Архивы рубрики ‘Книги, издания, литература’

СВЯТОЙ ГЕРАСИМ. 17 марта – День памяти преподобного ГЕРАСИМА ИОРДАНСКОГО (ДЕНЬ СВЯТОГО ГЕРАСИМА)

Преподобный Герасим со львом Русская икона XIX века

Преподобный Герасим со львом
Русская икона XIX века

«Когда Герасим, прожив многотрудную жизнь, скончался, лев пришел на его могилу и долго лежал на ней, выражая рычанием свою скорбь.
Зверь не принимал ни пищу, ни воду и скоро тоже умер. И по сей день на иконах рядом с великим подвижником, святым Герасимом Иорданским, изображается верный лев. Та вера и любовь, что когда-то покорила даже звериное сердце, продолжает согревать и поддерживать верующих во все времена».

Преподобный избранник и чудотворец Божий Герасим, моли Бога о нас!

Жизнеописание подвижника Герасима
Святой Герасим родился на юге Малой Азии, в области под названием Ликия, в семье зажиточных людей. Мать с отцом нарекли его Григорием. С раннего детства будущий подвижник воспылал искренней любовью к Творцу и прилагал немало усилий для воспитания самого себя в добродетели и страхе Божием. Еще юношей Григорий постригся в монахи, и, став Герасимом, уединился в Фиваидской пустыне, что в Египте.
Определенное время он посвятил молитвам и культивированию в себе наилучших качеств истого христианина, а после возвратился в родные края. Но пробыл здесь недолго, отправившись по святым местам Палестины, а затем и вовсе остался в Иорданской пустыне, близ того места, где одноименная река впадает в Мертвое море. Там он жил отшельником, но около 455-го года основал обитель – Лавру, качественно новый тип монашеской жизни для местных иноков. Монастырь объединил под своим кровом приблизительно 70 пустынножителей.
Обитель, созданная Герасимом Иорданским, функционировала согласно определенному уставу. Большую часть недели, а именно 5 дней, монахи находились каждый в собственной келье, занимаясь работой либо молча, читая «про себя» молитвы. Еда иноков была очень скудной: немного сухого хлеба, кореньев и вода. О приготовлении пищи путем варения не могло идти даже и речи – это запрещалось уставом. Но в субботу и воскресенье все было иначе: монахи шли в храм, выстаивали богослужение и по окончании его проходили обряд Причащения. В эти дни разрешалось вкушать вареную пищу и даже вино в разумных количествах. Также иноки отчитывались перед настоятелем обители о проделанной в будни работе, а во второй половине воскресения вновь уединялись в кельях и принимались за плетение корзин из финиковых ветвей. С собой в пустыню иноки брали все тот же скудный провиант: коренья, воду и хлеб.
У каждого монаха в наличии имелась одна одежда, совершено ветхая. Спали они на грубых рогожах, а уходя из келии, не запирали за собой дверей. Во всем иноки следовали строгим правилам, установленным настоятелем обители – преподобным Герасимом Иорданским. Святой также не отставал от пустынножителей, подавая братии пример собственным подвигом подвижничества и нестяжания. Например, весь Великий пост он не ел вообще ничего, вплоть до светлой Пасхи Христовой. В этот же день подвижник причащался Святых Тайн.
Несмотря на строгий устав, количество монахов в обители постоянно увеличивалось. В монастыре подвизался даже сам блаженный Кириак, будучи еще совсем юным отроком. Герасим полюбил его всем сердцем за великое воздержание и смирение.

Россия, XX век. Революция и искусство. Атмосфера и характер художественной жизни в начале новой эпохи.

Накануне революции 1917 года.

XX век наступил и шел беспристрастно и неумолимо своим ходом, отмечая грандиозные события, сотрясающие не просто отдельные страны, но весь мир. Европа мечтала увидеть «небо в алмазах», а сама «стояла у бездны черной на краю», самым известным олицетворением которой стал «Черный квадрат» Малевича — икона нового времени. Но вместе с тем, переломные и трагические годы стали временем расцвета искусств накануне Первой Мировой. В России так горячо любимый сегодня авангард, подаривший миру выдающихся мастеров в то время не был признан и популярен в художественной среде, визитной карточкой времени с начала века стал ар-нуво, в России известный более как модерн. Сегодня мы отчетливо понимаем, как прекрасные образы стиля, захватившего художественный и архитектурный мир контрастировали настроениям, волнениям и опасениям российских столиц — «В Петрограде — восстание!», «в Москве — революция!» Да и война не находила отражения в произведениях искусства. Тогда современники охарактеризовали атмосферу времени как «Пир во время чумы». Контрасты жизни, экономическая и политическая сумятица, будто обостряли нерв и чувственность художественной среды, активизировали проявления творческой устремленности к изображению «прекрасного», красоты мира, легкости бытия. Искусство становилось отчужденным от жизни. Но это не значит, что художники пребывали в счастливой отрешенности. Душевное беспокойство, смятение духа испытывали большинство мастеров, оставивших воспоминания и мысли о своем времени.

Мне интересно узнать как эпоха и общество влияют на становление художника, как изменяется его искусство в связи с событиями, происходящими вокруг него. Как изменяется сама художественная жизнь, в зависимости от происходящих событий.

Канун революции 17 года. В Москве и Петрограде художественная жизнь не замирает. Наоборот, выставки сменяют друг друга. Персональные и групповые различных художественных объединений — «Мир искусства», «Товарищество передвижных художественных выставок», «Союз русских художников», «Бубновый валет». Но посетителей из числа широкой публики немного и уровень критикуют. И тем не менее, такого количества выставок, как в начале 1917 года в Москве не наблюдали многие годы. После закрытия в Москве экспозиции ехали в Петроград. Характер такой художественной жизни можно было бы назвать салонным, — отмечали критики, так как наблюдали дробление мастеров на отдельные общества и кружки и считали, что солидные объединения, существовавшие десятки лет, уже не выражали основных направлений русского искусства. А любители искусства, будто охваченные лихорадкой коллекционирования, покупали, по словам свидетелей, даже то, что еще не успели повесить на выставочной площадке. Вкладывали в искусство неразборчиво, напоминали суету на бирже, а газеты пестрили отчетами с распродаж художественных произведений или писали о том, как поднялись цены на картины, в сравнении с предыдущими годами. В это время особенную популярность приобретают аукционы. Произведения искусства все больше становятся товаром, все меньше отражают время и события. Ждали выставку в Москве «Весенний салон», которая бы представила все художественные сообщества и все течения искусства. И такая особенность также указывала на депрессию в художественном мире.

Но не все одинаково относились к происходящему и оценивали свою роль в искусстве. Евгений Лансере стремился к тому, чтобы увидеть войну своими глазами, с тем, чтобы отчетливее отразить ее в творчестве (в 1914—1915 годах Лансере — военный художник-корреспондент на Кавказском фронте во время Первой мировой войны). А по словам другого выдающегося мастера Мстислава Добужинского, в его любимом городе Петербурге его как художника интересовали не столько «общепризнанные красоты, сколько детали «изнанки» — закоулки, дворы и тому подобное».

Одной из самых заметных экспозиций нового сезона 1917 года стала выставка скульптора Коненкова — мастер с первых лет творчества отличался особенной смелостью образных решений. В свое время дипломная работа скульптора «Самсон, разрывающий узы» показалась слишком революционной и по распоряжению чиновников Академии художеств была уничтожена. Так события революции 1905 года, заставшие Конёнкова в Москве помогли родится циклу портретов участников боёв на Пресне («Рабочий-боевик 1905 года Иван Чуркин»). Войне Сергей Коненков посвятил свою работу «Раненая», созданную в 1916 году. Кузьма Петров-Водкин написал в том же году «На линии огня», а Илья Репин «В атаку с сестрой», 44-ая ТПХВ, 1916 г..

Скульптор Иван Шадр, искавший пути создания монументальной реалистической скульптуры, в 1910—1930-х годах создал монументальные работы, большинство которых были посвящены преимущественно жертвам Первой мировой войны. Накануне революции он создает проект «Памятника Мировому страданию» (1916 г.), который позднее преобразовался в ещё более грандиозный проект «Памятника человечеству».

Вера Мухина в это время создает композицию «Пьета» (также 1916 г.), в которой изобразила мать, оплакивающую своего сына, погибшего на войне. Примечательно, что женщина одета как сестра милосердия, и этот образ неслучаен. Во время войны Вера Мухина работала сестрой в одном из московских госпиталей и на себе испытала все тяготы военного времени.

Чуть забегая вперед, скажем, что Вера Мухина одним из первых советских ваятелей начала работать над образами новых героев — борцов Октябрьской революции.
Скульптор Сергей Меркуров также в первые годы советской власти начал выполнять заказы нового государства. Из монографии «История советского искусства», изданного в 1965 году Научно-исследовательским институтом теории и истории изобразительных искусств и Академией художеств СССР известно мнение, что в царской России творчество мастера не находило признания, и лишь Октябрьская революция сделала его востребованным и известным. Но Меркуров и не жил в России до 1907 года, учась сначала в Швейцарии в Цюрихском университете, затем в Мюнхенской Академии и как скульптор он формировался в Париже, испытывая влияние француза О. Родена и бельгийца К. Менье, что нашло отражение в его собственных работах. В Москве Меркуров начал работать только в 1910 году. Когда в апреле 1918 года советской властью был принят декрет «О памятниках республики», а чуть позднее утвержден список имён исторических деятелей, монументы которых надлежало установить в городах России, в мастерской Меркурова уже стояли две готовые гранитные композиции из этого списка — Ф. М. Достоевского, выполненная в 1914 году по заказу миллионера Шарова, и Л. Н. Толстого, выполненная в 1912 году.

Надо заметить, что печатная графика этого сложного для страны предреволюционного периода отличалась особенным «патриотизмом», когда художники пытались изобразить фронтовой быт Первой Мировой как идиллическую картину, иллюстрируя подвиги и романтический героизм в нехарактерных для ужасных реалий войны иллюстрациях. Их публиковали журналы «Нива», «Искры», «Огонек». Но художники, побывавшие на фронте, склонялись к тому, что их миссией является изображение реальных картин войны, рождающих отношение к ней, как к ужаснейшей катастрофе, возбуждающее возмущение и протест. Но таких работ было немного. Тем более ценны они как памятники выдающихся мастеров своему времени, актуальные и сегодня, непревзойденные в оценке художником эпохи.

Революции, 1917 год.
«А какое счастье нам выпало в жизни. Все еще не верится… Какое счастье» — пишет «главный провозвестника соцреализма» (по Вольфу) Илья Репин о свершившейся революции, как и многие художники, воспринявший с энтузиазмом происходящее событие. Это еще февральская революция. Октябрьская только близится. Но художники уже встали перед необходимостью поисков путей взаимоотношений с новой властью. Возлагали надежды на проект создания Министерства изящных искусств, которое бы решало вопросы художественной жизни и содействовало развитию искусства.

В Петрограде работает «Союз деятелей искусств». Мастера мечтают о создании Всероссийского союза деятелей искусств.
В Москве роль союза, объединяющего всех деятелей изобразительного искусства, исполнял Совет художественных организаций Москвы, в который входили члены разных объединений, в том числе «Союза русских художников» и «Бубнового валета» — в президиуме Коровин, Лентулов, Машков, Якулов, Мильман, Павлинов, Васнецов.

Начинается новая художественная жизнь в сложнейшей обстановке, с новыми ориентирами, эталонами, идеологией. «Тыл победил династию, фронт победит врага» — это журнал «Искры» разместил иллюстрацию политической обстановки художника Мартынова. Огромную роль в то время играет искусство плаката, печатной графики. Художественная агитация — оружие, говорящее языком образов и лозунгов. Искусство обретает новые черты и особенности, выходит на улицы, вливается в общественную жизнь, откликается на события времени, становится более театрализованным.

Именно тогда, после февральской, могло начаться время идеологических государственных заказов, когда возросла бы актуальность, например, всероссийских конкурсов, популяризирующих достижения революции. Но мастера еще не были к этому готовы, да и время не способствовало творческому подъему. До октябрьской революции немногие планы художественной жизни страны удалось реализовать. Пока наметилось направление — искусство обращалось к массам, при газете «Правда» возникло «Общество пролетарский искусств», но созданные новой властью общества и союзы были разрознены, и их несогласие в общих вопросах не позволяло вести практическую деятельность или очень усложняло ее. Накануне октябрьской революции наступила «художественная разруха». Была создана комиссия по охране памятников, с целью сохранить художественные достояния, не дать возможность их вывоза за границу.

Многие художники начали иначе оценивать события, энтузиазм и эйфория от перемен прошли. Некоторые, как Александр Бенуа стремятся оградится от «назревающей войны классов», жить только в лоне искусства. Но уже на следующий день после взятия «Зимнего Дворца» к Александру Бенуа большевики пришли с заданием по ограждению и сохранению художественных сокровищ. (Позднее в 1918 г. Бенуа возглавил Картинную галерею Эрмитажа, издал её новый каталог, продолжал работу как книжный и театральный художник и режиссер, в частности работал над постановкой и оформлением спектаклей БДТ).

После революции. Новая художественная жизнь.

Новая власть решала вопросы объединения представителей искусства и творчества и культурная жизнь Москвы и Петербурга вновь оживилась. В газете «Правда» возникает отдел политической картикатуры, выходят новые сатирические журналы. В Москве появляется «Кафе поэтов». Но выставочная жизнь по-прежнему тиха и неприметна. В появившийся «Газете футуристов» в 1918 году появляется «Декрет № 1! о демократизации искусства. Образной иллюстрацией намерений является лозунг «Искусство принадлежит народу». Начинается эпоха журнальной графики, монументальной скульптуры, плаката, декоративного искусства, начинается деятельность Пролеткульта — массовой культурно-просветительской и литературно-художественной организации пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения, существовавшей с 1917 по 1932 год.

Разрушалась некая элитарность искусства, оно было призвано стать демократичным, народным, доступным для понимания. Вместе с тем, оно становилось социальным заказом, средства пропаганды. Но также революция открыла массам широ­кие возможности для приобщения к искусству и творчеству. Все более демократичным становился состав читателей, зрителей, слушателей, да и самих творцов, художников.

Период с 1917 года по 1921 год — время рождения и первых шагов советского изобразительного искусства. Создавались первые государственные учреждения искусств. Новое искусство отражало реалистически советскую действительность, было неразрывно связано с народом, выражало идеи революции. В этот период были созданы первые произведения и станковой живописи и графики, проникнутые пафосом строительства новой жизни. Рождалось искусство социалистического реализма, главенствующего впоследствии долгие годы и единственного признанного официальным направлением.

Несколько позднее появляется Ассоциация художников революции, стимулом для создания которой послужила речь, произнесённая Павлом Радимовым, последним главой Товарищества передвижников на последней, 47-й выставке товарищества, проходившей в 1922 году в Доме работников просвещения и искусств в Леонтьевском переулке в Москве. Эта речь на закрытии выставки называлась «Об отражении быта в искусстве» и ставила реализм поздних передвижников в образец для воплощения «сегодняшнего дня: быта Красной Армии, быта рабочих, крестьянства, деятелей революции и героев труда, понятный народным массам».

Ассоциация художников революции — крупное объединение советских художников, графиков и скульпторов, являвшееся благодаря поддержке государства, самой многочисленной и мощной из творческих групп 1920-х годов. Основана в 1922 году, распущена в 1932 и явилась предтечей единого Союза художников СССР.

Должно ли искусство быть понятным? красивым? правдоподобным? Должно ли искусство отражать действительность? Должно ли искусство отражать время и характер эпохи? На эти основные вопросы искусства возможно найти ответ, рассматривая роль художников в государственной и общественной жизни, их взаимоотношения с властью и взаимоотношения между собой, между союзами и объединениями. Полагаю, что деятельность художника, несмотря на то, что профессию его принято называть «свободной», его успех и продвижение творчества зависят от многих внешних обстоятельств, среди которых общественное признание играет не последнюю роль, но далеко не главную, как показывают время и история искусств. Вместе с тем, можно сказать, что если на формирование художника как мастера и его творческий путь внешние обстоятельства влияют в меньшей степени, то художественная жизнь, культура популяризации искусства среди широкой публики полностью зависит от государственных и общественных установок.

