Записи с меткой ‘Кижи’

Станция БЕЛОМОРСКАЯ Московского метрополитена. Мозаичные панно СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ, КИЖИ, ВАЛААМ и СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ. Интервью с автором панно МАКСИМОМ КОЗЛОВЫМ

Станция Беломорская..Арт-Релиз.РФ

20 декабря 2018 года в Московском метрополитене открылась станция «Беломорская» Замоскворецкой линии на севере столицы. Оформление станции выдержано в цветовой гамме северного моря, с преобладанием оттенков зелёного, синего, белого, символизирующих море, ночное небо и снег. Колонны и стены «Беломорской» облицованы белым мрамором. Пол — серый гранит. В нишах вдоль стен установлены четыре мозаичных панно с изображениями Соловецкого монастыря, ансамбля Кижи, Валаама и пейзажа «Северное сияние». Проектировщик станции — ОАО «Моспромпроект», главный архитектор проекта — Геннадий Ломоносов. Накануне открытия станции редактор София Загряжская встретилась с Максимом Козловым автором мозаики, интервью с которым записано специально для Арт-Релиз.РФ.

Станция Беломорская фото 2..АРТ-Релиз.РФ

София Загряжская Здравствуйте, Максим. Спасибо, что мы встретились с Вами здесь на платформе, где можно хорошо рассмотреть и даже потрогать Ваши работы. Сюжеты мозаики были предложены техзаданием или Вы сами их выбирали?

Максим Козлов: Тема духовных центров беломорья была предложена главным архитектором проекта — Ломоносовым Геннадием Борисовичем. При этом, Геннадий Борисович дал свободу в способе выражения и интерпретации этих тем. Было выполнено более 20 этюдов и фор-эскизов из которых выбирались наиболее подходящие для панно.

С.З. Насколько удалось выразить заложенную идею в работе?

Максим Козлов: Говоря об идее, надо подчеркнуть, что все четыре панно задуманы и идейно и художественно как единое целое. Каждое из четырёх панно выражает разные эмоции, разные внутренние состояния, связанные друг с другом: от тяжелого по цвету заката на «Кижах» до мажорного и живого «Валаама», от таинственного ночного «Северного сияния» до, по-утреннему свежих «Соловков». При этом, зритель, двигаясь по станции идёт как бы от мрака (ночь и закат) к свету (рассвет и день). Пожалуй, особенно отмечу «Северное сияние», где на разломе льдов-эпох стоит одинокая фигура, созерцающая чудо… Я специально опускаю найденные мозаичные ходы и цвета, играющие значимую, хотя и более локальную роль — вместо тысячи слов лучше посмотреть вживую. Насколько нам это удалось, судить, пожалуй, зрителям и искусствоведам. Вся команда и я работали с полной самоотдачей.

С.З. Расскажите о команде с которой Вы работали.

Максим Козлов: Для работы над проектом и для непосредственного контроля выкладывания смальты и камня на панно я позвал человека, которого знал с детства и с которым мы, можно сказать, шли параллельными курсами значительную часть жизни, — Аню Калугину. Также были приглашены потомственные художники-монументалисты с блестящей школой Антон Стриженко и Антон Работнов. Над проектом трудилось ещё немалое количество художников-монументалистов, к сожалению, формат интервью не даёт возможности перечислить их всех. Все мы — выпускники Строгановки, несмотря на творческий поиск и продуктивные споры, чувствовали сопричастность истории.

С.З. Что примечательного было во время работы, может быть, что-то происходило?

Максим Козлов: Примечательно было выполнить слаженно в едином порыве Мозаики в кратчайшие сроки в условиях нехватки времени и дефицита материала. Мы живём в такое время, когда хайп вокруг произведения искусства замещает само произведение, всем интересно обсуждать, а не видеть искусство, поэтому «конечно когда во время работы разверзались небеса и ангел явился..» — ничего подобного естественно не было, можно придумать самые фантастические легенды о любом событии и раскрутить их, но в нашем случае ничего необычного не было, и Слава Богу.

С.З. С какими мыслями, с каким настроением продвигалась работа? В творческом и духовном плане?

Максим Козлов: Работа велась под бдительным взором Николая Чудотворца, поскольку в мастерской остался эскиз прошлого заказа с его изображением в рост. А если серьёзно, более менее реалистический пейзаж в мозаиках редкость и работа велась и сложно и с воодушевлением. Если считать, что искусство это молитва, то внутренний настрой был исключительно сосредоточенным.

С.З. Возникали ли эти сюжеты в Ваших работах ранее?

Максим Козлов: Мое творчество так или иначе сосредоточено на центральной теме богоискания и богопознания. Каждый сюжет в отдельности соотносится с главной темой. Если говорить о пейзажной живописи, то, пожалуй, единственное занятие, увлекающее меня полностью является работа на пленэре. В этот момент устанавливается живая связь через творение-природу с Творцом, начинаешь дышать в унисон со всем миром, чувствовать себя по-настоящему живым.

С.З. К каким художникам или образам обращались Вы за вдохновением, к какому личному опыту?

Максим Козлов: Начиная подобную работу, всегда находишься под давлением ответственности, авторитетов прошлого, школ, великих художников, под корпоративными представлениями. Я как автор, пытался не закрепощать команду мозаичистов тяготением к какому-то единому стилю, особенно не хотелось делать Мозаики в духе живописи «классиков» — Коровина или Рериха, как предлагали, и даже настаивали старшие товарищи. В этом смысле, на мой взгляд, Мозаики получились довольно самобытными. Хотелось донести свои идеи просто, без «композиционной акробатики» или ахроматичности советского плакатно-монументального искусства, без манерности модерна, используя, в первую очередь, цвет и особенности именно Мозаики при этом не порывая с традицией, а развивая ее, но не имитируя. Если обращаешься к душе человека, ведь не пытаешься складывать обязательно стихи или поэмы. Достаточно простого слова, простого образа в нашем случае.

С.З. Есть ли какие-нибудь особенности в оформление подземки, и, если есть, как Вы их учитывали?

Максим Козлов: Московское Метро — это совершенно самодостаточный мир со своей традицией. Мы пытались быть достойными наших предшественников и достойно и самобытно продолжить традицию мозаик московского метрополитена.

С.З. Какое место этот проект занимает среди других Ваших проектов?

Максим Козлов: Знаете, логично было бы сказать, что центральное, и это, наверное, правда, но чувствую я несколько иначе: все только начинается и впереди ещё много важных проектов. Например, сейчас идут работы над мозаиками для станции метро «Ольховая».

Записала София Загряжская
АРТ-Релиз.РФ

Мозаичное панно  "Северное сияние" Станция "Беломорская" Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно
«Северное сияние»
Станция «Беломорская»
Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно  "Соловки" Станция "Беломорская" Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно
«Соловки»
Станция «Беломорская»
Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно  "Валаам" Станция "Беломорская" Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно
«Валаам»
Станция «Беломорская»
Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно  "Кижи" Станция "Беломорская" Автор: Максим Козлов

Мозаичное панно
«Кижи»
Станция «Беломорская»
Автор: Максим Козлов

Собянин Станция Метро Беломорская. Мозаичное панно Максим Козлов Арт-Релиз.РФ