.Л. Пушкина
Москва
Ул. Старая Басманная 36
м. Красные Ворота, м. Бауманская
+7 (499) 263-10-57
info@a-s-pushkinmus.ru

БЕСЕДЫ ОБ ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ В МАСТЕРСКИХ ХУДОЖНИКОВ СТОЛИЦЫ. Лекция № 3 АРХИТЕКТУРНЫЕ ШЕДЕВРЫ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ пройдет в ТВОРЧЕСКОЙ МАСТЕРСКОЙ РЯБИЧЕВЫХ. Лектор искусствовед ДМИТРИЙ ВАЛЯВИН

Беседы в художественных мастерских приоткроют завесу таинства и магии самого процесса творения. Знакомство с известными художниками, безусловно, вдохновляют, позволяют раскрыть границы собственных представлений о мироздании, совершенстве и красоте Вселенной.
Беседы лучших лекторов Москвы позволят заглянуть в глубинные исторические процессы, восхититься великолепием старинных дворцов и древних соборов столицы, постичь неразрывную связь настоящего и прошлого.
Организатор: Компания «Прима»

Музеи Московского Кремля

11 марта — беседа №3
Архитектурные шедевры Московского Кремля (соборы)
Лектор Дмитрий Константинович Валявин
Лектор-искусствовед I категории.
Сотрудник лекционного отдела.
Окончил исторический факультет МГУ (отделение истории искусства).
Круг научных интересов – искусство XVIII- начала XIX века, архитектура, русская усадьба, придворный церемониал.
В Музеях Московского Кремля работает с 2004 г. Автор научных статей, книг для семейного чтения, научно-образовательных материалов «Музей – школе», материалов для компакт-дисков и нескольких циклов популярных лекций для школьников и взрослой аудитории. Руководитель двух секций Клуба любителей древностей.

Место проведения: Творческая Мастерская Рябичевых
Светлый проезд, д. 10 а
Контакты организаторов: 8 910 474 65 68
Лариса Маркова
Компания «Прима»

ПЕТРОВСКИЙ ПУТЕВОЙ ДВОРЕЦ. Образец русской неоготической архитектуры. Реставрирован с 1998 до 2009 года.

Петровский Путевой дворец:  Ленинградский проспект дом 40 Метро  Аэропорт  Северный округ, Москва

Петровский Путевой дворец:
Ленинградский проспект дом 40
Метро Аэропорт
Северный округ, Москва

Самый южный путевой дворец на дороге, соединяющей две столицы, изначально задумывался в качестве резиденции для важнейших особ, которые могли бы передохнуть в нём после долгого пути из Петербурга и проследовать в Московский кремль с особой пышностью. Екатерина II остановилась во дворце в первый раз только в 1787 году. По сохранившемуся преданию, императрица отослала личную свиту и караул и осталась во дворце «под охраной своего народа», что привело к массовому стечению народа и чуть было не послужило причиной давки.

В 1797 году перед своей коронацией в Путевом дворце гостил император Павел I — сын Екатерины II. С той поры дворец стал постоянным свидетелем официальных церемоний коронования: по дороге из Петербурга здесь останавливались русские государи перед венчанием на царство.

 "Санные гонки в Петровского Путевого дворца"  неизвестный художник  19 в.

«Санные гонки в Петровского Путевого дворца»
неизвестный художник
19 в.

Александр Володин также принял участие  в реставрационных работах в Петровском Путевом дворце

Александр Володин также принял участие
в реставрационных работах
в Петровском Путевом дворце

Фото из архива Александра Володина вид купола Круглого зала Петровского Путевого дворца до реставрации

Фото из архива Александра Володина
вид купола Круглого зала Петровского Путевого дворца до реставрации

Петровский Путевой дворец в Москве был построен по приказу Екатерины II в 1776—1780-х годах в честь успешного завершения Русско-турецкой войны 1768—1774 годов как резиденция для отдыха знатных особ после долгой дороги из Петербурга в Москву (отсюда его название — «путевой») на подъездах к Москве по проекту архитектора Матвея Казакова. Под строительство были выделены пустующие земли, принадлежавшие в те времена Высокопетровскому монастырю.

Реставраторы  Станислав Молчанов  Александр Володин

Реставраторы
Станислав Молчанов
Александр Володин

В наше время, начиная с 1998 года во дворце проводились реставрационные работы. Фактически речь шла о полномасштабной реконструкции интерьеров. Московские власти решили превратить царский дворец в Дом приёмов правительства Москвы, где будут останавливаться зарубежные делегации. Открытие дворца после 11-летней реконструкции изначально было запланировано ко Дню города, но состоялось 5 марта 2009 года.