Даниэла Рябичева

СВЯТИТЕЛЬ СПИРИДОН ТРИМИФУНТСКИЙ.

Греческая икона с изображением сцен из жизни Святителя Спиридона Тримифунтского Чудотворца

Греческая икона
с изображением сцен из Жития Святителя Спиридона Тримифунтского Чудотворца

Святитель Спиридон Тримифунтский (Саламинский), чудотворец, родился в конце III века на острове Кипр в деревне Аския (годы жизни — родился около 270 г. — до 348 г.). Почитается в лике святителей как чудотворец наравне со Святым Николаем Чудотворцем в православной и католической церквях. Мощи на острове Керкире. День памяти в православной церкви 12 (25) декабря, в католической 14 декабря.

Согласно церковному преданию, Спиридон родился на острове Кипр в деревне Ассия (Аския) около 270 года. С детских лет пас овец. Своей жизнью Спиридон стремился подражать ветхозаветным праведникам: Давиду — в кротости, Иакову — в сердечной доброте, Аврааму — в любви к странникам. Доброжелательность и душевная отзывчивость привлекли к нему многих: бездомные находили в его доме приют, странники — пищу и отдых. За добрые дела Бог наделил будущего святителя дарами прозорливости, исцеления неизлечимых больных и изгнания бесов.
В молодости Спиридон женился на честной целомудренной девушке. У них родилась дочь Ирина, которую Спиридон сам крестил. Семейная жизнь продолжалась недолго, вскоре жена умерла, однако и после этой тяжёлой потери Спиридон не впал в уныние, а продолжил служение Богу своими добрыми делами.

Даже учитывая, что рожден он далеко от России, икона святителя Спиридона Тримифунтского в Москве имеется практически в каждой церкви. За долгие годы существования человеческой истории этот святой сберег многих людей от духовного падения.
Святой и во время жизни, и после смерти являет свое предстательство за молящихся перед Богом. Икона Спиридона Тримифунтского, находящаяся в жилище, способна помочь в любых духовных и житейских трудностях. Вся жизнь святого поражает силой и простотой совершаемых им чудес. По его желанию не раз свершалось укрощение стихий, прекращение засух, воскресение мертвых, сокрушение идолов. Почитают святителя и современные люди, ведь благодаря молитвам они получают заступничество и чудотворную помощь.

С детских лет святой Спиридон пас овец, чистой и Богоугодной жизнью подражал ветхозаветным праведникам: Давиду — в кротости, Иакову — в сердечной доброте, Аврааму — в любви к странникам. Необычайная доброжелательность и душевная отзывчивость привлекли к нему многих: бездомные находили в его доме приют, странники — пищу и отдых. За непрестанную память о Боге и добрые дела Господь наделил будущего святителя благодатными дарами: прозорливости, исцеления неизлечимых больных и изгнания бесов.
В зрелом возрасте святой Спиридон стал отцом семейства. После смерти жены, в царствование Константина Великого (324-337) и его сына Констанция (337-361), святой Спиридон был избран епископом города Тримифунта. В сане епископа святитель не изменил своего образа жизни, соединив пастырское служение с делами милосердия. По свидетельству церковных историков, святитель Спиридон в 325 году принимал участие в деяниях I Вселенского Собора. На Соборе святитель вступил в состязание с греческим философом, защищавшим ариеву ересь (александрийский священник Арий отвергал Божество и предвечное рождение от Бога Отца Сына Божия и учил, что Христос есть только высшее творение). Простая речь святителя Спиридона показала всем немощь человеческой мудрости перед Премудростью Божией. В результате беседы противник христианства сделался его ревностным защитником и принял святое Крещение.
На том же Соборе святитель Спиридон явил против ариан наглядное доказательство Единства во Святой Троице. Он взял в руки кирпич и стиснул его: мгновенно вышел из него вверх огонь, вода потекла вниз, а глина осталась в руках чудотворца. «Се три стихии, а плинфа (кирпич) одна, — сказал тогда святитель Спиридон, —так и в Пресвятой Троице — Три Лица, а Божество Едино».

Во время продолжительной засухи и голода на Кипре по молитве святителя Спиридона пошли дожди, и бедствие прекратилось. Доброта у святого сочеталась со справедливой строгостью по отношению к людям недостойным. По его молитве был наказан немилосердный хлеботорговец, а бедные поселяне избавлены от голода и нищеты.
Завистники оклеветали одного из друзей святителя, и тот был заключён в тюрьму и приговорён к смертной казни. Святой поспешил на помощь, путь ему преградил многоводный поток. Вспомнив, как перешёл разлившийся Иордан Иисус Навин (Нав. 3:14-17), святитель с твёрдой верой во всемогущество Божие вознёс молитву, и поток расступился. Вместе со спутниками, невольными очевидцами чуда, святитель Спиридон перешёл посуху на другой берег. Предупреждённый о происшедшем, судья встретил святителя с почётом и отпустил невиновного.
По церковному преданию, святитель Спиридон совершил множество чудес. Однажды во время богослужения в лампаде догорал елей, и она стала угасать. Святитель огорчился, но Господь утешил его: лампада чудесно наполнилась елеем. Известен случай, когда святому Спиридону незримо сослужили ангелы, и после каждой ектении слышалось пение ангелов: «Господи, помилуй». Святитель исцелил тяжелобольного императора Констанция; оживил свою умершую дочь Ирину, чтобы она рассказала, где спрятала драгоценности, переданные ей на хранение одной знатной женщиной, после чего душа Ирины снова покинула тело; в Антиохии воскресил грудного ребёнка язычницы, а затем и саму мать, упавшую замертво от потрясения увиденным чудом.
Провидя тайные грехи людей, святой призывал их к покаянию и исправлению. Тех, кто не внимал голосу совести и словам святого, постигало наказание Божие.
Как епископ святой Спиридон являл пастве пример добродетельной жизни и трудолюбия: пас овец, убирал хлеб. Он чрезвычайно заботился о строгом соблюдении церковного чина и сохранении во всей неприкосновенности Священного Писания. Святитель строго обличал священников, которые в своих проповедях неточно употребляли слова Евангелия и других богодухновенных книг.
Считается, что Бог открыл святителю приближение его смерти. Последние слова святого были о любви к Богу и ближним. Скончался святитель около 348 года во время молитвы. Погребли его в храме в честь святых апостолов в Тримифунте.

В конце VII века по причине арабского нашествия на Кипр мощи святителя были перенесены в Константинополь. После захвата Константинополя турками в 1453 году служащий священник храма Георгий Калохетерес взял честные мощи святителя Спиридона и перенёс их через Фракию и Македонию в Эпир. Там Георгий находился два года, а затем в 1456 году ради большей безопасности переправился на остров Корфу (греч. название острова — Керкира) в Ионическом море. Здесь, в одноимённом городе Керкира (главный город острова) и до настоящего времени сохраняются мощи святителя Спиридона в храме, выстроенном в его честь и освящённом в 1589 году. Десница (правая рука) святителя некоторое время находилась в Риме. После длительных переговоров десница была передана из Рима на Корфу в 1984 году и в настоящее время хранится в серебряном ковчежце вместе с остальными мощами.

В Православной церкви день памяти святителя Спиридона — 12 декабря (по юлианскому календарю), в Римско-католической церкви — 14 декабря.
Особо почитался святитель Спиридон в древнем Новгороде и Москве. В 1633 году в Москве был воздвигнут храм во имя святителя.
На Керкире в день кончины святителя Спиридона совершается торжественное празднование в его честь и память: раку с мощами святого на три дня (с навечерия 11(24) декабря до вечерни 13(26) декабря) выносят из придела на особое место у иконостаса, справа от местной иконы Спасителя для поклонения и молебных пений святому. Есть ещё четыре дня в году, когда по давней традиции красочно и эмоционально чтят память святого. Проводят крестные ходы с мощами святого (литании), которые установлены в память о помощи святителя Спиридона жителям острова. Литании совершаются на Вход Господень в Иерусалим (Неде­ля ва­ий), Великую субботу, 11 августа и в первое воскресенье ноября. Раз в год мощи «переобувают», а башмачки дарят. Башмачки были принесены в дар московскому Данилову и угличскому Богоявленскому монастырям. Пять раз в году на острове совершается торжественное празднование памяти святого Спиридона.
В московской церкви Воскресения Словущего на Успенском Вражке находятся две чтимые иконы святителя Спиридона с частицей его святых мощей. В Покровском храме Данилова монастыря в Москве хранится башмачок с мощей святителя Спиридона, подаренный монастырю в 2007 году митрополитом Керкиры, Пакси и близлежащих островов Нектарием.
Статуя святителя Спиридона установлена в Донецке.
Статуя святителя Спиридона есть у храма-часовни святого Архистратига Михаила в Ялте.
14 июня 2013 года епископ Ханты-Мансийский и Сургутский Павел (Фокин) привёз в дар Саввино-Сторожевскому монастырю икону святителя Спиридона Тримифунтского и башмачки от его мощей.

В Кореизе освятили памятник святителю Спиридону Тримифунтскому 25 декабря 2012 года, в день памяти святителя Спиридона Тримифунтского, в посёлке Кореиз, около храма-часовни Архистратига Михаила, чествовали память святителю чудотворцу Спиридону. По благословению Митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря был освящён памятник святителю.

В Кореизе освятили памятник святителю Спиридону Тримифунтскому
25 декабря 2012 года, в день памяти святителя Спиридона Тримифунтского, в посёлке Кореизl, около храма-часовни Архистратига Михаила, чествовали память святителю чудотворцу Спиридону. По благословению Митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря был освящён памятник святителю.

Художник МАРГАРИТА ЮРКОВА готовит новую выставку в рамках проекта «ОСОЗНАНИЕ СОТВОРЧЕСТВА»

Библейская тема — одна из центральных тем творчества Маргариты Юрковой. Авторский проект «Осознание Сотворчества», в который Маргарита приглашает художников-единомышленников, продолжит выставка, связывающая общей идеей не только современных мастеров. Значительной частью экспозиции станут графические листы Василия Кореня, автора первой печатной библии на Руси (17 век), предоставленные для выставки Музеем Народной графики и Академией Народного искусства.
В этой публикации — работы некоторых из участников предстоящей выставки «Осознание Сотворчества» Маргариты Юрковой.

Скульптор Иван Вантула
Родился в 1956 году на прииске «Пятилетка» Ягодинского района Магаданской области. Затем семья переехала на Донбасс, в Горловку, где он начал заниматься в секции
рисунка и живописи местного Дворца Пионеров.
В 1975 г. Окончил Ростовское художественное Училище им.Грекова.
В 1989 г. Окончил МВХПУ /б.Строгановское/.
В 1996 г. Принят в Союз Художников Москвы.
В 2015 г. Избран Академиком Российской Академии Народного Искусства.
Участник российских и международных выставок и симпозиумов по скульптуре.
Также его работы находятся в парке Музеон в Москве.
Работает в различных материалах : в дереве, камне и металле.
Живет и работает в Москве.

Скульптор Иван Вантула

Скульптор
Иван Вантула

Художник Наталья Камнева.
Родилась 01.09.1960 в Москве.
Окончила художественную школу № 2 Краснопресненского р-на.
В 1979 году поступила в МВХПУ /б. Строгановское / на фaкультет «Интерьер и оборудование», отделение «Мебель».
Окончила учебу в ВУЗе 1985 году.
В 1985 году поступила на работу в КМДИ, где проработала до 1992 года.
Во время учебы в институте, и после, постоянно участвовала в конкурсах и выставках , проводившихся на выставочных площадках Москвы: в Манеже, на Кузнецком мосту, на Беговой, в городских и частных художественных галереях.
С 2005 года член МСХ и Гильдии художественного проектирования.
В настоящее время занимается творчеством: живопись, графика, дизайн.
Особое место занимает изучение и деятельность в области текстильного дизайна, как в интерьере, так и в виде деталей интерьера.

Художник  Наталья Камнева

Художник
Наталья Камнева


Художник  Наталья Камнева

Художник
Наталья Камнева

Художник  Наталья Камнева

Художник
Наталья Камнева

Художник  Наталья Камнева

Художник
Наталья Камнева


Елена Болотских родилась 1 октября 1952 года в Москве.

Художник Елена Болотских
Родители – из среды русской интеллигенции. Отец — юрист, мать – талантливая портретистка училась у народного художника Павла Петровича Соколова-Скаля, от нее Елена унаследовала творческие способности и получила первые уроки мастерства.

После окончания художественно-графического факультета МГПИ им. Ленина, где Ее педагогами были Василий Ефанов, Андрей Суровцев,, Вера Дрезнина, продолжила образование в аспирантуре.

С 1977 года участвует в выставках, член Союза художников СССР с 1988 года. В 70-е годы много путешествует по стране; Дальний Восток, Байкал, Русский Север. Часто бывала на Владимиро-Суздальской земле – родине своих предков.

В официальном советском искусстве до 1988 года участвовала как художник гобелена и коллажа, живопись показывала на квартирных выставках и в частных салонах.

В 1988 году впервые получила возможность выехать с персональной выставкой картин в Норвегию.

В 1989 году состоялась большая выставка живописи в Москве, в Центральном доме художника, и две персональные выставки во Франции.

С 1990 по 1999 Елена Болотских жила и работала в США.

Елена Григорьевна — профессор , кандидат педагогических наук, работает в РГСАИ и МПГУ, она Заслуженный художник Российской Федерации, почётный академик Российской Академии Художеств, участник многочисленных выставок, наставник Творческой молодежи.

Картина Елены Болотских  "Благовещение"

Картина Елены Болотских
«Благовещение»

Скульптор-керамист Валентина Кузнецова
Валентина Кузнецова — член-корреспондент Российской академии художеств, заслуженный художник Республики Башкортостан, обладатель Диплома и Серебряной медали Российской академии художеств. Её работы находятся в 21 государственном художественном музее, в том числе в Третьяковской картинной галерее, в Государственном историческом музее, Государственном музее керамики «Усадьба Кусково XVII века», Московском музее декоративно-прикладного искусства и Московском музее современного искусства, а также в других государственных музеях и частных коллекциях в России и за рубежом.

Скульптура  Валентины Кузнецовой

Скульптура
Валентины Кузнецовой

Художник Ольга Гречина
Гречина Ольга Николаевна. 1947 г.р. Советский и российский художник-живописец и график. Окончила МГАХИ имени В. И. Сурикова. Член Московского Союза Художников. Награждена Министерством культуры РФ знаком отличия «За достижения в культуре», Международной Академией Культуры и Искусства Серебряным Орденом II степени «Служение искусству». Работы Гречиной Ольги находятся в коллекции Третьяковской Галереи, Государственном Русском Музее, частных собраниях России и других стран. Живет и работает в Москве.

 Картина Ольги Гречиной  "Чайки"  холст, масло  80х120


Картина Ольги Гречиной
«Чайки»
холст, масло
80х120

ДУРГА — «труднодоступная» или «непобедимая» — одна из самых почитаемых богинь в индуизме. По традиции НАВАРАТРИ — Дни Божественной Женской Энергии празднуются дважды в год — в апреле-мае и в сентябре-октябре

Дурга Арт-Релиз.РФ

Красочный фестиваль Дурга-пуджа (Наваратри) празднуется дважды в год: один раз в месяце Чаитра, а второй в месяц Асваюджа. Оба являются посвященными поклонению и прославлению Божественной Матери. То Наваратри, что празднуют в месяц чаитра (апрель — май) называется Васанта-наваратри, а иногда и Рама-наваратри. Наваратри, празднуемые в месяц асваюджа (сентябрь — октябрь) называется Дурга-пуджа.

