Архивы рубрики ‘ДЖАЗ’

АМИРИ БАРАКА (ЭВЕРЕТТ ЛЕРОЙ ДЖОНС), его книга ЧЕРНАЯ МУЗЫКА, размышления о джазе и блюзе, известные цитаты, рецензии издательств, а также воспоминания профессора ЭНДРЮ ЭПШТЕЙНА об АМИРИ БАРАКЕ

Лерой Джонс, урожденный Эверетт Лерой Джонс, более известный как Амири Барака — автор многочисленных сборников стихов, художественной и научно-популярной литературы, преподавал в нескольких университетах, в том числе в Университете Буффало и Университете Стоуни-Брук.
Лауреат премии Нью-Джерси с 2002 по 2004 год (Комиссия Нью-Джерси по гуманитарным наукам).
Лауреат премии PEN / Beyond Margins.
Последняя книга Tales of the Out & the Gone (Akashic Books, 2007).
В 2008 году получил премию PEN / Beyond Margins за фильм «Сказки о том, что произошло».

Карьера Бараки длилась почти 52 года, и его темы варьируются от освобождения черных до белого расизма. Сборники, которые принесли ему известность, это — «Музыка: размышления о джазе и блюзе», «Книга монаха» и «Новая музыка, новая поэзия», произведения, которые затрагивают темы общества, музыки и литературы. Поэзия и все творчество Бараки вызвали как высокую оценку, так и осуждение. В афро-американском сообществе некоторые сравнивают Бараку с Джеймсом Болдуином и признают его одним из самых уважаемых и широко публикуемых чернокожих писателей своего поколения. Другие говорят, что его работа является выражением насилия, женоненавистничества и гомофобии. Независимо от точки зрения, пьесы, стихи и эссе Бараки описываются учеными как определяющие тексты афроамериканской культуры.».

Карьера Бараки длилась почти 52 года, и его темы варьируются от освобождения черных до белого расизма. Сборники, по которым его хорошо знают, это — «Музыка: размышления о джазе и блюзе», «Книга монаха» и «Новая музыка, новая поэзия», произведения, которые затрагивают темы общества, музыки и литературы. Поэзия и все творчество Бараки вызвали как высокую оценку, так и осуждение. В афро-американском сообществе некоторые сравнивают Бараку с Джеймсом Болдуином и признают его одним из самых уважаемых и широко публикуемых чернокожих писателей своего поколения. Другие говорят, что его работа является выражением насилия, женоненавистничества и гомофобии. Независимо от точки зрения, пьесы, стихи и эссе Бараки описываются учеными как определяющие тексты афроамериканской культуры.

Амири Барака  поэт, писатель, эссеист и критик,  Преподаватель нескольких университетов США  В 1989 получил награду American Book Awards Входит в «сотню величайших афроамериканцев»  один из представителей битничества (The Beat Generation, иногда переводится как «Разбитое поколение») — название группы американских авторов, работавших над прозой и поэзией)

Амири Барака
поэт, писатель, эссеист и критик,
Преподаватель нескольких университетов США
В 1989 получил награду American Book Awards
Входит в «сотню величайших афроамериканцев»
один из представителей битничества
(The Beat Generation, иногда переводится как «Разбитое поколение») — название группы американских авторов, работавших над прозой и поэзией)


Цитаты Амири Барака
«Искусство в абстрактной обстановке — это одно, но искусство, в котором вы на самом деле говорите людям что-то делать, становится опасным…»

«Одной из самых стойких черт западного белого человека всегда было его фанатичное и почти инстинктивное предположение, что его системы и представления о мире являются наиболее предпочтительными, а люди, которые не разделяют их мнение и не восхищаются ими — дикари и враги…»

«Пропагандируйте, распространяйте вокруг себя музыку Колтрейна. Сначала она заставит вас задуматься о вещах прекрасных и постепенно сделает вас самих одной из таких вещей…»