В работах по воссозданию принимали участие лучшие московские мастера-реставраторы. В их числе — Александр Александрович Володин. Интересно ли было работать? А как Вы думаете, — отвечает художник, когда исторические открытия происходили каждый день. Это чудо — прикосновение к эпохе, в буквальном смысле, прикосновение к подлинникам екатерининского времени, работа в компании старейших мастеров — все вместе это не может не составить прекрасные воспоминания и опыт. Один из ведущих специалистов в области реставрации старейший мастер Владимир Иванович Глазков контролировал реставрационно-лепные работы. Его, выдающегося профессионала Александр Володин называет своим учителем, великим художником, в сотрудничестве с которым был пройдет большой творческий путь. Реставрация — это высочайшее искусство, настоящее творчество — поиски первоначальной формы, обращение к истории искусства, к историческим событиям — здесь все связано воедино.

 На фото:  реставраторы Игорь Кириллов, Александр Володин   Владимир Глазков, реставратор, ведущий специалист

На фото:
реставраторы Игорь Кириллов, Александр Володин
Владимир Глазков, реставратор, ведущий специалист

На фото:  реставраторы Анатолий Зимин, Александр Володин   Владимир Глазков, реставратор, ведущий специалист

На фото:
реставраторы Анатолий Зимин, Александр Володин
Владимир Глазков, реставратор, ведущий специалист

Купол Круглого зала Петровского Путевого дворца —особенная достопримечательность, выглядит он как лепной, в то время, как представляет собой роспись — гризаль. В екатерининское время в моду оформления интерьеров вошли так называемые «обманки», когда роспись создавала впечатление трехмерности, объема, являясь по сути иллюзией. Эта фантастическая иллюзия присутствует во многих архитектурных памятниках того времени, в том числе и во Дворце графа Шереметева в Кусково.

Купол Круглого зала Петровского Путевого дворца после реставрации

Купол Круглого зала
Петровского Путевого дворца
после реставрации

Александр Володин хранит множество фотографий, вырезок из газет. журналы, иллюстрирующие ход реставрационных работ во всех объектах, где ему посчастливилось работать. Посчастливилось, конечно, потому что это истинное счастье, быть причастным к истории, — говорит Александр. Его архива хватило бы на целую выставку в музее или на книгу воспоминаний о прекрасных мастерах, преданных своему пути, об искусстве реставрации, которое возвращает для нас современников утраченную красоту подлинников в своем первозданном виде.
Записано для Арт-Релиз.РФ
А. Загряжская, А.Володин

Фото из архива Александра Володина вид купола Круглого зала Петровского Путевого дворца до реставрации

Фото из архива Александра Володина
вид купола Круглого зала Петровского Путевого дворца до реставрации

Музей города Москвы проводит в Петровском дворце платные экскурсии.
В Круглом зале на 150 мест проходят концерты органной и инструментальной музыки.

Петровский Путевой дворец.  Аэрофотосъемка (С) Википедия

Петровский Путевой дворец.
Аэрофотосъемка
(С) Википедия

ИСААКИЕВСКИЙ СОБОР «Музей четырех соборов»

София Загряжская Арт-релиз.РФ, Питерское небо
Главные соборы Петербурга объединяет Исаакиевский, поэтому его называют «музеем четырех соборов». Есть знаменитые экскурсии «Соборное кольцо», позволяющие увидеть лучшие памятники архитектуры и истории, являющиеся и сегодня православными святынями — Исаакиевскии, Сампсониевский, Смольный и Спас на крови.

Исаакиевский собор.

В соборе три алтаря, главный посвящён Исаакию Далматскому, левый — Великомученице Екатерине, правый — благоверному Александру Невскому. Интерьеры отделаны мрамором, малахитом, лазуритом, золочёной бронзой и мозаикой. Работы над интерьером начались с 1841 года, в них приняли участие знаменитые русские художники (Ф. А. Бруни, К. П. Брюллов, И. Д. Бурухин, В. К. Шебуев, Ф. Н. Рисс) и скульпторы (И. П. Витали, П. К. Клодт, Н. С. Пименов).

В соборе три алтаря, главный посвящён Исаакию Далматскому, левый — Великомученице Екатерине, правый — благоверному Александру Невскому. Интерьеры отделаны мрамором, малахитом, лазуритом, золочёной бронзой и мозаикой. Работы над интерьером начались с 1841 года, в них приняли участие знаменитые русские художники (Ф. А. Бруни, К. П. Брюллов, И. Д. Бурухин, В. К. Шебуев, Ф. Н. Рисс) и скульпторы (И. П. Витали, П. К. Клодт, Н. С. Пименов).