Алтарь Богине Дурге в Интер-клубе в Москве октябрь, 2016 год Праздник Наваратри

Алтарь Богине Дурге
в Интер-клубе в Москве
октябрь, 2016 год
Праздник Наваратри

Дурга защитница и покровительница, олицетворяет Любовь и Великую Мать в Индии, прекрасное женское начало. Но сердить эту Богиню, действительно, нельзя, она вооружена и очень опасна для демонов! Поэтому ее страшатся самые сильные из них, с которыми никто не может справиться, кроме Дурги. Богиня Дурга одарена волшебными дарами других богов, способными сделать ее непобедимой. В каждой руке она держит разящие демонов предметы, и глаза ее при этом сияют пламенем.
Но к людям, почитающим ее, она благосклонна как Мать. Дарит счастье, благополучие, радость и покровительство.
К алтарю Дурге принято приносить цветы, огонь, благовония, вегетарианскую еду, фрукты, молоко, топленое масло, розовую воду. Цветы Дурге принято дарить красного цвета.

Дебасмита Мулик Главный редактор журнала  "Aaratrika" рассказывает об истории Богини Дурги и мифологии Индии

Дебасмита Мулик
Главный редактор журнала
«Aaratrika»
рассказывает об истории Богини Дурги
и мифологии Индии

Дурга-пуджа или Наваратри начинается в первый день и заканчивается на 10 день светлой луны месяца асваюджа. Это знаменует собой победу Дурги над Махиша-асурой. В Бенгалии Ее образу поклоняются в течении девяти дней и затем Ее образ опускают в воду. Десятый день называют Виджайа Дашами или Дассера. Дурга-пуджа, празднуется по всей Индии, в каждом уголке страны праздник обогащается особенными чертами того или иного региона. Но независимо от тех или иных внешних отличиях, внутренняя суть праздника сохраняется единой.

Презентация журнала  "AARATRIKA" октябрь, 2016 г.

Презентация журнала
«AARATRIKA»
октябрь, 2016 г.

Концерт в Интер-Клубе октябрь, 2016 г.  Презентация журнала  "ААRATRIKA"

Концерт в Интер-Клубе
октябрь, 2016 г.
Презентация журнала
«ААRATRIKA»

Концерт в Интер-Клубе октябрь, 2016 г. Презентация журнала «ААRATRIKA»

Концерт в Интер-Клубе
октябрь, 2016 г.
Презентация журнала
«ААRATRIKA»

Основная цель праздника состоит в почитании и поклонении Богине, в ее аспекте Шакти или Силе, дарования людям богатства и благополучия, процветания, знания, как светского, так и духовного, и других благословений. Но независимо от молитв и просьб возносимых Богине, их основой остается предание, поклонение и достижение Богини. Делается это сознательно или нет, но другой цели нет. Каждый благословляется Ее милосердием и любовью, каждый находит покровительство Богини.

Сражение Дурги и Махиши Индуистская графика  до 18 века

Сражение Дурги и Махиши
Индуистская графика
до 18 века

Имя, которое носит индийская богиня Дурга, означает «непобедимая». Однако в нем скрыто гораздо больше информации, чем это может показаться на первый взгляд. Так, слог «ду» означает четырех великих демонов, называемых асурами. Эти демоны являются олицетворениями голода, бедности, страдания и дурных привычек. «Р» в имени этой богини означает болезни. А заключительный слог «га» представляет собой жестокость, неверие, грехи и прочие вещи, являющиеся злом. Всему этому и противопоставляется богиня Дурга. Значение ее имени заключается в победе и преодолении всего этого.

Презентация журнала  "AARATRIKA" октябрь, 2016 г.

Презентация журнала
«AARATRIKA»
октябрь, 2016 г.

Александра Загряжская, Богиня Дурга обложка журнала AARATRIKA 2016 год Арт-Релиз.РФ

С Дебасмитой Мулик Главным редактором  журнала  "AARATRIKA" скульптор  Александр Рябичев Александра Загряжская автор обложки номера сентябрь-октябрь, 2016 г.  журнала "AARATRIKA" София Загряжская искусствовед

С Дебасмитой Мулик
Главным редактором
журнала
«AARATRIKA»
скульптор
Александр Рябичев
Александра Загряжская
автор обложки номера сентябрь-октябрь, 2016 г. журнала «AARATRIKA»
София Загряжская
искусствовед

Кроме того, в священном писании почитателей Дурги «Дурга-саптшати» приведен перечень, состоящий из ста восьми ее имен. Это говорит о том, что богиня Дурга является не просто богиней, а представляет собой полноту женственности в божестве. Другими словами, она является Великой богиней-матерью, высшим проявлением божественной силы в ее женственном аспекте.
Мифы повествуют о том, что с ее помощью легендарный Рама одержал победу над повелителем демонов по имени Равана. К ней же молитвенно обращался и Кришна, а также ряд других мифических персонажей.
Один из мифов, рассказывающих о том, как появилась богиня Дурга, содержится в «Маркандейя-пуране». Согласно этому повествованию, изо рта индуистской троицы-Тримурти (Брахма, Шива, Вишну) во время гнева изошла огненная сфера. Затем такие же сферы вышли из всех прочих богов и полубогов. Медленно они слились в один огромный шар огня и света, который постепенно трансформировался в лучезарную и прекрасную богиню. Лицо ее создано из света Шивы. Сиянием Рамы сотканы ее волосы. А лучезарности Вишну богиня Дурга обязана своими руками. Свет луны даровал ей пару грудей, а свет солнца (Индры) – туловище. Божество вод Варуна наградил ее бедрами, а из энергии богини земли Притхви возникли ее ягодицы. Ступни Дурги появились из света Брахмы, а лучи солнца превратились в пальцы ее ног. Хранители же восьми сторон света наградили ее пальцами на руках. Свет Куберы – бога богатства – даровал Дурге нос, а глаза богини Дурги, которых ровно три, появились из сияния трехголового бога огня Агни. Уши произошли от блеска божества воздуха Марута. Аналогичным образом из света и сияния различных божеств произошли и другие части тела Дурги. Далее легенда повествует о том, как все боги преподнесли в дар Дурге какое-либо оружие. К примеру, Шива даровал ей трезубец, точно такой же, каким владеет сам. От Вишну ей достался диск, от Варуны – раковина, от Марута – лук со стрелами. От других богов она получила топор, меч, щит и многие другие средства защиты и нападения.
Дурга в Мифологии Множество более или менее схожих повествований о Дурге создают ее образ как обобщение всех божественных сил – такова природа богини-матери. Согласно индийской мифологии, великая мать может воплощаться в различных формах, дабы на земле были установлены равновесие и гармония. Так или иначе, все рассказы о Дурге имеют общий лейтмотив – борьбу с силами тьмы, персонифицированными в демонах. Эта борьба является естественной для нашего мира имен и форм, существующего благодаря борьбе и взаимодействию противоположностей. Силы зла в мире очень могущественны, сильны, но в конечном итоге они приводят к саморазрушению. Светлая же сторона воплощает в себе созидание и прогресс, но ее сила несколько медлительна и требует времени. Изначальное преимущество, как правило, оказывается на стороне зла, силы которого быстро объединяются и начинают действовать, нарушая равновесие. Однако затем, когда постепенно консолидируются силы света, персонифицируемые в образе бога или богини, зло побеждается и утраченное равновесие восстанавливается. Силы зла базируются на таких качествах, как зависть, эгоизм, корысть, жажда власти, ненависть и насилие. Добро же неизменно заключается в ненасилии, самопожертвовании, покаянии, любви, жертвенном служении и так далее.
Духовное значение мифов о Дурге Противостояние добра и зла, согласно индуизму, протекает беспрерывно, прежде всего, внутри каждого человека. Зло активизируется всякий раз, когда возникает гнев, проявляется ненависть, гордость, алчность и демонстрируются привязанности. Их противоположность — преданность, милосердие, сострадание, ненасилие готовность пожертвовать своими интересами ради других. Изображение именно этой борьбы внутри каждой личности представляют собой все мифы о Дурге. Таким образом, они имеют важное психологическое и духовное измерение и значение, позволяя человеку стремиться ввысь и развиваться, преодолевая свои дурные стороны и наклонности. Сама же Дурга, фото иконы которой расположено ниже, представляет собой персонификацию всего доброго, правильного и позитивного в человеке. Поэтому ее почитание и укрепление молитвенно-духовной связи с ней позволяет человеку укореняться в правде, добре и справедливости и развиваться в верном направлении.

Теологическое значение Дурги
Переходя из области субъективно-психологической к теологическому описанию этой богини, нужно в первую очередь отметить, что она является символом недвойственного бытия сознания, преисполненного энергией. Как великая мать, Дурга преодолевает дисгармонию, которая нарушает естественный порядок вещей и ход истории. Она всегда желает всем добра. Это в полной мере касается и демонов, с которыми она сражается. Характер ее борьбы таков, что он приводит не к уничтожению порока и не к наказанию злых сущностей, а к их внутренней фундаментальной трансформации. Это иллюстрируется в одном из мифов, где Дурга поясняет, что если бы она просто уничтожила демонов своей божественной силой, то они попали бы в ад, где, мучаясь, закончили бы свою эволюцию. Но сражение с ними на равных привело их к возможности наследовать более высокое перерождение и в конце концов превратиться в добрых существ. Такова преобразующая энергия богини Дурги.

Изображения Дурги
Иконографически Дургу изображают в виде красивой женщины с восемью руками. Впрочем, число рук может варьироваться и достигать даже двадцати. В них она держит свое оружие и различные религиозные символы. Престолом для нее выступает чаще всего тигр или лев. В целом же, существует довольно большое разнообразие в изображениях Дурги. Это касается как деталей, так и общего концепта иконы. Мантра Основная мантра богине Дурге звучит так: «Ом дум Дургайе намаха». Существуют, однако, и другие. К примеру, известны девять различных проявлений Дурги в образе девяти богинь Наваратри. Каждая из них также имеет свою мантру.

ХРАМЫ ОРИССЫ. Выставка в Культурном Центре имени ДЖАВАХАРЛАЛА НЕРУ, представляющая фотографии, снятые в городах БХУБАНЕШВАР, ПУРИ, КОНАРК. 8 сентября 2016 года. Адрес: МОСКВА, улица ВОРОНЦОВО ПОЛЕ, д.6-8. Запрос приглашений по эл.почте jnccwing@indianembassy.ru

Международная общественная организация «Центр духовной культуры», Индийский культурно-информационный центр в Самаре и Культурный центр им. Джавахарлала Неру Посольства Индии в Москве
представляют фотовыставку «Храмы Ориссы». На выставке будут представлены работы, снятые в городах Бхубанешвар, Пури и Конарк.

Торжественное открытие состоится 8 сентября 2016 г. в 19.00
Адрес: г. Москва, ул. Воронцово Поле, 6-8, Зал им. Д.П. Дхара

Запрос приглашений по эл.почте jnccwing@indianembassy.ru
Храмы Ориссы АФИША Культурный центр имени Джавахарлала Неру Арт-Релиз.РФ

Страдание святого мученика АНДРЕЯ СТРАТИЛАТА 19 августа по ст.ст. / 1 сентября по н.ст. В изложении святителя ДИМИТРИЯ РОСТОВСКОГО

Андрей Стратилат Таврийский  Фреска Троицкого Собора  Ипатьевского монастыря  17 век

Андрей Стратилат Таврийский
Фреска Троицкого Собора
Ипатьевского монастыря
17 век

Андрей Стратилат Таврийский — христианский святой, воин-мученик. Память 1 сентября (19 августа по старому стилю).


