Записи с меткой ‘Бульдозерная выставка’

ОСКАР РАБИН 1928 — 2018 гг.. советский и французский художник, один из основателей неофициальной художественной группы ЛИАНОЗОВО. Организатор БУЛЬДОЗЕРНОЙ ВЫСТАВКИ (1974 г.). Кавалер ордена РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ «ЗА СЛУЖЕНИЕ ИСКУССТВУ» (2013 г.)

Оскар Рабин «Три крыши»  1963 г.  Фото: Государственная Третьяковская галерея

Оскар Рабин
«Три крыши»
1963 г.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Оскар Яковлевич Рабин (2 января 1928, Москва — 7 ноября 2018, Флоренция)

Родился 2 января 1928 года в Москве в семье врачей, выпускников Цюрихского университета Якова Рахмиловича Рабина (родом из Украины) и Вероники Мартыновны Андерман (из Латвии). Отец умер, когда будущему художнику было 5 лет, мать — когда ему было 13 лет (1941). В начале сороковых жил в Трубниковском переулке (дом № 24, квартира 16), учился в художественной студии Евгения Кропивницкого, увлёкся романтизмом. С 1946 по 1948 год учится в Рижской Академии художеств. В этот период придерживается строгого реалистического метода, много работает над натюрмортами. В Академии латышские студенты зовут его «наш Репин». В 1948 году Сергей Герасимов принимает Рабина на второй курс Московского государственного художественного института им. В. И. Сурикова. В 1949 году был исключён «за формализм», после чего возвращается к своему первому учителю Е. Кропивницкому. Оскар Рабин так описывает этот период:

Сергей Герасимов меня взял на второй курс Суриковского института. Но жить было негде. Добиться общежития — невозможно. Чёрт знает, где жил и болтался. Месяца четыре поучился. Но разве это учёба? Кончилось тем, что пошёл работать — устроился под Москвой, на Долгопрудной, десятником по разгрузке вагонов. Там строилась водопроводная станция. Работали заключённые — не политические, а уголовные. Всякие — и убийцы, и блатные.

Оскар Рабин, интервью газете «Известия».

С 1950 до 1957 года работает грузчиком на железной дороге, мастером на строительстве «Севводстроя». В 1950 году женится на Валентине Кропивницкой.
В конце 1950-х годов вместе с Е. Л. Кропивницким стал основателем неофициальной художественной группы «Лианозово». Весной 1957 года принимает участие в III выставке произведений молодых художников Москвы и Московской области, где представляет свои первые авангардистские работы:

Оскар Рабин  «Паспорт» 1972 г.   Музей Майоля, Париж  Фото: Фонд Дины Верни

Оскар Рабин
«Паспорт»
1972 г.
Музей Майоля, Париж
Фото: Фонд Дины Верни

«… его, как других, не устраивало рабское копирование реальности — все эти пейзажи и натюрморты. И однажды члены отборочной комиссии Молодёжной выставки увидели: тощий молодой человек в больших очках ставит у стены совершенно необычные холсты — на больших плоскостях было изображено… это были сильно увеличенные детские рисунки. Это было ни на что не похоже. Это были первые произведения поп-арта в России. Теперь это понятно. Но тогда смущённые вконец члены МОСХа всё-таки отобрали пару холстов. И выставили, не подозревая, что натурой художнику послужили рисунки его дочери Катечки».

Генрих Сапгир: Лианозово и другие (группы и кружки конца 50-х).

Летом того же года участвует в VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов, где знакомится с Олегом Прокофьевым и Олегом Целковым. На приуроченной к фестивалю выставке произведений молодых художников Советского Союза получает почётный диплом за представленный натюрморт. Став лауреатом фестиваля, впервые получает возможность зарабатывать живописью, работая художником-оформителем на комбинате декоративно-прикладного искусства. Принимает активное участие в Международной выставке изобразительного и прикладного искусства, проходившей в ЦПКиО им. А. М. Горького.

Тогда же начинает зарабатывать продажей картин, устраивая публичные показы каждое воскресенье в собственной квартире. Среди покупателей — первые советские коллекционеры: Г. Костаки, А. Мясников, Е. Нутович, а также иностранные дипломаты и журналисты. Однако первый же иностранный покупатель, американский журналист, был задержан милицией, не успев даже донести картину до дома. В 1960 году Лианозово входит в черту Москвы, но до этого момента большинство иностранцев не имело права покидать пределы Москвы, посещая квартиру Рабина. С присоединением Лианозова к Москве число иностранных покупателей стало расти. Одновременно начинается острая критика Рабина и его окружения в советской прессе. Первым стал фельетон Жрецы «помойки № 8» в Московском Комсомольце:

Не говоря уже о том, что «произведения» Рабина вызывают настоящее физическое отвращение, сама тематика их — признак его духовной убогости.