Амири Барака изучал философию и религию в Говардском университете в Вашингтоне, однако не закончил его и в 1954 году вступил в ряды военно-воздушных сил. После того как у него были найдены книги о Советском Союзе, Амири Барака был уволен из армии. Завершив службу в 1957 году, Барака переехал в Нью-Йорк, район Гринвич-Виллидж. К серьезному занятию творчеством в начале карьеры его, интересующегося драмой и поэзией, подтолкнуло зарождающееся движение битников. В то же время начинающий автор открыл небольшое издательство, где издавал книги молодых, как и он сам, авторов-единомышленников, а вскоре издается и сам. В числе первых его сборников «Предисловие к двадцатитомной записке самоубийцы», «Мертвый преподаватель» (1964), «Время нации» (1964) и некоторые другие. Также Барака основал «Репертуарный Театр Чёрных Искусств» в Гарлеме и «Организацию Развития и Охраны Чёрной Общины», ориентированной на защиту прав чернокожего населения Америки. На заре «разбитого поколения» в конце 1960-х Барака активно интересуется политикой США и, в частности защитой прав афроамериканцев.
В числе известных писателей, заметное влияние на его творчество оказал более других Фрэнк О’Хара — один из ключевых авторов нью-йоркской поэтической школы.

Книга Амири Барака  "Исследуем: афроамериканская душа американской классической музыки"

Книга Амири Барака
«Исследуем: афроамериканская душа американской классической музыки»

Книга Амири Барака «Исследуем: афроамериканская душа американской классической музыки»

Рецензия от издателей

«На протяжении почти полувека Амири Барака входит в число самых важных комментаторов афроамериканской музыки и культуры. В этом блестящем сборнике своих сочинений о музыке, первом подобном сборнике почти за двадцать лет, Барака сочетает автобиографию, историю, музыкальный анализ и политические комментарии, чтобы вспомнить звуки, людей, времена и места, с которыми он сталкивался. Как и в его более ранних классических произведениях, «Блюз и черная музыка», Барака предлагает эссе о знаменитых Макс Роуч, Чарли Паркер, Майлз Дэвис, Джон Колтрейн и о тех, чьи имена известны в основном поклонникам джаза. Литературный стиль Бараки, уходящий корнями в поэзию, делает ощутимыми его любовь и уважение к своим друзьям-джазовым музыкантам. Его энергия и энтузиазм снова показывают нам, насколько важны Колтрейн, Альберт Эйлер и другие, к кому он относится с любовью. Он рассказывает нам, как важна сама музыка, и как музыканты передают и распространяют эти знания из поколения в поколение для своих слушателей.»

Книга Амири Барака "Музыка: размышления о джазе и блюзе"

Книга Амири Барака «Музыка: размышления о джазе и блюзе»

Книга Амири Барака «Музыка: размышления о джазе и блюзе» Содержит очерки Майлза Дэвиса, Фараона Сандерса, Вуди Шоу, Джея Хоггарда, Боба Неломса, Сесила Макби, Крейга Харриса, Гила Скотта Херона, Чико Фримена Денниса Мурмана и других современных музыкантов, а также размышления о соуле, современных тенденциях и других аспектах истории джаза и блюза. Также включены стихи о музыке и музыкантах Амины и Амири Барака и джазовый мюзикл Амири.

William Morrow and Company — американское издательство, из рецензии на книгу:

«Поэт и драматург Барака и его жена-поэт собирают в этой книге его недавние выступления, статьи и рецензии о джазе, блюзе и соуле, 34 стихотворения, текст антиядерного джазового мюзикла и 15 ее стихотворений. Интересно заявление Бараки в этом издании, что он «не популист. . . но марксист-ленинист», и, вместе с тем, Барака в этом гневном, повторяющемся агитационном материале, кажется, использует почти все возможные поводы для нападок на «белый шовинизм». Вместо того, чтобы сосредоточиться на самой музыке, он акцентирует внимание на том, что «черная музыка, как и черные люди в целом, брошены на милость белых «расистов-монополистов-капиталистов», и что джаз, «как и все остальное в обществе, сдвинулось вправо». Более чем где-либо, в этом издании, Барака убежден, что критики белого джаза навязывают музыке критические стандарты, которые противоречат музыкальным стандартам вообще».