Нечестивый Максимиан, управляя восточною частью римской империи, воздвиг повсеместное гонение на христиан. В это время в Сирии находился один военачальник, по имени Антиох, человек жестокого характера и ревностнейший служитель идолов, дышавший угрозами и казнями на верующих во Христа. Ему поручена была императором власть над всею Сириею и дано было повеление подвергать пытками и казни христиан, для чего предоставлено было в его распоряжение значительное число тысяченачальников с подчиненными им римскими войсками. В числе других тысяченачальников, как благоухающий цветок лилии среди терновника, под властью Антиоха был последователь Христа Андрей, который содержал первоначально святую веру во Христа втайне, а потом, когда наступило время, явил и ее всему миру, открыто пред всеми исповедав имя Христово. Хотя он и не был еще крещен, но с твердою верою питал в сердце своем и горячую любовь ко Христу, уклоняясь от всякого дела, неугодного Богу, и ревностно совершая дела, согласные с волею Божиею. За такое благочестие Бог даровал ему необыкновенное мужество и храбрость в битвах, так что по храбрости и мужеству не было равного ему во всем римском войске. Не раз он одерживал блестящие победы над врагами и пользовался среди воинов большею славою и почетом, чем прочие полководцы.
Однажды значительные силы персидского войска, возбуждая против Антиоха войну, сделали внезапное нападение на Сирию. Вследствие неожиданности нападения персов Антиох был в большой тревоге. Но вспомнив о доблестном тысяченачальнике Андрее, он поспешно призвал его к себе, поручил ему вместо себя главное начальство над войском и, наименовав его Стратилатом, то есть старшим начальником над военачальниками, повелел выступить с войсками против напавших на страну врагов и остановить их движение, причем сказал ему:
– Твое мужество и храбрость твоя на войне известны не только мне, но о них хорошо знает и сам император; вот почему я и почтил тебя таким высоким званием. Итак, я поручаю тебе эту неожиданно возникшую войну. Возьми войско, начальствуй над ним вместо меня и постарайся еще больше увеличить ту славу, которую имеешь.
Приняв такое поручение, воин Христов святой Андрей не ради своей личной славы, но ради славы имени Иисуса Христа желал выступить против врагов с подобающею доблестью, но, уподобляясь древнему Гедеону (Суд.7:1) из многочисленного римского войска он выбрал себе для войны только небольшое число воинов, хорошо зная изречение святого царя Давида, что Господь «не на силу коня смотрит Он, не к быстроте ног человеческих благоволит, – благоволит Господь к боящимся Его, к уповающим на милость Его» (Пс.146:10-11). Выбор святого Андрея пал на тех, коих указала ему благодать Божия таинственным действием вдохновения на сердце его, и выступил с ними против врагов. Увидев весьма значительные силы противников, которые, как саранча, напали на сирийскую область, святой Андрей стал укреплять своих воинов для мужественной борьбы, чтобы они при малочисленности своей не устрашились многочисленного персидского войска, и так как все воины его поклонялись идолам и ни один из них не был еще христианином, то он предложил им познать единого, всемогущего и в войнах страшного Бога, оказывающего всесильную помощь верующим в Него. Он сказал им:
– Братья и друзья мои! теперь вы на деле можете убедиться, что языческие боги – бесы. Будучи сами бессильными, они никому и помочь не в состоянии, но есть единый истинный Бог, Которому я служу, Который сотворил небо и землю. Он – всемогущ, и всем, кто призывает Его, Он посылает скорую помощь: делает таких сильными на войне и врагов обращает пред ними в бегство. Вот, как вы и видите, против нас идут многочисленные полки врагов, которые по своей многочисленности гораздо сильнее нас, но если вы отвергнете ваших суетных богов и вместе со мною призовете единого истинного Бога, то вы тотчас же увидите, что враги исчезнут пред вами подобно тому, как исчезает какой-нибудь дым или пыль.
Когда святой сказал это, все бывшие с ним воины поверили словам его и, призвав на помощь Христа Бога, смело бросились на врагов. Произошла жаркая битва, и воины святого Андрея одержали блестящую победу, так как по вере и молитвам святого в помощь им явилась свыше невидимая сила, которая навела страх на войска персов и привела их в расстройство, и они, отступив, обратились в бегство, а войско римское, предводительствуемое святым Андреем, преследуя их, мечами своими посекало головы персов, как посекают серпом колосья. Таким образом, и произошла при помощи силы Христовой славная победа римлян над персами. Когда враги были прогнаны, то все воины, бывшие с святым Андреем, при виде такой неожиданной победы, одержанной при помощи Христа, уверовали в Него, а святой Андрей стал, насколько мог, утверждать их в вере, разъясняя им правые пути, приводящие ко спасению. Торжественно возвратясь с войны, святой Андрей и его воины, увенчанные славою, вступили в город Антиохию.
Между тем некоторые из завистливых военачальников, завидуя доблести и славе святого Андрея, донесли на него Антиоху, сообщив ему, что стратилат Андрей чтит распятого Бога. Услышав это, Антиох пришел в сильный гнев и послал к нему некоторых начальствующих мужей из военного звания узнать от него, справедливо ли то, что о нем говорят. Узнавши, что всё это действительно справедливо, Антиох отправил снова послов к Андрею отчасти с увещаниями, а отчасти с угрозами и напоминанием ему о своей нетерпимости к христианам и, наконец, велел посланным сказать ему:
– Ты хорошо знаешь, какой мучительной казни я предал сына Полиевктова, Евфимия, и вместе с ним многих других последователей христианской веры. Никого из них я не пощадил. На что же после этого рассчитываешь ты и на что надеешься, воздавая божеское почитание Человеку, Который был распят на кресте?
Когда посланные от Антиоха пришли с таким поручением к святому и передали ему эти слова, то он сказал им в ответ:
– Слова Антиоха более ободряют меня нежели устрашают: ибо если те, о которых он напоминает мне, будучи преданы жестоким мучениям, стали его победителями и в венцах мучеников предстали Христу Богу, то почему же и мне не быть верным рабом моего Иисуса Христа, чтобы вместе с ними, пострадавшими за Него прежде меня, удостоиться наследия в царстве Его?
После того как посланные сообщили Антиоху этот ответ святого Андрея он исполнился ярости и послал к святому воинов с приказанием связать и привести его к себе. Севши на судейское место, он велел святому Андрею открыто пред всеми объявить, желает ли он подчиниться царскому повелению или намерен служить своему Богу. Тогда святой, стоя на этом нечестивом судилище, пред лицом ангелов и людей громким голосом смело исповедал Христа истинным Богом, а себя рабом Его. После этого мучитель немедленно приказал принести медное ложе и сильно раскалить его, дабы жечь на нем Христова воина. Когда ложе было раскалено до того, что от него отскакивали искры, то Антиох сказал мученику:
– Андрей, ты много потрудился на воинской службе, посему следует тебе после стольких трудов отдохнуть на этом ложе.
Святой мученик, не ожидая пока палачи возьмут его, немедленно же сам снял с себя одежды, поспешно взошел на ложе и, легши протянулся на нем, как бы на мягкой постели, мужественно перенося жжение своего тела. Ощущая сначала боль, он стал молиться Христу Богу, чтобы Он ниспослал ему скорую помощь, и действительно огонь, по повелению Божию, немедленно потерял свою силу и не мог вредить телу мученика. В то же время Антиох повелел схватить и некоторых других мужей из числа воинов Андрея и, приказав прибить гвоздями руки их крестообразно к деревам, состоящим из четырех частей, с насмешкой спрашивал их, приятно ли им это? Считая такое страдание за Христа весьма приятным для себя, они сказали:
– О если бы мы удостоились быть подражателями Христа, нашего Господа, распятого на древе крестном!
После этого мучитель снова обратился к святому Андрею и спросил его, достаточно ли он наказан огненным жжением и не желает ли отречься от Христа и обратиться к почитанию богов. На это мученик ответил, что желает терпеть до конца, потому что конец венчает всякое начатое дело; ибо от Христа Бога получает награду не тот, кто хорошо начал свой подвиг, но тот, кто хорошо окончил его. Посему мучитель Антиох повелел снять святого Андрея с медного ложа, а его товарищей освободить от дерев и бросить в темницу, как бы для того, чтобы дать им время на размышление, пока не согласятся обратиться к богам, а на самом деле для того, чтобы сообщить о них императору, так как он не решался без ведома и согласия последнего предать казни такого доблестного и сановного мужа, как Андрей, и его товарищей. Император Максимиан, получив и прочитав донесение Антиоха, нашел небезопасным открыто казнить смертью такого знаменитого воина и вместе с ним других воинов, оказавших такое необыкновенное мужество: не произошло бы от этого волнения и мятежа в войске и не возникла бы из-за них новая война. В ответ он написал Антиоху письмо, в котором повелел отпустить Андрея и его дружину, освободив их от заключения и казни, но в то же время дал Антиоху тайное повеление, чтобы он после освобождения Андрея и его товарищей, подождав немного времени, искусно нашел за ними какое-нибудь другое преступление и казнил их смертью, если они упорно останутся христианами, как бы не за веру, и притом, чтобы брал их для казни по одному. Получив от императора такое повеление, Антиох немедленно же освободил святого Андрея и его товарищей от оков и темниц и отпустил их на свободу, причем повелел им оставаться в том же звании, в каком они были и прежде.
Между тем воин Христов, святой Андрей, узнав по откровению Божию о таком коварном замысле нечестивцев, тайно от Антиоха вместе со всеми воинами, уверовавшими во Христа (а их было 2593 человека) ушел в киликийский город Тарс к епископу этого города Петру для принятия от него святого крещения, так как никто из воинов его и сам он не был еще крещен. Спустя несколько времени Антиох узнав об уходе святого Андрея и его дружины в киликийскую область, исполнился страшной ярости и гнева и, посоветовавшись с близкими к себе лицами, послал правителю Киликии Селевку письмо, в котором писал:
– Я знаю, что ты слышал об Андрее, который был тысяченачальником в императорских войсках. Ныне он не только сам впал в безумие, не повинуясь повелениям императора, но и многих из воинов обратил к тому же безумию и, как мы слышали, бежал с своими единомышленниками в киликийскую область. Почему, во исполнение повеления императора, прикажи схватить Андрея и всех, кто находится с ним, и, связав, пришли их к нам. Если же они вздумают оказать сопротивление или бежать, то прикажи вооруженным воинам избить их.
Селевк, получив от Антиоха такое письмо, немедленно разослал во все местности Киликии послов разведать об Андрее и находящихся с ним воинах и, узнав, что он находится в Тарсе, сам с войском отправился туда. В это время святой Андрей, провидя духом, что волки идут уже на стадо Христово, просил тарсийского епископа, блаженного Петра и другого епископа из города Вереи, по имени Нона, случайно находившегося тогда в Тарсе, немедленно же совершить над ним и его воинами святое крещение, и епископы тотчас же крестили святого Андрея и всю дружину его.
Приняв святое крещение, святой Андрей с своими сподвижниками ушел из Тарса в местность, называемую Таксаниты не потому, что боялся смерти, которой, напротив, очень желал ради Христа, но исполняя повеление Господа своего, выраженное в словах: «когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой» (Мф.10:23). Вскоре после этого Селевк с вооруженными как на войну воинами прибыл в Тарс. Не найдя там Андрея с его дружиною, он встревожился и даже изменился от гнева в лице, а потом, исполнившись страшной ярости, отправился в погоню за стадом Христовым. Между тем святые из вышесказанного места пошли в пределы Армении в горы, называемые Таврос, а Селевк повсюду гнался за ними вслед, стараясь настигнуть их, чтобы предать избиению. Проходя на этих горах различные местности, святые пришли в одно тесное место, со всех сторон окруженное отвесными подобно стенам скалами, на которое можно было войти чрез единственный проход, как чрез ворота в город. Здесь святой Андрей остановился с своею дружиною и стал ожидать своих убийц, так как это именно место было предуказано ему Богом для мученической кончины его и его сподвижников. Святой Андрей обратился тут к своей дружине с такими словами:
Друзья, братья и дети мои, «ныне время благоприятное, ныне день спасения» (2Кор.6:2; Ис.49:8); будем же единодушно и твердо стоять в любви Божией, как повелел наш Господь, и не станем поднимать рук наших на преследующих нас, но поднимем их к Богу с молитвою благодарения за то, что Он дал нам дожить до сего времени, когда мы получим наследие со всеми святыми, пострадавшими за Него. Итак будем молиться Ему, как молился святой первомученик Стефан, когда иудеи побивали его камнями, говоря:
- «Господи Иисусе Христе, приими (Деян.7:59) души рабов Твоих, которые мы предаем в руки Твои».
Сказав такие слова дружине своей, святой Андрей, став посреди нее и, подняв руки и обратив взор свой к небу, начал молиться, говоря:
– Господи, Господи, великий и всесильный! услышь молитву грешного и недостойного раба Твоего и всех, находящихся со мною, непорочно сохранивших святую веру в Тебя, приими с миром наши души, покрой их Твоим милосердием и удостой райских обителей. Владыко! молимся Тебе еще и о тех, которые будут почитать нашу память. Исполняй все приводящие ко спасению прошения их и ради молитвы нашей будь им помощником во всех их нуждах. А на месте сем, где будет пролита за Тебя наша смиренная кровь, пусть будут источник, подающий исцеления и прогоняющий нечистых духов. Всех же тех, кто будет приходить сюда, сохраняй от всяких бедствий и подавай им душевное и телесное здравие, чтобы на месте сем прославлялось пресвятое Твое имя, Отца и Сына и Святого Духа.
В то время как святой Андрей и бывшие с ним молились так Богу, их настиг Селевк со своими воинами. Обнажив мечи и заскрежетав зубами, они как звери бросились на стадо Христово. Святые же воины Христовы, хотя как храбрые и опытные в бою и могли бы защитить себя, в этом тесном месте с одним только проходом, от рук убийц, но, подражая Господу своему, как незлобивые агнцы отдались убийцам своим на заклание. Преклонив колена, они протянули выи свои под мечи, и воины Селевка, без милосердия посекая их, в короткое время всех перебили. И пролилась кровь святых, как вода, ручьем текущая из этого места, души же их с торжеством вошли в радость Господа своего.
Святые пострадали в 19 день месяца августа, в воскресный день во втором часу дня и на том месте, где пролилась их мученическая кровь, немедленно вытек источник ключевой и целебной воды.
Избиение святых видели скрывавшиеся на одной скале вышеупомянутые епископы, Петр из Тарса киликийского и Нон из города Вереи, ибо они со своими клириками издали следовали за ними, желая видеть их кончину. Когда Селевк после избиения святых мучеников пошел со своими воинами обратно домой, эти епископы с клириками своими подошли к телам мучеников и плакали над ними, а потом, приготовив их к погребению, с честью похоронили на том же месте. Видели они и источник, вытекший по молитве святых мучеников и, попивши из него воды, узнали о целебности ее, ибо один из клириков, бывший с епископами, долгое время страдал от нечистого духа, но когда напился из этого источника, то нечистый дух немедленно оставил его. После погребения святых епископ Петр не возвратился в Тарс, так как Селевк стал искать его, чтобы предать смерти, но со всеми бывшими с ним пошел в Исаврию.
Между тем окрестные жители, узнав о целебном источнике, стали приходить к нему и приносили своих больных. Они пили воду, мылись ею и получали исцеление от всяких болезней по молитвам святого страстотерпца Андрея и пострадавших с ним святых мучеников и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцом и Святым Духом да будет честь и слава ныне, всегда и во веки веков. Аминь.
Тропарь, глас 5:
Земнаго сана славу оставив, и небесное царство наследовал еси, кровными каплями, яко пречудным камением нетленныя венцы украсил еси, и ко Христу привел еси собор страстотерпец, с лики ангельскими в невечернем свете назаходимаго солнца Христа обрел еси, святе Андрее Стратилате: Егоже моли с пострадавшими с тобою присно, да спасет душы наша.
Кондак, глас 2:
В молитвах Господеви предстоя, якоже звезда солнцу предтекий, и желаемое сокровище Царствия узрел еси, радости неизреченныя исполняяся, безсмертному Царю в безконечныя веки, от ангел безпрестани хвалимому поеши, Андрее Стратилате: с нимиже молися непрестанно о всех нас.

ВЫСОКО-ПЕТРОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ XIV века в МОСКВЕ — мужской ставропигиальный монастырь РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

 Собор святителя Петра, митрополита Московского Высоко-Петровский монастырь. Изначально на месте собора находилась деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла. После смерти и канонизации митрополита Петра храм в 1339 году переосвятили в его честь.  В 1514—1517 годы деревянный храм был перестроен в камне архитектором Алевизом Новым. Является одним из самых ранних примеров столпообразных храмов в русском зодчестве. По высоте он соответствует невысокой деревянной застройке первоначального ансамбля монастыря. В 1689-90 годах собор был отремонтирован, была построена белокаменная открытая галерея-паперть вокруг храма. Собор повторно освятили в присутствии Петра I.  В 1691 году Климом Михайловым был закончен иконостас.  В 1713—1714 узкие окна собора были расширены в широкие квадратные проемы. В 1920-е годы вместе с монастырём собор был закрыт. Иконостас сохранялся в нём до начала 1940-х годов. До 1980-х годов собор использовался как склад Дирекции художественных фондов Министерства культуры РСФСР.  В 1984 году собор был восстановлен в формах архитектуры XVI века архитектором Б. П. Дедушенко во время реставрации комплекса монастыря. В 1990-е годы собор был передан Патриаршему подворью Высоко-Петровского монастыря. Для храма создали новый иконостас и выполнили фресковую живопись в соответствии с современными представлениями о росписях древнерусских храмов.  3 января 1998 года состоялось освящение храма.

Собор святителя Петра, митрополита Московского
Высоко-Петровский монастырь.
Изначально на месте собора находилась деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла. После смерти и канонизации митрополита Петра храм в 1339 году переосвятили в его честь.
В 1514—1517 годы деревянный храм был перестроен в камне архитектором Алевизом Новым. Является одним из самых ранних примеров столпообразных храмов в русском зодчестве. По высоте он соответствует невысокой деревянной застройке первоначального ансамбля монастыря.
В 1689-90 годах собор был отремонтирован, была построена белокаменная открытая галерея-паперть вокруг храма. Собор повторно освятили в присутствии Петра I.
В 1691 году Климом Михайловым был закончен иконостас.
В 1713—1714 узкие окна собора были расширены в широкие квадратные проемы.
В 1920-е годы вместе с монастырём собор был закрыт. Иконостас сохранялся в нём до начала 1940-х годов. До 1980-х годов собор использовался как склад Дирекции художественных фондов Министерства культуры РСФСР.
В 1984 году собор был восстановлен в формах архитектуры XVI века архитектором Б. П. Дедушенко во время реставрации комплекса монастыря.
В 1990-е годы собор был передан Патриаршему подворью Высоко-Петровского монастыря. Для храма создали новый иконостас и выполнили фресковую живопись в соответствии с современными представлениями о росписях древнерусских храмов.
3 января 1998 года состоялось освящение храма.

В центре Москвы на Петровке расположился мужской ставропигиальный монастырь Русской православной церкви. Начиная с 14 века он носил разные имена — Петропавловский, Петровский, Петра метрополита, Петровский Высокий, а с начала 18 столетия — Высоко-Петровский, под которым мы его знаем сегодня. Благодаря этому одному из красивейших и старинных монастырей города, и улица Петровка получила свое название, и, вот интересно, — Петровка никогда не называлась иначе, что большая редкость для исторических улиц.

Итак, монастырь был основан в 1315 году святителем Петром, митрополитом Киевским, Владимирским и всея Руси, предположительно в 1315, 1317 гг.. Первоначально монастырь был деревянным, в начале XVI века был построен первый каменный храм Петра митрополита и деревянный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, разобранный позже. В начале XVII века территорию монастыря обнесли каменной стеной. В 1671 году площадь монастыря была увеличена вдвое за счет усадьбы Нарышкиных, а с 1690 по 1694 годы были построены Боголюбский храм, на месте храма Покрова Пресвятой Богородицы, Сергиевская церковь с трапезной и, соединённые с ней галереей-папертью, Братский корпус с Нарышкинскими палатами, надвратная Покровская церковь с двухярусной колокольней и настоятельские палаты, соединённые с ней переходом, а также служебный корпус. Территория храма так же включала две деревянные богадельни, расположенные на углу Петровки и Петровского бульвара.

Каменный храм во имя святителя Петра Митрополита выстроил по указу князя Василия III архитектор Алевиз Фрязин, и это был первый каменный храм Высоко-Петровского монастыря, пришедший на смену деревянных, сгоревших во время пожара.
В средние века в истории Москвы было большое количество вражеских нашествий и пожаров, которые опустошали деревянный город. Особенно сильным был пожар 1493 года, когда выгорела половина Москвы, включая деревянные постройки монастыря. В огне погибло около двухсот человек — в том числе некоторые населенцы Петровского монастыря.

В это же время был построен деревянный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Именно тогда монастырь официально стал называться Высоко-Петровским, хотя и название «Петропавловский» употреблялось вплоть до XVIII века.
В очередной раз Высоко-Петровская обитель была опустошена 1611 году польско-литовскими интервентами. В 1612 году, после изгнания поляков, монастырь восстановили и обнесли каменной стеной. В это время он имел статус ставропигиального и управлялся архимандритами.