История музея начинается с 1928 года, когда в Исаакиевском соборе была открыта выставка «История строительства Исаакиевского собора». Посетители могли увидеть чертежи, рисунки, модели, связанные со строительством храма документы ЛИИЖТа, Русского музея, Академии художеств и Ленинградского центрального архива, а также портреты архитектора О. Монферрана, художников К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни и П.В. Басина.

12 апреля 1931 года с показа опыта с самым большим в мире маятником Фуко в Исаакиевском соборе был открыт Государственный антирелигиозный музей. В 1937 году Исаакиевский собор получил статус памятника, а музею был определен историко-художественный профиль.

В годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда в Исаакиевский собор для сохранения перевозятся экспонаты музеев города и пригородных дворцов Петродворца, Павловска, Пушкина и Гатчины.

После войны, вместе с подготовкой к открытию, в соборе проводились ремонтные и реставрационные работы, которые начались в 1945 году и продолжались до 1963 года. Для посетителей музей открыл свои двери в декабре 1948 года.

Исаакиевский собор (официальное название — собор преподобного Исаакия Далматского)  — крупнейший православный храм Санкт-Петербурга.  Расположен на Исаакиевской площади.  Имеет статус музея;  зарегистрированная в июне 1991 года церковная община  имеет возможность совершать богослужение по особым дням  с разрешения дирекции музея.  Освящён во имя преподобного Исаакия Далматского,  почитаемого Петром I святого,  так как император родился в день его памяти — 30 мая по юлианскому календарю.

Исаакиевский собор (официальное название — собор преподобного Исаакия Далматского)
— крупнейший православный храм Санкт-Петербурга.
Расположен на Исаакиевской площади.
Имеет статус музея;
зарегистрированная в июне 1991 года церковная община
имеет возможность совершать богослужение по особым дням
с разрешения дирекции музея.
Освящён во имя преподобного Исаакия Далматского,
почитаемого Петром I святого,
так как император родился в день его памяти — 30 мая по юлианскому календарю.

Послевоенная экспозиция Исаакиевского собора включала следующие разделы: «Исаакиевский собор как историко-художественный и архитектурный памятник»; «История постройки Исаакиевского собора»; «От собора к музею»; «Маятник Фуко».

В январе 1963 года музей-памятник «Исаакиевский собор» стал филиалом Государственного музея истории Ленинграда.

В 1968 году на должность директора филиала был назначен Георгий Петрович Бутиков. Спустя год Министерство культуры РСФСР, приняв во внимание особую художественную ценность Исаакиевского собора и учитывая уникальность музея «Исаакиевский собор», выделило его в самостоятельное музейное учреждение. Впоследствии в состав музея вошли еще два собора Ленинграда: в 1971 году храм Воскресения Христова (Спас на крови) и в 1984 году храм во имя преподобного Сампсония Странноприимца. В период с 1968 по 2002 год основу деятельности музея составляет концепция исторически достоверной и научно обоснованной реставрации храмов-памятников, входящих в его состав.

Бутиков Георгий Петрович, доктор культурологии, профессор. Автор более 40 научных трудов, в том числе научно-популярных и историко-художественных альбомов об Исаакиевском соборе и храме Воскресения Христова (Спасе на крови). Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» с 1968 по 2002 гг.

Одним из знаменательных событий в жизни музея  стало возобновление богослужений в храмах-памятниках:  в 1990 году, впервые после закрытия Исаакиевского собора как действующего храма,  в нем совершил Божественную литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.  Пройдет всего несколько лет, и в 2005 году будет подписано «Соглашение между Государственным музеем-памятником «Исаакиевский собор» и Санкт-Петербургской Епархией о совместной деятельности на территории объектов музейного комплекса».

Одним из знаменательных событий в жизни музея
стало возобновление богослужений в храмах-памятниках:
в 1990 году, впервые после закрытия Исаакиевского собора как действующего храма,
в нем совершил Божественную литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Пройдет всего несколько лет, и в 2005 году будет подписано «Соглашение между Государственным музеем-памятником «Исаакиевский собор» и Санкт-Петербургской Епархией о совместной деятельности на территории объектов музейного комплекса».