Роман Карпель, Жрецы «помойки №8»

Пресса критикует Рабина за очернение Советского Союза, депрессивность картин, подыгрывание буржуазным критикам социализма.
В 1964 году работы Оскара Рабина впервые были представлены на зарубежной выставке. Это произошло в Лондоне, на групповой выставке «Аспекты современного советского искусства». В 1965 году владелец лондонской Grosvenor Gallery Эрик Эсторик организует в своей галерее первую персональную выставку Рабина. На ней были представлены 70 работ художника. В это же время Рабин переезжает из Лианозово в Москву.
В 1967 году вступает в Горком художников книги, графики и плаката. Принимает участие в групповой выставке, подготовленной Александром Глезером на Шоссе Энтузиастов, однако выставку закрывают через два часа после открытия.
В конце 60-х Рабину удалось получить заказы на оформление нескольких поэтических книг («Сохрани весну» Владислава Фатьянова, «Забота» Тамары Жирмунской). В отличие от Эль Лисицкого или Виктора Пивоварова Рабин не смог сделать из иллюстрирования постоянный заработок, хотя неоднократно обращался в издательства в поиске заказов.
В 1969 году Городской комитет КПСС постановил, что любая выставка может быть разрешена только после просмотра руководством МОСХ. Именно тогда Рабин высказывает идею выйти с картинами на улицу, вместо того чтобы устраивать официальные выставки. Осенью 1974 года Рабин становится инициатором и одним из главных организаторов известной выставки работ художников-нонконформистов в Битцевском лесопарке («Бульдозерная выставка»).
В воспоминаниях Владимира Немухина история возникновения замысла выставки связана с давлением на Рабина со стороны прокуратуры и КГБ. Немухин предложил Рабину обратиться к властям с открытым письмом. Однако такой шаг мог привести только к тюремному сроку для художников. И тогда Рабин предложил устроить выставку на открытом воздухе, куда будут приглашены иностранные дипломаты и журналисты.

В поздних интервью Оскар Рабин так объясняет задачу выставки:

Было просто желание выставить свои картины, жить как художник, а не как техник на железной дороге — так приходилось жить мне, или, в лучшем случае, иллюстратор детских книг, как многие другие.

Оскар Рабин, Интервью газете «Коммерсант»

В январе 1977 года Рабина задерживают по обвинению в тунеядстве и сажают под домашний арест. После отказа эмигрировать в Израиль, домашний арест заменяют ночью в КПЗ. Через несколько дней Рабин получает предложение туристической визы в Европу и соглашается уехать:

Для нас был важен сам принцип свободы передвижения: поехали по турвизе, свободно вернулись… Впрочем, я решил, что без Вали не поеду. Там сначала разозлились, а потом выдали три загранпаспорта.

Оскар Рабин, интервью журналу «Итоги».

22 июня 1978 года, проведя 6 месяцев во Франции, Рабин получает приглашение из советского консульства. Генеральный консул зачитал художнику Указ Президиума Верховного Совета СССР, требующий «лишить советского гражданства Рабина Оскара Яковлевича, в связи с тем, что его деятельность позорит звание советского гражданина».

Я спросил, нельзя ли получить копию указа. «Нет, — ответил консул, — указ ещё не опубликован, есть лишь текст полученной из Москвы телеграммы».

Оскар Рабин, интервью журналу «Итоги».

Указ Президиума о лишении Рабина гражданства датирован 23 июня 1978 года. Советское гражданство Рабина было восстановлено Указом Президента СССР от 15.08.1990. Художник получил паспорт Российской Федерации в 2006 году. В 2007 году он написал картину c копией российского паспорта за подписью Александра Авдеева, будущего министра культуры России, а тогда — посла Российской Федерации во Франции.
Дважды, в 2007 и 2010 годах, подписывал открытые письма в поддержку организаторов выставки «Запретное искусство — 2006»: куратора Андрея Ерофеева и бывшего директора Сахаровского центра Юрия Самодурова.
Персональные выставки Рабина проходили в Джерси-сити (1984), после падения Железного занавеса — в Москве (1991), Петербурге (1993) и других городах.
Проживал в Париже. Умер 7 ноября 2018 года.

И стал Рабин «творить». Прислушаться бы ему вовремя к трезвому голосу товарищей, спросить бы себя самого: «А куда ты идешь, Оскар?» Но ему нужна была слава! — Не поймут меня в родном отечестве — заявлял он, — найдутся те, кто поймет меня там.
«Там» — это на Западе. И в угоду «тем» он продолжал ляпать свои бредовые картины, отображая, как он говорил, самое «истинное и сокровенное» в мире.
— «Московский Комсомолец» 29 сентября 1960 года

Смутный, перепуганный, неврастенический мирок встаёт в холстах художника. Скособоченные дома, кривые окна, селёдочные головы, измызганные стены бараков — всё это выглядело бы заурядной предвзятостью обывателя, если бы не было перемножено с многозначительной символикой бессмысленности.
— «Советская культура» 14 июня 1966 года

В своих работах Рабин искажает образ нашего общества. Его работы отражают частные, уродливые, давно отжившие явления, ни в коей мере не характеризующие современную действительность. Они порочат завоевания советского народа, его культуру и быт. Творчество Рабина идёт вразрез с задачами советского изобразительного искусства, накладывает тень на советский строй.
— «Московский художник» 26 мая 1967, статья «Не извращать советскую действительность»
Корреспондент «Коммерсанта» Анна Толстова замечает, что «в постперестроечные годы за Рабиным закрепилась репутация художника-борца, слишком политизированного и формально малоинтересного». Только с персональными выставками в наиболее значительных музеях (ГМИИ им. А. С. Пушкина, Третьяковской галерее) в 2000-х приходит художественная реабилитация Оскара Рабина.