В 1671 году, на рождение Петра I, его дед, Кирилл Полуэктович Нарышкин, подарил зятю, Алексею Михайловичу, свою усадьбу, располагающуюся бок о бок с Высоко-Петровской обителью. Алексей Михайлович, в свою очередь, передал усадьбу в дар монастырю, и территория его, таким образом, увеличилась почти вдвое.

В конце XVII — начале XVIII века ансамбль строился по большей части на средства бояр Нарышкиных.

После взятия Москвы наполеоновскими войсками, в монастыре расположилась «тысяча французских кавалеристов». Все, что осталось в обители, было разорено и разгромлено (в том числе и богато украшенные надгробия бояр Нарышкиных), храмы подверглись осквернению.
В следующие десятилетия монастырь постепенно восстанавливался и стал играть одну из важнейших ролей в духовной жизни Москвы.

В 1918 году монастырь был закрыт.

В девяностые годы началось возвращение монастыря русской православной церкви.
Еще раньше была начата реставрация ансамбля монастыря, проводимая архитектором Борисом Дедушенко, который обнаружил следы деревянного храма XIV—XV веков. Одним из открытий архитектора в то время также стало определение даты постройки собора Петра митрополита как 1510-е годы и определение мастера, Алевиза Фрязина (Нового) итальянца, живущего в России, автора 11 церквей и соборов в Москве, в том числе Архангельского собора Московского Кремля.
Пятисотлетие Высоко-Петровского монастыря отметили а в 2015 году.

Уже в наши дни здесь ведутся реставрационные работы. А одной из находок в ходе реставрации стали две надгробные плиты XVI века. Хорошо сохранившиеся артефакты позволили разгадать ученым целую серию исторических загадок.
Найденным надгробиям более 500 лет, но они чудесно сохранились. Археологи прочитали надписи, из которых стало ясно, что похоронены под плитами некий Епифаний и инок Феодосий из города Волочка. Найденные плиты — это только часть большого некрополя Высокопетровской обители. Он находился здесь до революции, затем надгробия засыпали землей. Сокровенные находки вскоре после окончания реставрационных работ смогут увидеть все желающие. А вскоре здесь отреставрируют все соборы, знаменитые Нарышкинские палаты и восстановят утерянные элементы ансамбля — такие как водосвятная часовня и Святые врата на Петровском бульваре.

Публикация и фото: София Загряжская

Церковь Толгской иконы Божией Матери Одноглавую церковь на подклети, прямоугольную в плане, бесстолпную, с 5-гранной апсидой в стиле барокко возвели между колокольней и Братским корпусом. Западный фасад, на котором раньше в центре была икона, выходит на Петровку. Стены снаружи декорированы сдвоенными пилястрами, главка прорезана узкими окнами и украшена волютами. Проект храма принадлежит, предположительно, И. Ф. Мичурину или его ученику. Церковь построена на средства статс-дамы Н. А. Нарышкиной, родственницы Петра I по материнской линии. Церковь была построена в 1744—1750 годах между колокольней и Братским корпусом Высоко-Петровского монастыря и освящена в честь Толгской иконы Божией Матери. Список Толгского образа был выполнен в 1740-х годах Иваном Андреевым. В настоящее время икона находится в запасниках Государственного исторического музея. Церковь была заложена в день празднования в честь этой иконы, так как 8 августа по старому стилю, Пётр I спасся в стенах Троице-Сергиевой Лавры от стрелецкого бунта 1689 года. Толгскую церковь закрыли после Октябрьской революции в 1926 году. Сначала в ней располагались коммунальные квартиры, затем склад Росизопропаганды. Отреставрирована Б. П. Дедушенко. Заново освящена 10 октября 1999 года малым чином.

Церковь Толгской иконы Божией Матери
Одноглавую церковь на подклети, прямоугольную в плане, бесстолпную, с 5-гранной апсидой в стиле барокко возвели между колокольней и Братским корпусом. Западный фасад, на котором раньше в центре была икона, выходит на Петровку. Стены снаружи декорированы сдвоенными пилястрами, главка прорезана узкими окнами и украшена волютами. Проект храма принадлежит, предположительно, И. Ф. Мичурину или его ученику. Церковь построена на средства статс-дамы Н. А. Нарышкиной, родственницы Петра I по материнской линии.
Церковь была построена в 1744—1750 годах между колокольней и Братским корпусом Высоко-Петровского монастыря и освящена в честь Толгской иконы Божией Матери. Список Толгского образа был выполнен в 1740-х годах Иваном Андреевым. В настоящее время икона находится в запасниках Государственного исторического музея.
Церковь была заложена в день празднования в честь этой иконы, так как 8 августа по старому стилю, Пётр I спасся в стенах Троице-Сергиевой Лавры от стрелецкого бунта 1689 года.
Толгскую церковь закрыли после Октябрьской революции в 1926 году. Сначала в ней располагались коммунальные квартиры, затем склад Росизопропаганды. Отреставрирована Б. П. Дедушенко. Заново освящена 10 октября 1999 года малым чином.

К началу XX века Высоко-Петровская обитель обладала богатейшей ризницей. В монастыре хранились три Евангелия XVII века, серебряные кресты с частицами Креста Господня, камни от Гроба Господня, мощи великомучеников Феодора Стратилата, Пантелеимона, Иоанна Воина, святителя Алексия, митрополита Московского, преподобных Анастасия Синаита, Григория Декаполита, списки с Боголюбской, Владимирской, Толгской икон Божией Матери, копия 1701 года с Влахернской иконы, образ святителя Петра с частицей мощей, список с Казанской иконы Божией Матери. После революции всё было разграблено. С началом возвращения зданий монастырю постепенно стали появляться новые святыни.

К началу XX века Высоко-Петровская обитель обладала богатейшей ризницей. В монастыре хранились три Евангелия XVII века, серебряные кресты с частицами Креста Господня, камни от Гроба Господня, мощи великомучеников Феодора Стратилата, Пантелеимона, Иоанна Воина, святителя Алексия, митрополита Московского, преподобных Анастасия Синаита, Григория Декаполита, списки с Боголюбской, Владимирской, Толгской икон Божией Матери, копия 1701 года с Влахернской иконы, образ святителя Петра с частицей мощей, список с Казанской иконы Божией Матери.
После революции всё было разграблено. С началом возвращения зданий монастырю постепенно стали появляться новые святыни.

 Храм во имя прп. Сергия Радонежского Главной святыней монастыря является часть мощей святителя Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси чудотворца. 20 февраля 2010 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл передал обители ковчег с частью мощей Петра. Этот ковчег пребывает в алтаре Сергиевского храма, а по субботам во время полиелея на всенощной выносятся на поклонение верующих.

Храм во имя прп. Сергия Радонежского
Главной святыней монастыря является часть мощей святителя Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси чудотворца. 20 февраля 2010 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл передал обители ковчег с частью мощей Петра. Этот ковчег пребывает в алтаре Сергиевского храма, а по субботам во время полиелея на всенощной выносятся на поклонение верующих.

В 2003 году один из благотворителей обители, Е. М. Ряпов, подарил ей выкупленные святыни, которые некогда принадлежали Патриарху Алексию I (Симанскому): частицы мощей преподобного Серафима Саровского, лоскут его мантии и фрагмент камня, на котором святой молился тысячу дней и ночей. В 2004 году монастырю передали частицу мощей преподобного Сергия Радонежского. Ростовая икона святителя Киевского, Московского и всея Руси Петра, первого московского митрополита, всея Руси чудотворца, основателя Высоко-Петровского монастыря — является самой почитаемой иконой в Высоко-Петровской обители. В иконе находится частица мощей святителя Петра, переданная обители Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом 20 февраля 2010 года. На обороте иконе изображен Московский Кремль с видом на Успенской собор, под стенами Кремля изображен Высоко-Петровский монастырь. Икона постоянно находится в Сергиевском храме Высоко-Петровского монастыря и доступна для поклонения всем желающим, каждое утро перед этой иконой совершается братское правило с молебном святителю Петру в 7:00. Из Киево-Печерской Лавры был привезен ковчег с частицами мощей всех преподобных отцов Киево-Печерских. В том же Сергиевском храме — частицы мощей святых апостолов Петра и Павла, святителя Спиридона Тримифунтского, священномученика Фаддея Тверского, Иова Почаевского, Нила Столобенского, Алексия и Германа Зосимовских и других святых. 30 апреля 2013 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в дар монастырю был передан крест с частицей Креста Господня.

В 2003 году один из благотворителей обители, Е. М. Ряпов, подарил ей выкупленные святыни, которые некогда принадлежали Патриарху Алексию I (Симанскому): частицы мощей преподобного Серафима Саровского, лоскут его мантии и фрагмент камня, на котором святой молился тысячу дней и ночей.
В 2004 году монастырю передали частицу мощей преподобного Сергия Радонежского.
Ростовая икона святителя Киевского, Московского и всея Руси Петра, первого московского митрополита, всея Руси чудотворца, основателя Высоко-Петровского монастыря — является самой почитаемой иконой в Высоко-Петровской обители. В иконе находится частица мощей святителя Петра, переданная обители Святейшим Патриархом Московским и всея Руси КИРИЛОМ 20 февраля 2010 года.
На обороте иконе изображен Московский Кремль с видом на Успенской собор, под стенами Кремля изображен Высоко-Петровский монастырь.
Икона постоянно находится в Сергиевском храме Высоко-Петровского монастыря и доступна для поклонения всем желающим, каждое утро перед этой иконой совершается братское правило с молебном святителю Петру в 7:00.
Из Киево-Печерской Лавры был привезен ковчег с частицами мощей всех преподобных отцов Киево-Печерских[.
В том же Сергиевском храме — частицы мощей святых апостолов Петра и Павла, святителя Спиридона Тримифунтского, священномученика Фаддея Тверского, Иова Почаевского, Нила Столобенского, Алексия и Германа Зосимовских и других святых.
30 апреля 2013 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в дар монастырю был передан крест с частицей Креста Господня.

Храм во имя преподобного Сергия Радонежского. Построен как трапезная церковь в 1690—1702 годах на месте южного деревянного корпуса монастыря в стиле нарышкинского барокко. Одновременно с церковью построены Братские кельи, соединенные с ней арочным переходом. Внутренние работы и иконостас завершены в 1697 году. Над центральной главой церкви было помещено изображение царской короны. Церковь стоит в середине монастырского комплекса, разделяя его территорию надвое. Представляет собой двусветный трёхапсидный четверик с примыкающей с запада трапезной и парадным крыльцом, на подклете, с гульбищем на аркадах. Этот тип композиции широко разработан в трапезных крупных монастырей. Изначально церковь была одноглавой, но в 1702—1705 годах свод и главы были переделаны. Стены четверика были надстроены и на них был возведен новый свод с пятиглавым завершением, четверик был украшен кокошниками с раковинами. Главный престол — преподобного Сергия Радонежского. Над рундуком высокого крыльца прежде размещался балкон, предназначавшийся для царских выходов во время торжественных богослужений или крестных ходов. Во внешнем декоре здания обильно использован белый камень, из которого выложены сложные обрамления окон и порталов, раковины в кокошниках, основания шеек глав и другие детали. В 1808 году была разобрана галерея-паперть и надарочный переход, соединявший паперть церкви с галерей Братского корпуса. В 1862—1863 годах церковь была отремонтирована, были обустроены и освящены приделы святителя Алексия Московского и святителя Митрофана Воронежского, позже не восстановленные. В 1919 году церковь закрыта, а помещение отдано Центральной медицинской библиотеке, а затем заводу. В 1930-е годы главы с крестами были разрушены и восстановлены Б. П. Дедушенко в 1960-х. В 1980-х годах в церкви располагался репетиционный зал танцевального коллектива «Березка». В 1992 году в церкви проведено малое освящение Патриархом. В начале 2000-х годов крыльцо церкви преподобного Сергия Радонежского постройки 1690—1696 годов разрушено и заменено новоделом.

Храм во имя преподобного Сергия Радонежского.
Построен как трапезная церковь в 1690—1702 годах на месте южного деревянного корпуса монастыря в стиле нарышкинского барокко. Одновременно с церковью построены Братские кельи, соединенные с ней арочным переходом. Внутренние работы и иконостас завершены в 1697 году. Над центральной главой церкви было помещено изображение царской короны.
Церковь стоит в середине монастырского комплекса, разделяя его территорию надвое. Представляет собой двусветный трёхапсидный четверик с примыкающей с запада трапезной и парадным крыльцом, на подклете, с гульбищем на аркадах. Этот тип композиции широко разработан в трапезных крупных монастырей. Изначально церковь была одноглавой, но в 1702—1705 годах свод и главы были переделаны. Стены четверика были надстроены и на них был возведен новый свод с пятиглавым завершением, четверик был украшен кокошниками с раковинами. Главный престол — преподобного Сергия Радонежского. Над рундуком высокого крыльца прежде размещался балкон, предназначавшийся для царских выходов во время торжественных богослужений или крестных ходов. Во внешнем декоре здания обильно использован белый камень, из которого выложены сложные обрамления окон и порталов, раковины в кокошниках, основания шеек глав и другие детали.
В 1808 году была разобрана галерея-паперть и надарочный переход, соединявший паперть церкви с галерей Братского корпуса. В 1862—1863 годах церковь была отремонтирована, были обустроены и освящены приделы святителя Алексия Московского и святителя Митрофана Воронежского, позже не восстановленные.
В 1919 году церковь закрыта, а помещение отдано Центральной медицинской библиотеке, а затем заводу. В 1930-е годы главы с крестами были разрушены и восстановлены Б. П. Дедушенко в 1960-х. В 1980-х годах в церкви располагался репетиционный зал танцевального коллектива «Березка».
В 1992 году в церкви проведено малое освящение Патриархом.
В начале 2000-х годов крыльцо церкви преподобного Сергия Радонежского постройки 1690—1696 годов разрушено и заменено новоделом.