В период с 2002 по 2008 годы создаются новые экспозиции, выставки и экскурсионные проекты, под сводами храмов звучит духовная музыка, проводятся социально-культурные акции и научные форумы. Под руководством Н.В. Нагорского расширяется инфраструктура музея, внедряются новые информационные технологии, открыт официальный сайт музея, осуществлены проекты архитектурной подсветки Храма Воскресения Христова (Спаса на Крови) и художественной подсветки внутреннего декоративного убранства Исаакиевского собора, подготовлены новые издательские проекты, в том числе выпуск мультимедийных альбомов. Особое место в научно-просветительской и культурно-массовой работе занимает проект «Музей – школе», разработанный совместно с Научно-исследовательским институтом общего образования Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена, в котором принимают участие педагогические коллективы школ, лицеев и гимназий Санкт-Петербурга.

В 2004 году в состав Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» вошел еще один объект – концертно-выставочный зал «Смольный собор». В результате модернизации и по окончанию реставрационных и ремонтно-восстановительных работ в нем создается современный концертный и выставочный зал, в котором используются технологии мультимедиа. Здесь выступают лучшие хоровые коллективы России, симфонические оркестры, проходят вечера камерной, скрипичной, фортепианной и виолончельной музыки, проводятся научные конференции и культурные акции.

Под руководством дирекции сегодня в деятельность музея внедряются современные технологии и методики музейного дела и инновационные формы просветительской работы, позволяющие создать единую систему исторического и духовного воспитания подрастающего поколения.

Исаакиевский собор  построен в 1818—1858 годы  по проекту архитектора Огюста Монферрана;  строительство курировал император Николай I, председателем комиссии построения был Карл Опперман. Торжественное освящение 30 мая (11 июня) 1858 года нового кафедрального собора  совершил митрополит Новгородский,  Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский Григорий (Постников). Творение Монферрана — четвёртый по счёту храм в честь Исаакия Далматского, построенный в Санкт-Петербурге.

Исаакиевский собор
построен в 1818—1858 годы
по проекту архитектора Огюста Монферрана;
строительство курировал император Николай I,
председателем комиссии построения
был Карл Опперман.
Торжественное освящение 30 мая (11 июня) 1858 года нового кафедрального собора
совершил митрополит Новгородский,
Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский Григорий (Постников).
Творение Монферрана — четвёртый по счёту храм в честь Исаакия Далматского, построенный в Санкт-Петербурге.

В первом десятилетии XXI века в музее отмечаются юбилеи храмов-памятников: 2007 год – 100-летие со дня окончания строительства и освящения храма Воскресения Христова (Спаса на крови), 2008 год – 150-летие со дня окончания строительства и освящения Исаакиевского собора, 2009 год – 300-летие со дня основания Сампсониевского собора, 2010 год – 175-летие со дня торжественного открытия и освящения Воскресенского Смольного собора. К каждому юбилею в музее готовятся праздничные мероприятия, выпускаются мультимедийные альбомы и научно-популярные издания, открываются выставки, проходят научно-практические конференции, осуществляются проекты, направленные на воссоздание исторического облика соборных интерьеров.

«Богоматерь во славе» – так называется грандиозная по своим размерам (816 кв.м) роспись плафона главного купола Исаакиевского собора, принадлежащая кисти великого художника Карла Павловича Брюллова.

«Богоматерь во славе» – так называется грандиозная по своим размерам (816 кв.м) роспись плафона главного купола Исаакиевского собора, принадлежащая кисти великого художника Карла Павловича Брюллова.

Питер панорама 2

Усадьба Быково. ЦЕРКОВЬ ИКОНЫ ВЛАДИМИРСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ.

Быково усадьба. Церковь Владимирской Божией Матери

Церковь Владимирской иконы Божией Матери — знаменитый памятник русской псевдоготики XVIII века в селе Быково Раменского района Московской области.
Церковь построена в 1789 году в псевдоготическом стиле на территории усадьбы М. М. Измайлова. По стилистическим особенностям проект приписывается В. И. Баженову. Храм имеет два этажа. Снаружи церковь облицована белым камнем.
В 1930-е гг. церковь была закрыта. В здании храма разместилась швейная фабрика, а позднее склад. Лишь в 1989 году церковь была возвращена верующим.

София Загряжская. Усадьба Быково

МАРКЕЛОВА ИРАИДА ВАСИЛЬЕВНА (1925 — 2006 гг.) Заслуженный художник России, график, скульптор, ученица СЕРГЕЯ ТИМОФЕЕВИЧА КОНЕНКОВА.