Книга Амири Барака "Черная музыка"

Книга Амири Барака
«Черная музыка»

Black Music — это книга о блестящих молодых джазовых музыкантах начала 1960-х: Джоне Колтрейне, Телониусе Монке, Майлсе Дэвисе, Орнетте Коулмане, Сесиле Тейлоре, Арчи Шеппе, Сан Ра и других. Он состоит из очерков, обзоров, интервью, аннотаций, музыкального анализа и личных впечатлений за 1959–1967 годы. Также включает размышления Амири Бараки из интервью 2009 года Кэлвину Риду из Publishers Weekly.

Эндрю Эпштейн — профессор кафедры английского языка в Университете штата Флорида в Таллахасси:
из статьи «Памяти Бараки»

«В моей первой книге «Beautiful Enemies» и в других я утверждал, что сильные, мучительные ранние произведения Бараки возникли из (в основном белого) послевоенного авангарда и оказали глубокое влияние на него… Ранний Лерой Джонс был не только глубоко связан с Beats, как это часто приходится слышать, но и с поэзией нью-йоркской школы — в частности, благодаря его тесной дружбе с Фрэнком О’Хара в конце 1950-х — начале 1960-х годов.

…Мне посчастливилось пару раз встретиться с Баракой лично. Сначала, в 2000 году, на конференции «Поэзия 1960-х» в Университете штата Мэн (где он сыграл запоминающуюся и неоднозначную роль на самой конференции). Среди прочего, я помню, как однажды поздно ночью мы стояли, пораженные звездами, вокруг Бараки полукругом и слушали, как он рассказывал забавные истории.

В 2003 году у меня была еще одна случайная встреча с Баракой, когда студенческая организация пригласила его посетить Государственный университет Флориды, где я преподаю. Студенческая группа не рассказала факультету английского языка о его чтении, и я узнал об этом только за день или два до его приезда, когда студент спросил меня, не хочу ли я отвезти Бараку из аэропорта в его отель и обратно. Я ухватился за шанс. Я встретил Бараку, когда он выходил из самолета в крошечном аэропорту Таллахасси, и возил его по городу в течение очень памятного дня и вечера. Как говорили многие, один на один, он был добрым, приземленным и забавным. Я рассказал ему о книге, которую я тогда завершал, мы говорили о его работе и его связях с Фрэнком О’Хара и Нью-Йоркской школой. Он засветился, нежно рассказывая о «Фрэнке» и своих первых днях в Гринвич-Виллидж. Мы также говорили о наших общих корнях в Джерси, поскольку я вырос в Саут-Ориндж, недалеко от его родного города Ньюарк.

Когда я оставил Бараку в отеле, я был немного смущен, потому что студенты, которые организовывали визит, по-видимому, разместили его в скромном Best Western на оживленном непривлекательном шоссе, а не в одном из самых дорогих отелей, где мы обычно принимаем приглашенных докладчиков. Но он, похоже, нисколько не возражал. Я пригласить его на ужин, но он отказался и сказал, что просто хочет отдохнуть в отеле перед чтением. Когда я пришел за ним через пару часов, я помню, как он с удовольствием сказал, что только что купил бутерброд с яичным салатом на ужин в сетевом гастрономе рядом с Best Western.