Роспись потолка и стен трапезной храма преподобного Сергия Радонежского  Высоко-Петровский монастырь

Роспись потолка и стен трапезной храма преподобного Сергия Радонежского
Высоко-Петровский монастырь

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ «ПОРТРЕТ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ» — 2016. Выставка «РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА И КРЫМ». Дом-музей МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ, 30 июля – 14 августа 2016 года

Скульптор  Иван Коржев Максимилиан Волошин

Скульптор
Иван Коржев
Максимилиан Волошин

При поддержке Творческого Союза Художников России
Выставка «Русская литература и Крым»
Дом-музей Марины Цветаевой, 30 июля – 14 августа 2016 года
Открытие выставки 30 июля 2016 года в 16.00
Участники выставки:
Народный художник России Геннадий Севостьянов, художник и скульптор Дмитрий Жилов;
Заслуженные художники России: Геннадий Животов, Валерий Рябовол, Николай Чибисов, скульптор Иван Коржев; художники: Раиса Арефьева, Сергей и Виктория Афонские, Павел Борисов, Татьяна Горелова, Леонид Козлов, Наталия Неделькина, Маргарита Сюрина, иконописец Людмила Чибисова и скульптор Владимир Чибисов

ПРЕСС-РЕЛИЗ

Эти пределы прекрасны уж тем,
Что однажды под вечер
Пушкин на них поглядел с корабля,
По дороге в Гурзуф…

Максимилиан Волошин

Третий сезон художественного проекта «Портрет Российской Словесности» открывается 30 июля 2016 года в Доме-музее Марины Цветаевой (Борисоглебский переулок, дом 6) экспозицией «Русская литература и Крым». В камерных залах музея художники-участники проекта представят портретную галерею русских поэтов, писателей и деятелей культуры, чьи судьбы и творчество неразрывно связаны с древней землёй крымского полуострова. Связаны неразрывно, но очень по-разному: Максимилиан Волошин построил здесь дом, ставший не только удивительно творческим, но и спасительным местом для многих людей отечественной культуры в лихие времена, увлеченно и преданно писал Крым словом и кистью; а Владимир Набоков был здесь совсем юным и навсегда покинул Россию, отчалив от крымских берегов на судне «Надежда» 15 апреля 1919 года. Был он здесь недолго, но написал поэму «Крым» (1920) удивительно тонкую и точную по колориту, замечательный цикл ранних стихов о Крыме и каждый читатель, знакомый с творчеством гениального писателя, найдет отголоски крымских образов в творчестве Набокова – от рассказа «Машенька» до романов «Пнин» и «Другие берега».
Антон Павлович Чехов жил и творил в Гурзуфе и Ялте, создавая целый ряд бессмертных персонажей, а Анна Андреевна Ахматова всего лишь бывала в Севастополе в юности, отказываясь грести на водных прогулках наравне со всеми; Фёдор Иванович Шаляпин пел в гостях у князя Льва Николаевича Голицына — в знаменитом гроте Нового Света для последнего русского Государя-императора и его семьи, а Александр Куприн писал «Лестригонов» — о Балаклаве и тамошних рыбаках.
Александр Грин создавал здесь свой романтически-возвышенный мир, сотканный из ветра, волн и парусов, а Осип Мандельштам грустное и даже страшное стихотворение «Старый Крым» и критические статьи о превратном толковании в документальном советском кинематографе роли крымско-татарского народа в истории полуострова. Здесь, в Коктебеле у Макса Волошина познакомились Марина Цветаева и Сергей Эфрон; здесь, в Алупке, Александр Сергеевич Пушкин получил в подарок от графини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой древний сердоликовый караимский перстень – воспетый самим поэтом знаменитый талисман, оберегавший его до последних дней.
Здесь Лев Николаевич Толстой во многом сформировал свое творческое видение – от увиденных страшных картин войны во время обороны Севастополя («Севастопольские рассказы») до гениального философского осмысления этой темы в романе «Война и мир». Лев Толстой гостил у графини Софьи Паниной и в последние годы своей жизни – тяжело больной русский гений приехал в Гаспру осенью 1901 года, где провел девять месяцев и несколько раз был при смерти – и в Ялту шли бесконечные телеграммы из всех стран мира: «Что Толстой?..» Именно здесь, у подножия апостольской крымской вершины Ай-Петри (Святого Петра) он и написал тогда своё знаменитой письмо Государю-императору, начинавшееся словами апостольского послания: «Любезный брат мой…»
Традиционно в отечественном литературоведении считается, что Михаил Юрьевич Лермонтов никогда не был в Крыму; однако же, существует литературная мистификация Павла Петровича Вяземского, опубликованная им в 1887 году в журнале «Русский архив» — письма французской поэтессы Адель Омер де Гелль. Согласно этому источнику Лермонтов и Адель посетили имение Нарышкиных-Шуваловых в Мисхоре в 1840 году, где поэт написал стихотворное посвящение Адель на французском в знаменитом парке «Софиевка» под… березой. Береза в парке действительно росла, «Письма Адель» были написаны столь убедительно – с подробным описанием Симеиза, Алупки, Мисхора, — что современники приняли публикацию за чистую правду. В 1930-х годах «мисхорский миф» был развенчан, однако уже 1980-х годах рассматривается обоснованность мистификации Вяземского, в частности, биограф Лермонтова Эмма Герштейн высказывается о косвенных свидетельствах (письмах, дневниках) тайного появления Михаила Лермонтова в Мисхоре.
Всё это, помноженное на авторское видение темы каждым художником-участником, ожидает посетителя выставки «Русская литература и Крым» в музее Марины Цветаевой с 30 июля до 14 августа 2016 года. С обязательным участием на наших выставках образов Святых – ведь именно в Крыму принял Крещение Святой Равноапостольный князь Владимир, от древней Христианской традиции, привитой однажды Таврическим землям Святым Апостолом Андреем Первозванным.
Не останется неохваченной и тема крымской архаики, как раз уходящая в апостольскую эпоху, когда влияние Древней Греции на культуру Тавриды было значительно – как и влияние на формирование Древней Русской культуры.

На открытии выставки «Русская литература и Крым» представят свою поэтическую творческую программу современные русские поэты объединения ДООС – во главе с поэтом Константином Кедровым. Константин Кедров и Елена Кацюба представят новый номер журнала «ПОэтов», посвященный Крыму, где они бывают ежегодно на литературных фестивалях. В этом сезоне наши постоянные участники-поэты ДООС-цы предстанут перед посетителем и в самой экспозиции – несколько портретов посвящено современникам, читающим и пишущим в Крыму.
И, конечно же, будет на выставке «Русская литература и Крым» наше неизменное и постоянное посвящение Марине Цветаевой – зашифрованное движением кисти в морских пейзажах и в цветении миндальных деревьев, что таинственно и удивительно точно определяет тему изначально и, как знать, возможно, что это — навсегда…

Художник Маргарита Сюрина, руководитель проекта «Портрет Российской Словесности»

Маргарита Сюрина "Ай-Петри и Лермонтов" 2016 г.

Маргарита Сюрина
«Ай-Петри и Лермонтов»
2016 г.

Маргарита Сюрина  Портрет Константина Кедрова  (Кедров среди кедров)  2016 год  черная бумага, карандаш 70х100

Маргарита Сюрина
Портрет Константина Кедрова
(Кедров среди кедров)
2016 год
черная бумага, карандаш
70х100

Маргарита Сюрина "Поэт Маргарита Аль и Коктебель"  2016 г.

Маргарита Сюрина
«Поэт Маргарита Аль и Коктебель»
2016 г.

Раиса Арефьева "За Крым, за Севастополь"

Раиса Арефьева
«За Крым, за Севастополь»

Павел Борисов Анна Ахматова 1995 50х30 холст, масло

Павел Борисов
Анна Ахматова 1995
50х30
холст, масло

Павел Борисов "Чехов" 41х21  1995 год холст, масло

Павел Борисов
«Чехов»
41х21
1995 год
холст, масло

Виктория Афонская  Портрет Марины Цветаевой

Виктория Афонская
Портрет Марины Цветаевой

Леонид Козлов "Марина Цветаева и Сергей Эфрон с детьми"  2016 г.

Леонид Козлов
«Марина Цветаева и Сергей Эфрон с детьми»
2016 г.

Валерий Рябовол " Крым. Дом-музей А.П. Чехова "

Валерий Рябовол
«Крым. Дом-музей А.П. Чехова»

Скульптор Владимир Чибисов  "Звездный Пегас"

Скульптор Владимир Чибисов
«Звездный Пегас»

Интервью Президента АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ ЮРИЯ АНТОНОВИЧА БЕЛЯЕВА в программе Радио «МАЯК» на тему «Прервалась ли связь гуманистической традиции в русской литературе в современную эпоху?» С ведущим ИГОРЕМ РУЖЕЙНИКОВЫМ