Ираида Васильевна Маркелова, заслуженный художник России, скульптор, ученица Сергея Тимофеевича Конёнкова.
«Среди славных имен великих графиков XX столетия с особенной яркостью и трепетностью сияет мало кому известное имя Ираиды Маркеловой», — вспоминает о талантливом мастере известный скульптор Александр Николаевич Бурганов, (выставка к юбилею Ираиды Васильевны в рамках программы «Шедевры европейского рисунка» Московский Государственный Музей «Дом Бурганова» в 2005 году представил выставку ее графических работ). — «В день ее 80-летия, мы благодарим Судьбу, что она подарила нам эту встречу. Маркелова — великий художник, ее гений не может оставить равнодушным».
Но отдельно хочется сказать о скульптуре Ираиды Васильевны. Их можно видеть и сейчас на некоторых галерейных и музейных выставках.
Портрет Михаила Лермонтова — тонкий, нежный, трогательный образ молодого поэта. Особенный интерес представляют женские образы. Эти уникальные керамические работы относят нас в мир сказаний и грез. Прекрасные царевны, в роскошных кокошниках, с гордой осанкой, как напоминание о прекрасном, смотрят сквозь стекло витрины в Мастерской, с которой связаны многие годы творчества Ираиды Маркеловой, экзотические девушки с кувшинами на голове, с веерами, с задумчивым взглядом. Как воплощение мечты, как сон о прекрасном, притягательные, образы относящие в великолепный модерн, к скульптурным образам Врубеля, ко всем временам и эпохам, культивирующим красоту.

Записала София Загряжская
фото: АРТ-РЕЛИЗ.РФ

записки о художниках АРТ-РЕЛИЗ.РФ, Ираида Маркелова фото.

записки о художниках АРТ-РЕЛИЗ.РФ, Ираида Маркелова скульптура в мастерской

записки о художниках АРТ-РЕЛИЗ.РФ, Ираида Маркелова скульптура в ее мастерской.

 Ираида Маркелова скульптура, керамика

Ираида Маркелова
скульптура, керамика

Коллекция СОФИИ ЗАГРЯЖСКОЙ «ОТ КЛАССИКИ ДО АВАНГАРДА»

записки о художниках АРТ-РЕЛИЗ.РФ, Афиша Выставки От классики до авангарда

«ОТ КЛАССИКИ ДО АВАНГАРДА». Коллекция Софии Загряжской.
Одно из направлений деятельности Творческой Мастерской Рябичевых – презентация художественных выставок и знакомство на вернисажах с творчеством современных художников и скульпторов.
София Загряжская куратор художественных проектов также представляет собственную коллекцию «От классики до авангарда» на разных выставочных площадках Москвы. Соприкосновение с творчеством замечательных живописцев, графиков, фотографов, скульпторов и дизайнеров подарило возможность собрать целую экспозицию произведений, с которой успели познакомиться многие зрители.

Название коллекции «От классики до авангарда» звучит достаточно претенциозно, но качество работ и имена авторов выдерживают критику. Это работы Игоря Павловича Обросова, Виктора Федоровича Орловского, Маргариты Юрковой, Леонида Гландина, Валерия Секрета, Олины Вентцель, Омара Чхаидзе, Жана-Луи Бодонне, Константина Малютина, Зураба Пачулии, Тенгиза Мирзашвили, Йосихиро Сагавы, Омара Годинеса Лансо, Фернандо Химено Перес, Сан-Сан Кара, Ксении Черномор, Антона Кетова, Ив Средина, Ларисы Белимы, Татьяны Еленок, Ираиды Маркеловой, Ильи Комова, Тамары Аксеровой, Салавата Вахитова, Искандера Ильязова, Пита Килкенни и других художников. Коллекция «От классики до авангарда» была представлена в Дизайн-студии BRIART (2013 г.), в Культурном Центре им.Ф.П. Гааза (2014 г.), в Творческой Мастерской Рябичевых.

Также работы художников этой коллекции можно увидеть в проектах организованных Творческой Мастерской Рябичевых совместно с Творческим объединением Зураба Пачулии «Богема Мы Вместе», которые посвящены дружбе народов и творческих людей из разных стран, живущих в едином культурном пространстве.

записки-о-художниках-АРТ-РЕЛИЗ.РФ-от-классики-до-авангарда-куратор-София-Загряжская-.

Художник  Омар Годинес Лансо  и куратор проекта  «От классики до авангарда»  София Загряжская Выставка  в студии дизайна BriArt май 2014 г.

Художник
Омар Годинес Лансо
и куратор проекта
«От классики до авангарда»
София Загряжская
Выставка
в студии дизайна BriArt
май 2014 г.

Омар Чхаидзе Композиция

Омар Чхаидзе
Композиция