Я отвез Бараку в университетский городок и доставил его в огромную аудиторию в кампусе. Через несколько минут меня поразила трансформация, когда он появился на сцене. Тихого, дружелюбного, сдержанного семидесятилетнего старика, с которым я только что провел пару часов в машине, больше не было, он внезапно оказался полным энергии, гнева и злого юмора, ощетинившимся праведным негодованием на тревожный политический момент (это был март 2003 года). Аудитория, в основном состоящая из студентов, была очарована его громким голосом, его гневным красноречием и его вдохновляющими призывами к молодежи узнавать историю, искусство и культуру и принимать меры против расизма, милитаризма, невежества и несправедливости…

Визит Бараки в Таллахасси проходил в очень напряженный политический момент, как для страны, так и для самого Бараки — это произошло всего через несколько месяцев после скандала вокруг его стихотворения «Кто-то взорвал Америку», когда губернатор безуспешно пытался лишить его звания поэт-лауреат Нью-Джерси. Но Барака, верный себе, не отказался от этого стихотворения — вместо этого он демонстративно исполнил его как центральную часть вечера.

Итак, я увидел две стороны Бараки: улыбчивого, добродушного парня с бутербродами с яичным салатом, болтающего о Фрэнке О’Хара и северном Нью-Джерси, и динамичного и мастерского исполнителя.

Четыре года спустя у меня появилась возможность снова встретиться с Баракой. В марте 2007 года мне выпала честь представить Бараку, когда другая студенческая организация пригласила его читать в бывшем Советском Союзе. Мы еще раз поболтали перед чтением, и кто-то сфотографировал нас двоих. Я только что дал ему копию своей книги «Красивые враги», и он просто попросил меня подписать ее.

В своих стихах Барака выразил веру в то, что его собственная идентичность — любая идентичность — была многогранной и множественной, состоящей из разных граней («все / мои лица обращены / к солнцу», — поясняет одно его стихотворение, в то время как другое говорит о том, что «публичное переопределение / каждое изменение в моей душе»). Для Бараки «я» — это не фиксированная, единая сущность, а процесс, в котором постоянно создаются, растворяются, а затем трансформируются многие разные «я»:

И позволь мне однажды создать
себя. И пусть ты — тот,
кто читает сейчас, дыша моими словами
создаст собственное «я».
Тот, кто
полюбит меня.

Барака был трогательным и вдохновляющим поэтом и драматургом и одновременно резким критиком, радикальным активистом, и также, исходя из моего собственного опыта, добрым и щедрым человеком. Его будет не хватать.

Эндрю Эпштейн — профессор кафедры английского языка в Университете штата Флорида в Таллахасси

(получил степень бакалавра в Хэверфорд-колледже в 1992 году и докторскую степень в Колумбийском университете в 2000 году. Автор книги «Красивые враги: дружба и послевоенная американская поэзия» (Oxford University Press), в которой основное внимание уделяется Фрэнку О’Хара, Джону Эшбери и Амири Бараке)

MINTON’S PLAYHOUSE. Джаз-клуб, ГАРЛЕМ, МАНХЭТТЕН, НЬЮ-ЙОРК. Джаз по понедельникам.

Minton’s Playhouse — это джаз-клуб и бар, расположенный на первом этаже отеля Cecil по адресу 210 West 118th Street в Гарлеме, Манхэттен, Нью-Йорк. Это зарегистрированная торговая марка Housing and Services, Inc., некоммерческой организации, предоставляющей жилье в Нью-Йорке. Дверь в сам клуб находится по адресу 206 West 118th Street, где есть небольшая мемориальная доска. Minton’s был основан тенор-саксофонистом Генри Минтоном в 1938 году. Minton’s известен своей ролью в развитии современного джаза, также известного как бибоп, где в своих джем-сейшнах в начале 1940-х годов Телониус Монк, Бад Пауэлл, Кенни Кларк, Чарли Кристиан, Чарли Паркер и Диззи Гиллеспи первыми создали новую музыку. Minton’s процветал в течение трех десятилетий, пока не пришел в упадок в конце 1960-х годов и, в конечном итоге, не закрылся в 1974 году. После более чем 30-летнего закрытия недавно реконструированный клуб вновь открыл свои двери 19 мая 2006 года под названием Зал Uptown в театре Минтона. Однако вновь открывшийся клуб был снова закрыт в 2010 году. Реконструкция снова началась в 2012 году.