И.РУЖЕЙНИКОВ: Сегодня для меня большая честь представить нашего гостя, писателя, президента Академии Российской словесности Юрия Антоновича Беляева. Юрий Антонович, здравствуйте.
Ю.БЕЛЯЕВ: Здравствуйте.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, спасибо, что пришли.
Ю.БЕЛЯЕВ: Спасибо за приглашение.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, скажите, пожалуйста, а вот как вам приятнее, когда вас представляют, писатель и президент Академии Российской словесности или, наоборот, президент Академии, а потом писатель?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, ну, конечно, самое высокое звание, я считаю, в мире литературы и искусства, это поэт, поэт с большой буквы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Поэт, да.
Ю.БЕЛЯЕВ: Если бы меня считали, представляли, как поэта с большой буквы, то не нужно уже никаких дополнительных ни президентств, ни сенаторств, ничего. Поскольку, вы знаете, ведь в истории самые великие имена это от Гомера, Шекспира до Пушкина. И ведь в эпоху Гомера, сколько было греческих царей, мы не запомнили.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Мы никого не помним, да.
Ю.БЕЛЯЕВ: Кто помнит, кто был правителем Италии или даже римским папой во времена Микеланджело? Ну, мы помним, что это Юлий II, и то, потому что он заставил Микеланджело написать «Сикстинскую капеллу» расписать.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, совершенно справедливо, и троянских царей мы помним только потому, что о них писал Гомер. 
Ю.БЕЛЯЕВ:  Конечно. Поэтому выше звания поэта, конечно, ничего не существует. Хотя я к этому еще недавно добавил, потом мы можем сказать об этом, я ведь стал еще и художником в последние годы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: О, как, поговорим об этом.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, поговорим обязательно, потому что это очень интересный момент.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, а вам хочется остаться в вечности?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, вообще-то, конечно, для творческого человека это, конечно, естественное желание. Почему, потому что, когда говорят: «Я пишу в стол», ну, это немножко такое самовыражение, немножко оно какое-то, напоминает мне дамские слезы или дамское жеманство.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это не серьезно. Графоманством тоже отдает: я пишу в стол.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, если ты пишешь картину, создаешь фильм, пишешь стихотворение, пишешь роман, естественно, ты хочешь, во-первых, аудиторию получить, а, во-вторых, чтобы эта аудитория воспроизвелась в последующие годы и поколения. А это означает уже, что ты работаешь для вечности.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Просто слово «вечность», оно такое пугающее слово.
Ю.БЕЛЯЕВ: Пугающее, да.
И.РУЖЕЙНИКОВ: До вечности доходят единицы.
Ю.БЕЛЯЕВ: Конечно. Вы задали вопрос перед этим, когда мы говорили о литературоцентричности в России, действительно Россия это литературоцентричная страна. Причем испокон веков была, со времен Ломоносова, Державина, Сумарокова. Потому что мы все помним, как Державин ставил себе в заслугу, что он истину царям с улыбкой говорил. И помним пушкинское: глаголом жечь сердца людей, его «Пророк» знаменитый, и помним евтушенковское, что в России поэт больше, чем поэт.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Евтушенко еще много, чего скажет, дай, бог, ему здоровье.
Ю.БЕЛЯЕВ: Но сейчас, правда, это утеряли. Но просто, когда я вспоминаю историю русской литературы, я вообще даже одно время у меня был, из-за того, что у нас упрощенный подход и к русской истории, и к русской литературе.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А поподробнее вот насчет упрощения.
Ю.БЕЛЯЕВ: И как раз у меня даже была лет 5, 6, 7 назад такая мысль, идея даже написать книгу, которую я бы назвал так: «Истинный путеводитель по истории русской классической литературы». Потому что там огромное количество белых пятен. И вот весь этот, мы знаем там Державин, Пушкин, Толстой, Блок, но между ними огромное количество гор. И вот я, например, по-моему, это был конец 1980-х годов, я выпустил двухтомник, как составитель и автор статей и комментариев, который назывался «Русская историческая повесть». И там было 9 новых авторов представлено советскому читателю, которые не издавались после 1917 года. И книга была настолько ошеломляющая, что при тираже в 500 тысяч ее невозможно было купить.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я сейчас вспоминаю историю советских тиражей.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, так что это укор, конечно, сегодняшнему времени.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, это в вас говорит историограф?
Ю.БЕЛЯЕВ: Так получилось, что у меня ведь двойное образование.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я знаю, я, поэтому и спрашивал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Я получил филологического факультета МГУ и исторической аспирантуры института истории СССР. Поэтому я наполовину историк, наполовину филолог, наполовину поэт, наполовину литературовед. Поэтому у меня основная профессия литературовед. И теперь уже на одну четверть художник. У меня уже больше, чем одна единица получается творческого объема.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А кто, на ваш взгляд, ну, не то, что виноват, виноватых здесь не надо искать. А почему так получилось, что, ну, подождите, может быть, для современной аудитории не столь интересны те самые писатели, которых вы открыли? Может, они интересны только специалистам?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, вот, например, во времена Пушкина, мы знаем, что действительно, я считаю, что тоже Пушкин, что его главной заслугой было то, что он явил собой чудо русской поэзии во всей его полноте. Но, тем не менее, с ним же конкурировали, соперничали по популярности и по влиянию на умы современников такие писатели, как Бестужев-Марлинский, такие писатели, как тот же самый Иван Крылов, которые басни стали уже хрестоматийными при жизни Пушкина, это и Михаил Загоскин, отец русского исторического романа, и даже Фаддей Булгарин, который позже был у нас признан реакционером. Но его романы влияли на развитие духовного менталитета общества.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, Загоскина, ладно, ему повезло, Загоскина с 1990-х годов начали издавать, потому что он довольно легко для чтения, довольно современный язык у него. Булгарина мы вроде тоже как, ну, не то, что оправдали. То есть сейчас мы о Булгарине знаем гораздо больше, нежели из школьной программы, так что другой был человек, нежели нам рассказывали. Но, может быть, знаете, на ум приходит Бабарыкин, куча писателей, которые были безумно популярны.
Ю.БЕЛЯЕВ: Салиас, Крестовский.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Салиас, граф Салиас, конечно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Лажечников.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Лажечникову, кстати, тоже повезло, тоже издают.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, даже в советское время его издавали.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, может быть, они просто своевременные были, нет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, у них есть действительно с точки даже эстетической очень сильные вещи. Вот приведу потрясающий пример, почему до сих пор вот эта белая карта русская. Вот, например, при жизни Пушкина вышла книга такого писателя, который, ну, сейчас считается даже не классиком второго ряда, а просто писателем пушкинской эпохи, Николай Павлов.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Первый раз слышу.
Ю.БЕЛЯЕВ: У него три повести были там. Так вот я, как литературовед, гарантирую, что уровень этих повестей был на уровне прозы Пушкина и Лермонтова. Это были классические повести по своей образности и языку. Они оказались где-то на дальней периферии русской литературы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А вы никогда не задавали вопрос, а почему так происходит, кстати?
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот я и хотел в этой книге разобраться, почему. Но еще есть ведь более классический пример, который, правда, не из русской литературы, но он как бы для всех должен быть показательный. Что ведь великий Шекспир, который сейчас объявлен драматургом номер один во всем мире, после своей кончины в 1616 году, хотя он был популярным драматургом того времени, поскольку он был руководителем театра «Глобус», он не ставился в той же самой Англии в течение 150 лет. И когда в конце XVIII века несколько известных артистов британской сцены обратили на него внимание, после этого началось его шествие – Европа, Россия и весь мир.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, еще можно Вивальди привести, который до XIX века, и вдруг находят. Значит, просто везение, нет никакого злого умысла.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. И еще более потрясающую вещь скажу, несколько лет назад, ну, лет 10 назад, будучи в Эрмитаже, я еще тогда не был художником, но всегда интересовался, потому что иногда выступал, как искусствовед, я обратил внимание, что три самые сильные картины, которые мне, ну, я не первый раз был в Эрмитаже, которые произвели на меня впечатление, три самые интересные, впечатляющие картины, были не картины Рафаэля и даже Леонардо да Винчи, а картины, которые подписаны одним и тем же именем – «Анонимный художник». Это были гениальные работы, ну, они и сейчас там есть. Но вот это удивительно, что гениальные художники входили в историю, как анонимные.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, разговор в такую сторону повернулся, для меня, честно говоря, безумно интересно, потому что разговор именно с вами. Представляете, вот пишете вы стихи, пишете вы работы литературоведческие, а там только просто удача. Проходит 50 лет, и никто про нас не вспоминает.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Вот как раз у меня есть стихотворение, близкое к этой теме.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А зачитайте.
Ю.БЕЛЯЕВ: Как нарочно, прямо совпало, и причем у меня здесь даже лежит закладка, я чувствовал интуитивно.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это я чувствовал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Называется «Парабола Демосфена» (читает стихотворение)
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы знаете, абсолютно не пафосно, но безрадостно, согласитесь.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, так что, в общем-то, можем оказаться опечаткой в книге истории, а можем совершить саму историю. Так что это дано определить самому главному и беспристрастному судье – времени.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Времени, да. Потому что, когда говорят, вы знаете, вот, определят люди, читатели. Нет, не люди, только время. Причем, по каким критериям, мы сами не знаем.
Ю.БЕЛЯЕВ: Причем оно тоже мне представляется с завязанными глазами, как Фемида.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, да, абсолютно, как Фемида, причем непонятно, что на чашах лежит, или так, или так. Я очень хотел вам задать вопрос, но он такой настолько обширный, что требует многочасового разговора. Мы так часто говорим о традициях гуманизма русской литературы, что мы давным-давно уже забыли, что это есть такое. Не прерывается вот эта связь именно гуманистической традиции в русской литературе сейчас, вот на ваш взгляд?
Ю.БЕЛЯЕВ: Я думаю, что этот вопрос очень, конечно, сложный, важный и дискуссионный. Но мне кажется, прерывается так же, как и  прервалась традиция литературоцентричности. Ведь в наше время, вот чем мы особо отличаемся от 30-летней, например, давности времени, тем, что у нас не осталось моральных и духовных авторитетов в образе, в первую очередь, литературы, да и в образе искусств. Потому что у нас ушли все, кто действительно будоражил умы. Ушли Солженицын, Высоцкий, Галич, Окуджава.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, авторитеты.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, моральные и духовные авторитеты. Те же самые знаменитые писатели Владимир Солоухин, Тендряков, ну, ведь было гигантское созвездие, они соперничали между собой, но соперничали на духовном поле. Сейчас же, я вот недавно выступал на общественном телевидении России, и там я сказал такую фразу, они меня спросили о современной русской литературе, я сказал, что современная русская литература представляет собой зеркало, разбившееся вдребезги. И теперь по этим осколочкам мы должны воспринимать всю нашу эпоху. Но в осколках увидеть эпоху в целом невозможно, и поэтому вот эти осколки можно склеить только, вот я уже сейчас добавлю, только через несколько десятилетий. Да и клей пока не найден.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, может быть, это естественный процесс развития литературы, восприятия литературы.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, естественно, но из-за этого, из-за того, что литературный процесс раздроблен на различные творческие союзы, на разные литературные группировки, на разные кружки, окружения, получилось, что у нас нет так называемого, возьмем английское слово, мэйнстрим. Нет этого мэйнстрима, нет основного направления, по которому люди, не входящие в литературный процесс, должны судить, что происходит. Потому что присуждение премий, журналы все, они дают своим… И вот это деление на своих в литературе погубило литературный процесс. Поэтому даже сейчас, которые гуманистические вещи, естественно, большинство писателей пишут гуманистические вещи, но из-за того, что резонанс общественный вещей очень низко, их гуманизм остается в очень таком, на подножном корму гуманисты остаются, вот, в чем проблема. Поэтому многие пишут. Ну, естественно, раньше больше писали, раньше почти каждый писатель как бы считал гуманистический пафос обязательным, сейчас это стало не обязательным. Но все равно у того же Анатолия  Кима, взять его последний роман-мистерия «Сбор грибов под музыку Баха», ну, естественно, те же повести Крупина, но там, правда, конечно, все так на православном основано таком фундаментализме некотором, но все равно там все время именно пафос остается. Вот того пафоса гуманизма, который у нас начался с Гоголя, недаром Достоевский сказал, что вся русская литература вышла из «Шинели», из гоголевской «Шинели», пафос Акакия Акакиевича, пафос тургеневского «Му-Му», и даже чеховской «Каштанки», у нас, конечно, утерян. Последним произведением таким пронзительным была повесть Троепольского «Белый Бим Черное ухо», но это же давно уже было написано.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот минуту назад вы вспомнили Гавриила Троепольского. Я помню, как вся Москва сначала зачитывалась «Роман-газетой», поскольку «Белый Бим Черное ухо» сначала в «Роман-газете» был, а потом все смотрели, я не кинокритик, наверное, неплохой фильм, мне сейчас трудно уже оценивать. Юрий Антонович, но, положа руку на сердце, ведь сюжет-то, он же уже сразу слезу выбивает, там по-другому быть не могло. Лично у меня очень большие претензии к этой книге. Причем знаете, когда, после фильма, когда все выходили, рыдая. И у меня к человеку, к которому я испытываю глубочайшее уважение, к Гавриилу Троепольскому, вот у меня здесь большие претензии. Плакать только от одного сюжета, но это же так просто.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это да. Но получается, что вообще сентиментальная литература, она всегда упрощенная, понимаете.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, совсем, здесь вот совсем как-то получается.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Но, с другой стороны, например высокохудожественность и гуманистический пафос, они всегда совпадают. Это как Блок сказал очень замечательную фразу, что «Каин (эстетика) убил Авеля (этику)».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Хорошо сказал, никогда не слышал, хорошо сказал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, прекрасно. Вам еще одну цитату тоже из Блока приведу, которую я недавно тоже обнаружил, это о роли поэта, это невероятно. Блок, он, на мой взгляд, это Пушкин XX века. И вот себя скромно считают учеником Блока и Гумилева Николая. Причем один раз я недавно выступал перед студентами гуманитариями, первокурсниками, и сказал, что я их ученик. Они говорят: «Ну, вы с ними общались?»
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, особенно с Гумилевым.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это было восхитительно. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы дверью не хлопнули после этого? Сказали: «Идите, читайте сначала, а потом на лекцию».
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, я просто понял, насколько у молодого поколения все прессуется. И поэтому действительно я вот даже некоторым литераторам говорю, особенно тем, кто злоупотребляет сценами насилия или секса, я говорю, ребят, ну, если у вас нет таланта написать «Каштанку» чеховскую, конечно, прибегайте к этим вещам. А вот, если можете, напишите «Каштанку» новую и все восхитятся. Поэтому уж лучше описывать страдания Каштанки, чем действительно вот такие вещи. И вот в Академии мы даже испытываем сейчас потребность в кадрах, потому что действительно разрыв поколений, нам стало некого принимать в Академию Российской словесности. Поэтому многих принимаем зарубежных деятелей, начиная  от Умберто Эко, и кончая другими интеллектуалами Европы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы знаете, вы очень хорошо Блока вспомнили, а теперь давайте поговорим про литературоцентричность, поговорим про самую читаемую, очень просто. Вот смотрите, вы же прекрасно все помните, что в школьном курсе литературы главное произведение Блока это одно из его сильнейших, но далеко не самое главное, это «Двенадцать», по одной простой причине, то есть мы ее не будем даже сейчас обсуждать. В свое время главным советским поэтом, причем случилось это, я не помню, когда я читал об этом, это случилось в 1960-е годы, стал Сергей Есенин. Причем стал Сергей Есенин со своими стихами, ну, скажем так, не самыми лучшими. Допустим, стихи, которые он писал до революции, вообще не учитывались, «Лисицу» вообще никто никогда не читал, и так далее. У нас был назначен главный наш поэт. Разумеется, если бы сказали в 1920-х годах литературному сообществу: «Ребята, вы знаете, главным поэтом будет Есенин, а про Блока, конечно, не забудут, забудут про Гумилева» по вполне понятным причинам, ну, вы понимаете, так, может быть, как раз связь времен начала рваться, увы, именно в советское время, когда назначали главных поэтов, назначали главных писателей?
Ю.БЕЛЯЕВ: Конечно. И  тогда началась и потеря литературоцентричности, поскольку литература стала указуемой. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Указуемой, да. Вот это читаемое, это исследуемое.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому уже спор талантов, спор гениев отошел на задний план. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, и мы пожинаем плоды этого всего.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, а сейчас надо выращивать заново всю эту культуру поэтического и духовного воздействия на общество, заново надо эти восстанавливать образцы. А вот Блока я как раз, я недавно обнаружил, я хорошо знаю Блока, но для меня это неожиданное, новое оказалось, причем стихотворение с символическим названием «Поэты»:
Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцей,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!
И.РУЖЕЙНИКОВ: Безобразие, как так можно, как в фильме: «Аполитично рассуждаешь». Вот этим все сказано.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, этим все сказано. То есть Блок показал, что поэт, как духовное сокровище нации стоит вне, потому что он создает именно для вечности.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вне конституций государств и социальных устоев.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, потому что он слуга духовного, высокодуховного. И я вообще считаю, что настоящая поэзия, она ведь сродни молитве. То есть следующий уровень это молитва.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Причем даже я это чувствую, хотя я-то являюсь атеистом, но это абсолютно неважно, я с вами полностью согласен. Юрий Антонович, а кто выращивать-то будет, скажет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, вот это речь идет о том, что здесь, с одной стороны, литература и искусство должно помогать обществу преобразовываться, а общество должно помогать выращивать новых литературных и художественных гениев. То есть это процесс взаимопроникновения. Но учитывая, что сейчас действительно очень много поклонников мамоны в нашем обществе, материализация дошла, видимо, советскую власть многие критиковали за материализацию, что материальная цель выше духовного. Но сейчас-то материальная еще выше поднялась над духовным.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, почти ничего другого не осталось.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому эти вещи, просто они шокирующие некоторые вещи, об этом можно тоже говорить бесконечно. Причем все видят, что действительно материальное в нашей современной эпохе вырвалось из-под контроля духовного подобно майору Ковалеву из гоголевского «Носа». Потому что материальное должно быть, мы же должны одеваться, питаться, иметь красивую мебель, в принципе, удобную мебель. Но оно вырвалось, и как гоголевский Нос, оно теперь ходит в мундире, оно даже до Кремля добирается, на приемы приходит, всюду.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, пожалуйста, ну, вот вы создаете книги, вы описываете книги, вы изучаете. Вы, это я не только к вам обращаюсь, допустим, к Академии, к грандам, мэтрам отечественной литературы, поэтики. А у нас, у читателей, не буду говорить у простых людей, я всегда говорю, что, цитирую Стругацких, что какие мы простые, это дубли у нас простые. Мы люди читающие, мы говорим: «Так, извините, гранды, у нас вот есть запрос на это, на это. А вам, грандам, какие бы вы ни были бессребреники, вам есть хочется, как и всем нам». Сначала одни, потом другие будут говорить: да, духовность это хорошо, но давайте мы все-таки на потребу толпе. Или нет. Боитесь этого или нет? Ну, я не про вас говорю конкретно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, здесь это все, как говорится, имеет место быть, и правомочно, и правомерно, но, к сожалению, вот здесь приходится и лавировать.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А где свет в конце тоннеля?
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот свет, тоннель должен быть в какой-то внутренней убежденности, где-то внутренний стержень должен быть. Ну, он, естественно, воспитывается и школой, и детскими годами, семейным воспитанием.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно, родители.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, родители, окружение тоже сказывается. Потому что, ну, вот я, например, в советское время был человеком принципиальным, меня два раза из комсомола исключали.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ой, за что это?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, за то, что я, например, такой лозунг выдвинул, что диспуты важней субботников.
И.РУЖЕЙНИКОВ: О, это опасно было.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это просто было, так сказать, говорится, ревизионизм в высшей степени. Но потом уже я немножко осознал, что и при социализме можно добиваться духовного прогресса.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Можно. Юрий Антонович, мы с вами говорили о том, что при любой социально-экономической формации, ну, мы имеем в виду социализм, при котором мы жили долгие десятилетия, разумеется, не все ходили строем, не все салютовали Ленину, Сталину, то есть действительно люди занимались и своим духовным развитием, и старались развивать своих ближних. Ближний это не только человек, который в твоей семье живет. Я вспоминаю цитату из Довлатова. Он пришел к Гранину, ну, конечно, у них дистанция огромного размера, Гранин тогда был очень успешный и состоявшийся советский писатель, и совершенно неизвестный журналист, не издавший ни одной книги. Они друг другу понравились, и Гранин ему говорил, что есть такая узкая щель, в которую должен сейчас протиснуться писатель, это 1970-е года, между совестью и необходимостью писать то, что говорят. И Довлатов ему говорит, ну, да, но только на другой стороне, сказал молодой горячий Сергей Донатович, еще даже не Донатович, а просто Сережа, там, говорит, по-моему, волчий капкан поставлен. Ну, они разошлись и больше никогда не встречались. Не важно, социализм, капитализм, 1990-е годы, 2016 год, всегда перед писателем, я не побоюсь этого слова, действительно перед властителем умов, и не важно, умов этих миллионы или всего 3 тысячи читателей тиража, стоит вот эта дилемма, вот этого волчьего капкана между совестью и то, что надо. Причем то, что надо, не обязательно говорят, к вам же не приходят и не говорят: надо написать вот это, к примеру, это патриотично, это необходимо. Нет, там другие какие-то сигналы воспринимаются. Как в волчий капкан не попасть? Вас спрашиваю, как литературоведа, который литературой занимается десятилетия, и может посмотреть на все развитие на протяжении многих-многих лет.
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, конечно, это очень большая проблема. Почему даже писатели советской эпохи, они даже изобрели свой Эзопов язык, и он помогал оттачивать литературное мастерство.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, вне всякого сомнения.
Ю.БЕЛЯЕВ: И я вот тоже приведу пример из своей литературоведческой практики, я составлял в советское время антологию русской поэзии 1812 года, и первым стихотворением хронологически было стихотворение малоизвестного поэта, по-моему, Иванова, которое называлось «Российскому дворянству». Мне говорят: «Нельзя начинать с него Антологию». Во-первых, это первое хронологически, а, во-вторых, ну, российское дворянство же воевало, все офицеры были дворяне.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Народ воевал.
Ю.БЕЛЯЕВ: Народ, конечно, воевал, но под командованием российского дворянства. Ну, пришлось это стихотворение хронологически перенести. Пришлось идти на эту уступку.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Но, тем не менее, это стихотворение оказалось.
Ю.БЕЛЯЕВ: Оказалось, конечно, и весь сборник был великолепный, он показывал именно пафос национально-освободительного…
И.РУЖЕЙНИКОВ: Здоровый пафос.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, здоровый пафос, когда действительно все сословия, это редкий был случай, соединились в едином порыве. И сейчас то же самое. Сейчас  отдела ЦК нет идеологического, но есть коммерческий отдел неизвестной организации.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Абсолютно, да. Вы знаете, мы все говорим о заговоре мирового правительства. Мировое правительство назовите как угодно, много имен – рубль, евро, доллар, не важно, как, вот оно мировое правительство.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, скоро юань будет.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Да, кстати, юань, как я мог забыть. Это серьезно. Буквально пару слов, если вам не трудно, все-таки Академия Российской словесности, ее задачи?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мы были созданы, точнее, мы были даже воссозданы, потому что наша Академия по уставу это воссозданная Российская Академия, созданная по указу Екатерины Великой, и первый президент которой была княгиня Дашкова. И там было в уставе, мы перенесли в свой устав, защита русского литературного языка и пропаганды его. Ну, мы прибавили еще и пропаганду русской духовности современной. И поэтому мы, в общем, представляем такое здоровое духовное консервативное общество.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Прямо сорвали с языка, потому что  есть же две Академии словесности, есть консервативная и есть, я  не знаю, как, ну, либеральная, наверное.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Мы консерваторы. Но мы здоровые консерваторы. Потому что я, например, консерватор считаюсь вселенского масштаба, поскольку у меня, например, пьесы такие посвященные, «Человек, остановивший Солнце» пьеса о Копернике, «Звездные часы Микеланджело», пьеса о Микеланджело. Поэтому я принадлежу, считаю себя так, немножко, может, самонадеянно, не только русской культуре, но и мировой культуре. Потому что для меня Диккенс, Конан Дойль, Данте и Пушкин, все мои авторы и друзья-литераторы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно, разумеется. Мы на этом жили, мы на этом воспитывались.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, вот это было большое достижение советской эпохи, что мировая классика вошла в русскую национальную классику и не была оторвана. То есть у нас не было идейной ксенофобии, эстетической ксенофобии.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, во всяком случае, к литературе XIX века англоязычной, германоязычной, не было никакой. А вот скажите, слово бороться, продвигать, это общие слова. А как можно бороться за чистоту русского языка?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мы боремся как, у нас была одна очень интересная такая деталь, мы способствовали  по нашему предложению проведению на телевидении конкурса на лучшее владение русским литературным языком среди телеведущих. И первым…
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я бы побоялся, я, правда, радиоведущий, я бы побоялся участвовать.
Ю.БЕЛЯЕВ: И там победителем, я помню, были объявлены Игорь Кириллов и Анна Павлова, телеведущая была такая.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Это когда было?
Ю.БЕЛЯЕВ: Это было лет 10 назад. И мы надеялись, что этот конкурс станет ежегодным.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Не станет.
Ю.БЕЛЯЕВ: Но, несмотря на успех, мы даже наградили Анну Павлову Пушкинской медалью Академии, он не стал вдруг почему-то. А вот он очень сильно, потому что он мобилизовывал всех.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Запроса нет. Увы, к сожалению, нет запроса.
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот это удивительно. Поэтому мы стараемся, как наши акции проводить, ну, вот мы учредили Пушкинскую медаль, и она с тех пор стала самой популярной общественной наградой. Причем она стала не только в России популярной, мы вначале хотели отмечать писателей, музейных работников, учителей-словесников, в первую очередь, но оказалось, что награда востребована всем обществом. У нас и министры, губернаторы стали награждаемые, ну, кто способствует культурному развитию.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А, кстати, вот это, кто способствует.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно. Ну, в первую очередь, губернаторы, Псковской, где музеи Пушкина. Но интересно, что за рубежом Пушкинская медаль стала популярнейшей, мы наградили пять президентов суверенных стран, друзей России от Армении до Финляндии. Последний был президент Хорватии. Так что это очень любопытная деталь. И вот при помощи как бы такого общественного камертона влияем на шкалу ценностей. Потому что шкала ценностей это главное. Если она правильная шкала ценностей, общество пойдет в правильном направлении. Если шкала ценностей искажена, у этого общества впереди только проблемы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я прошу прощения, вопрос очень скользкий. У вас есть высокая награда, которую вы получили из рук предстоятеля Русской православной церкви патриарха  Алексия II, почетный президент Академии это нынешний предстоятель, это Кирилл, патриарх Кирилл. Если мы не знакомы с тем, чем занимается Академия, сразу напрашивается вопрос, а, может быть, вы совсем консерваторы, клириколизированы?
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, поскольку мы избрали почетным президентом патриарха Кирилла, когда он был еще митрополитом Кириллом. Мы даже предложили ему как бы сложить с себя эти полномочия, считая, что это ему тяжело, но он отказался. Просто мы выступаем  ведь за секулярную духовность.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Спасибо за то, что вы это сказали. Крайне редко мы слышим вот это словосочетание секулярная духовность.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому в этом плане мы абсолютно чисты перед обществом, то есть мы не навязываем ложных ценностей. Мы навязываем ценности, которые исходят из традиций государства, народных традиций и гуманистических. Я вообще считаю, что как, например, в искусстве, в литературе и в живописи, и в музыкальном творчестве гуманизм, эстетика, красота и мастерство. Потому что, если, например, гуманизм на низшем формальном уровне, он никому не нужен. Давайте будем добрыми, ну, давайте будем добрыми, и все.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Никто не против.
Ю.БЕЛЯЕВ: Надо сделать в такой художественной форме, чтобы эта фраза звучала. То есть такой образ надо создать изобразительный или поэтический, чтобы рифма звучала, чтобы отточены рифмы были, понимаете.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А вот насчет эстетики?
Ю.БЕЛЯЕВ: Эстетика это самое сложное, поскольку приходят ниспровергатели.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дискуссионная самая, понимаете.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Но для меня эстетика это все же отражение прекрасного в мире. Ну, когда, например, как художник-живописец, я вижу, например, безобразных женщин, например, Бэкона или других современных художников, ну, меня коробит. Мне даже и женщины Ренуара не очень нравятся, но все равно они лучше. А больше всего мне нравятся женщины, естественно, и Тициана, и итальянских всех этих мастеров Боттичелли, Веронезе, Джорджоне и так далее.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот хорошо, что вы Рубенса не назвали.
Ю.БЕЛЯЕВ: Вот Рубенс мне как раз не импонирует, хотя великий мастер, но вот не близок по эстетике. Эстетика дело спорное. Причем она очень сложная, вот, например, академизм у нас осудили художественный, но вот я несколько лет назад был на выставке Семирадского, типичного представителя академизма русского, ну, мне он очень понравился. Потому что это великолепные формы и прекрасные формы. Ну, вот сейчас мы видели новый феномен выставку Серова, это же показатель, что Серова прекрасно все знали, считали его классиком второго ранга, ниже Сурикова, Репина и так далее, но когда эта выставка состоялась при грандиозном социальном феномене посещения, то оказалось, что Серов-то великий художник.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Оказалось, что он великий, и оказалось, что, в общем-то, мы его не знали.
Ю.БЕЛЯЕВ: И мы его не знали, и открытие состоялось. Причем эти работы мне меньше понравились, чем раньше. Но зато остальные работы были великолепные. И вообще главная его совокупность творчества великолепна.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, а живопись это ваша такая давняя любовь?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, потому что мне пришлось выступать как искусствовед очень много. Причем у меня было много друзей-художников, они просили, чтобы я о них писал, когда я еще не был искусствоведом, и вот мне пришлось, например, была Елена Романова, художник такой, она меня попросила, я написал о ней статью, которую даже журнал «Художник» опубликовал, а это главный журнал того времени. Потом у меня был приятель, в смысле, он и сейчас хороший знакомый, Илья Глазунов. Он попросил, чтобы я о нем написал сценарий фильма, мне пришлось это сделать. После этого ко мне Шилов обратился с такой же просьбой, и я тоже сделал. И, короче, мне пришлось работать по просьбам моих художественных друзей.
И.РУЖЕЙНИКОВ: То есть вас передавали с рук на руки, как эстафету.
Ю.БЕЛЯЕВ: Короче говоря, я столько знаний приобрел.
И.РУЖЕЙНИКОВ: И сказали: все, теперь буду писать сам.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, теперь решил сам. Как раз мы совместили, в Академию очень много художников стало поступать проситься, хотя у нас словесности…
И.РУЖЕЙНИКОВ: А как вот так?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, дело в том, что многие художники, они же выступают и как публицисты. Например, Валентин Сидоров попросился, я говорю: «Ну, вы великий художник». Он говорит: «Ну, у меня и книга есть». Он показал целую книгу свою выпустил, литературную книгу мемуаров художественных таких, воспоминания о детстве, юности. И многие художники пишут. И в этой области, кто пишущий художник, мы естественно стараемся их по совокупности брать. И вот недавно, я вам принес каталог выставки «Магический квадрат», это под эгидой Академии, в ЦДРИ проходила, очень интересная выставка, там отличная статья молодого искусствоведа Софии Загряжской. Здесь 8 великолепных художников, причем как раз интересно, о секулярной духовности, что направление, которое эти художники исповедуют, называется «русский консервативный авангард».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, Юрий Антонович, весьма вероятно. Я говорю, я не могу никого судить, и потом я не знаком с творчеством этих художников. Когда я слышу в 2016 году «русский консервативный авангард», согласитесь это сразу цепляет. Что такое русский авангард? Это знают, что это самое успешное русское изобразительное искусство XX века. А это консервативный.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это еще успешнее считается.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы думаете?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. Потому что мы  соединяем русское (неразборчиво) искусство с новаторским подходом, методом. То есть художник в дебрях своего подсознания не должен забывать о зрителе.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ой, как это правильно. Юрий Антонович, я только сегодня узнал, что вы пишете картины, что это у вас не просто страсть, это часть большой вашей жизни. Начали мы разговор с того, что только время покажет, поэт, писатель останется в веках, ладно, в веках, хотя бы в памяти десятилетия, своих потомков. А с художником еще сложнее. Вы же наверняка об этом не думаете, вы же пишете, для того чтобы получать удовольствие.
Ю.БЕЛЯЕВ: Нет, дело даже не столько в удовольствии, сколько получается, что, несмотря на то, я пишу стихи, афоризмы, миниатюры прозаические, в изобразительном искусстве другой метод выражения идеи. 
И.РУЖЕЙНИКОВ: Конечно.
Ю.БЕЛЯЕВ: И вот иногда есть потребность другим языком выразить свою идею и оказать какое-то  воздействие на окружающий мир. Потому что у меня даже названия картин, например, которые трудно было передать стихом, например, «Пришествие красных гномов» называется картина, или, например, картина «Времена года. Трансформация энергий».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, писать об этом, это другое, совсем другое.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, это другое будет, это совсем другая эстетика, другое мировосприятие. Поэтому здесь я оказался счастливым человеком, что мне удалось в совершенно иной для меня ипостаси, потому что поэзию и живопись мало связывает.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Ну, да, практически, меньше, чем с музыкой. 
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, удалось вот это выразить. И мы уже три выставки провели  группы «Магический квадрат», они все очень успешны.
И.РУЖЕЙНИКОВ: А ближайшая когда будет?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ближайшая будет в апреле, вот я приглашаю вас и слушателей вашей программы.
И.РУЖЕЙНИКОВ: С большим удовольствием.
Ю.БЕЛЯЕВ: Это будет в Гостином Дворе, рядом с Кремлем, там галерея «Дрезден» есть, вот мы где-то на апрель-май договариваемся. Мы там уже одну выставку проводили как раз, два года назад, сейчас будет очередная выставка.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дорогие друзья, надеюсь, все запомнили. В Гостином Дворе, «Магический квадрат», апрель-май. Скажите, пожалуйста, вопрос не для красного словца, вам уютно в 2016 году жить?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, как сказать, в общем-то, относительно уютно.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вот про относительно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Только, если обращаясь к экономическим, социальным, политическим, идеологическим факторам, чувствуешь себя неуютно. Но когда ты находишься в мире, как писал Вячеслав Иванов в башне из слоновой кости своего искусства, то ты как бы защищен. Но, когда выходишь из этой башни, сталкиваешься с массой проблем.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Я знаете, сразу цитирую Иванова: и ничто нам не поможет. И не надо помогать. Одно из последних стихотворений.
Ю.БЕЛЯЕВ: И поэтому я все же стремлюсь быть человеком житейско-философского склада, и поэтому я считаю, что надо терпеть. Если некоторые вещи нетерпимы, надо терпеть, поскольку вот ведь философам, поэтам, художникам должна быть приемлема такая житейская и общественная терпимость. Это ближе уже и к гуманистическому пафосу.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Скажите, это упрощается до обычной любви к людям? Как вы думаете? Терпимость. Или это разные категории, на ваш взгляд?
Ю.БЕЛЯЕВ: Здесь, в принципе, они близки. Я тут даже собираюсь в ближайшее время, может быть, в конце года книгу афоризмов издать. Так получилось, что у меня много изречений, которые мне просто жалко, что они пропадают. Последнее мое изречение как раз на эту тему: «Все люди хорошие, даже плохие».
И.РУЖЕЙНИКОВ: Дорогие друзья, мне кажется, что, если хотя бы один раз вы произнесете эту фразу с утра, глядя в зеркало, причем обращая ее к себе: все люди хорошие, даже плохие, мин станет чуточке лучше. Все свои афоризмы вы искренне пишете? Я не хочу вас ни на чем ловить абсолютно.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, конечно, искренне, потому что это тоже форма самовыражения. Там у меня и поговорки у меня получились, мне даже стало любопытно, что я стал состязаться с самым великим автором соперничать – с народом. Поговорки это народное дело, и даже получается какое-то действительно очень такое состязание с чем-то великим, неведомым, потому что раньше я не понимал, как можно народную поговорку сочинить. Но у меня целый ряд поговорок тоже есть. Так что там  будут изречения, сентенции, поговорки, все прочее.
И.РУЖЕЙНИКОВ: С большим удовольствием ждем вашей книги. Юрий Антонович, любой мастер, как мне кажется, я доживу, надеюсь, я тоже буду это чувствовать. Любой мастер к 70, к 60, может быть, чувствует, что приходит другое поколение. Люди искусства, они люди без возраста, в основном, конечно. Но, тем не менее, приходит другое поколение и мне с ним неуютно, или, наоборот, очень уютно. Вот я, допустим, сейчас, ну, я не писатель, я не поэт, мне очень уютно с  теми, кто на 30 лет младше меня, у меня большие надежды на них. А вот о молодых литераторах, о молодых поэтах, те, кому 30 сейчас, кто только входит в мир большой литературы, вам с ними уютно или нет? Или антагонизм, или как, как вы думаете?
Ю.БЕЛЯЕВ: Ну, мне кажется, антагонизма, конечно, нет, но и уютности нет. Почему, мне кажется, вот молодое поколение, условно, от 2- до 35 лет, оно по непонятной мне причине менее интеллектуально ангажировано, чем предыдущее поколение. Несмотря на то, что у них возможностей поглощения книжной информации через интернет, через изобилие книг  гораздо больше, чем в наше время, но они как-то воспринимают эту мировую информацию очень посредственно, она не доходит до глубин их сознания. И поэтому с точки зрения подготовки современные литераторы явно уступают прошлым литераторам. Даже мы знаем, что Есенин, который на каких-то курсах учился, а Горький вообще нигде не учился, только в церковно-приходской школе, они были колоссально начитанными и образованными людьми.
И.РУЖЕЙНИКОВ: У нас другое отношение к информации.
Ю.БЕЛЯЕВ: Сейчас, получив два диплома высших учебных заведений, люди плавают в интеллектуальном море на плотах.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Вы с Гумилевым общались?
Ю.БЕЛЯЕВ: Да, на плотиках и спасательных круга, а не на корветах и не на шхунах, и не на каравеллах.
И.РУЖЕЙНИКОВ: И потом с плотика, к сожалению, плотик видно недалеко.
Ю.БЕЛЯЕВ: Я вот, например, скажу о себе в заслугу, не знаю, во что, просто, почему у меня такой базис. Дело в том, что я всю мировую литературу практически прочел, за исключением, может быть, одного Шатобриана, оставил его на закуску. И поэтому сейчас мне немножко, конечно, неуютно, потому что современные авторы, которых я читаю, что зарубежные, что отечественные, они, конечно уступают классикам.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Юрий Антонович, все-таки оправдывая поколение, тем, кому сейчас 20 и 30, я, честно говоря, не знаю, как бы мы читали, окажись мы 30-40 лет назад, 50 лет назад в тех же условиях. То есть, читали бы мы всего Диккенса, когда перед нами столько, ну, назовем это интеллектуальный соблазн, потому что кино это тоже интеллектуальное. Так получилось, нам теперь с этим жить.
Ю.БЕЛЯЕВ: Да. А для истинного писателя необходим этот интеллектуально-информационный базис, он просто необходим.
И.РУЖЕЙНИКОВ: Мне тоже так кажется. Но будем надеяться на лучшее.

Юрий Антонович Беляев русский писатель, учёный, общественный деятель. Секретарь Правления Союза писателей России, президент Академии российской словесности. Родился 21 декабря 1944 года в семье учителей в городе Россошь Воронежской области. С 1963 живёт в Москве. С отличием закончил романо-германское отделение филологического факультета МГУ (1969) и очную аспирантуру Института истории АН СССР (1973). Защитил кандидатскую диссертацию по историографии (1980), получил международный диплом доктора философии (1980). Орден «Сергия Радонежского» II степени Русской православной церкви.

Почётный академик Пушкинской академии (1995), действительный член Академии геополитических проблем (2000). В 2004 году избран Кембриджским биографическим центром Человеком года.
Юрий Беляев автор многих книг и статей, работает также в жанрах литературного исследования и художественной критики, эссе и публицистики. Его произведения печатались в журналах «Молодая гвардия», «Смена». «Огонек», «Форум», «Берегиня», «Президент. Парламент. Правительство» и др., переводились на немецкий, португальский и непальский языки.
Ю.А. Беляев — автор литературоведческого исследования — книги «Свидания через века», популярных мифологических энциклопедий «100 чудовищ Древнего мира» и «Зверобоги древности».

Искусствовед София Загряжская о Юрии Антоновиче Беляеве: «Выражать себя на языке изобразительного искусства Юриан Беляев начал сравнительно недавно, но успешное продвижение его на новом для него поприще оказалось стремительным. За несколько лет он как художник, прошел путь от постижения азов рисунка до обретения собственного стиля и авторской концепции, сумел не только сам найти свое творческое лицо в живописи, но и собрать единомышленников в художественной среде. Долгие годы Юриан Беляев как искусствовед, писатель и публицист, является автором статей, очерков и книг о художниках и изобразительном искусстве. Со многими выдающимися мастерами его связывает многолетняя дружба. И этот опыт общения и духовные поиски его как поэта и литератора привнесли новое слово в историю художественного творчества, обогатив мир искусства новым направлением, отражающим время и настроение современности.»