Первоначальный владелец Минтона — Генри Минтон был менеджером ритм-клуба в Гарлеме в начале 1930-х годов, место, которое часто посещали Луи Армстронг, Фэтс Уоллер, Джеймс П. Джонсон и Эрл Хайнс. Писатель Ральф Эллисон позже писал, что из-за своего профсоюзного фона и опыта музыкального бизнеса Минтон знал об экономических и художественных потребностях джазовых музыкантов в Нью-Йорке в конце 1930-х годов. Популярность Минтона сделали его клуб излюбленным местом отдыха музыкантов.

Минтон начал политику проведения регулярных джем-сейшнов в своем клубе, что впоследствии стало ключевым фактором в развитии бибопа. Благодаря своим профсоюзным связям, Минтон смог гарантировать, что музыканты не будут оштрафованы за участие в джем-сейшнах, деятельность, которая была запрещена профсоюзом.

В конце 1940 года Минтон нанял Тедди Хилла, бывшего руководителя оркестра, управлять клубом. Двигаясь в том же направлении, что и Минтон, Хилл использовал свои связи в Savoy Ballroom (где раньше играла его группа) и Apollo Theater, чтобы повысить интерес к клубу. Хилл собрал хаус-группу, в которую входили Телониус Монк на фортепиано, Джо Гай на трубе, Ник Фентон на басу и Кенни Кларк на барабанах. Кларк и Гай были в группе Тедди Хилла до того, как она распалась в 1939 году. По словам Кларка, Тедди Хилл хотел «сделать что-то для парней, которые работали с ним», дав им работу в трудные времена. Хаус-группа в Minton’s в 1941 году, вместе с частыми гостями, Диззи Гиллеспи и Чарли Кристианом , была в центре появления бибопа в начале 1940-х годов. Позже группу возглавил тенор-саксофонист Кермит Скотт.

Особенностью Театра Минтона во время пребывания Тедди Хилла на посту менеджера были популярные вечера знаменитостей по понедельникам, спонсируемые Шиффманами, владевшими близлежащим театром Аполло. Шиффманы угостили своих исполнителей бесплатным ужином и напитками после завершения долгой рабочей недели. Еда в Minton’s стала почти такой же популярной, как и музыка, как отмечали многие присутствующие в то время.

В интервью Элу Фрейзеру (1979) Диззи Гиллеспи поделился воспоминаниями о вечерах понедельника у Минтона:

По понедельникам мы устраивали бал. По понедельникам все из Apollo были гостями у Minton’s, вся группа. У нас был большой джем-сейшн. Вечер понедельника длился всю ночь, у музыкантов был выходной, и там всегда была еда. Это было бесподобно. Тедди Хилл хорошо относился к ребятам.

Во время вечера знаменитостей по понедельникам присутствовали многие известные приглашенные музыканты, такие как Рой Элдридж, Hot Lips Page, Бен Вебстер, Дон Байас и Лестер Янг. Дуэли на трубах между Роем ​​Элдриджем и Диззи Гиллеспи стали легендой.

Элдридж и другие мастера свинга, которые участвовали в первых сессиях монтажа в Minton’s, сыграли важную роль в эволюции свинга, вдохновив следующее поколение музыкантов.

Байас был одним из первых теноровых саксофонистов, которые ассимилировали бибоп в свой стиль, в отличие от Янга, Хокинса и Вебстера, которые оставались близкими к своим свинговым корням.
Ральф Эллисон считает, что то, что происходило в Минтоне с 1941 по 1942 год, было «продолжающимся симпозиумом джаза, суммированием всех стилей, личных и традиционных, джаза».